Мишель приговорили к двум годам исправительных работ и отпустили на свободу
Трансгендерная женщина выиграла суд после дискриминационного увольнения
Четыре писателя ушли из агентства Джоан Роулинг из-за ее заявлений о транслюдях
В Венгрии запретили юридически совершать трансгендерный переход
Diesel представил мини-фильм о трансгендерной девушке
Валентина Сампайо стала первой трансмоделью на страницах Sports Illustrated
В Совете Федерации предложили запретить трансперсонам вступать в брак и усыновлять детей
«Примитивные запреты»: Оксана Пушкина раскритиковала поправки в Семейный кодекс
Трансгендерной активистке назначили 14 суток ареста за пикет против поправок в Семейный Кодекс
«А что у них
в штанах?»: 13 ответов
на частые вопросы
о трансгендерности

Жизнь«А что у них
в штанах?»: 13 ответов
на частые вопросы
о трансгендерности

Обложку Vogue впервые снял трансгендерный фотограф
В Пензе трансгендерную женщину поместили 
в мужское отделение психдиспансера
Крупнейший банк Аргентины объявил, что 5% всех новых сотрудников будут трансгендерными
Психологи, психотерапевты и психиатры подписали открытое письмо против «законопроекта Мизулиной»
Петра Де Суттер стала первой трансженщиной на посту заместительницы премьер-министра Бельгии
В Госдуме предложили ввести запрет на «пропаганду трансгендерности»
Модель и трансгендерная активистка Лейна Блум снялась для обложки Sports Illustrated
Исследование: хирургические операции положительно влияют на ментальное здоровье трансгендерных людей
18 британских театров пообещали брать только транслюдей на роли трансгендерных персонажей
«Нелепые моменты»: Культовые фильмы об ЛГБТК-людях, которые не выдержали проверку временем

Кино«Нелепые моменты»: Культовые фильмы об ЛГБТК-людях, которые не выдержали проверку временем

Быстрее, выше, сильнее: 
Есть ли у трансгендерных спортсменок преимущество

СпортБыстрее, выше, сильнее:
Есть ли у трансгендерных спортсменок преимущество

Платья Шайло Джоли-Питт: Почему разговоры о чужой идентичности сложнее, чем кажется

МнениеПлатья Шайло Джоли-Питт: Почему разговоры о чужой идентичности сложнее, чем кажется