Views Comments Previous Next Search

СтильВкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка

Почему нельзя просто взять и надеть платье

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка — Стиль на Wonderzine

Текст: Яна Лукина, автор канала Superficial space cadet

Критики красных дорожек тридцатилетней давности любят хвататься за голову: «Как можно было так нарядиться? О чём думала актриса? Куда смотрел стилист и был ли он вообще?» Среди самых распространённых оскорблений — предположение, что платье «off the rack», то есть было куплено за пару минут в каком-нибудь универмаге, а не шилось неделями в сказочном ателье на авеню Монтень. К слову, эти предположения не так далеки от правды. 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 1.

 

Тогда же родилось до недавнего времени обязательное «who are you wearing?» — вопрос, который подразумевает, что наряд должен быть дизайнерским. Чем не повод актрисам и брендам вступить во взаимовыгодный союз? 

 

 

До середины девяностых red carpet dressing в том виде, в котором знаем его мы, попросту не существовало. Никаких стилистов, минимальные контакты с брендами. Гостьи премий могли действительно купить платье в магазине, заказать наряд художнику по костюмам (Джина Дэвис в 1992 году пришла на «Оскар» в асимметричном платье мини, которое для актрисы смастерила известная художница по костюмам Рут Майерс) или — о, ужас! — придумать его самой. К последнему как-то прибегла Деми Мур и в итоге появилась на вручении наград Американской киноакадемии в велосипедках. Реакция окружающих и критиков была неоднозначной, но не похоже, чтобы актрису в то время это хоть сколько-нибудь трогало: она пришла хорошо провести время — и этим и занималась.

Ближе к миллениуму концепция начала меняться: красные дорожки внезапно наводнили дизайнерские наряды. Анджелина Джоли одно за другим выгуливала платья ныне не существующей марки Randolph Duke. В 1997 году Николь Кидман выбрала для «Оскара» платье в красивом «алкогольном» оттенке шартрез из первой кутюрной коллекции Джона Гальяно для Dior. Спустя два года Гвинет Пэлтроу надела своё знаменитое розовое Ralph Lauren (у которого, к слову, уже есть своя страничка в Wikipedia). На смену «ноунеймам» пришёл тяжёлый люкс: Chanel, Versace, Valentino, Armani.

Столь резкая смена курса была связана сразу с несколькими обстоятельствами. Для начала в девяностых ощутимо увеличилось число премий: к базовому набору, включавшему всё тот же «Оскар» и «Золотой глобус», примкнули Gotham Awards, The Hollywood Film Awards, Producers Guild of America Awards, Screen Actors Guild Awards и Critics Choice Awards; в результате сформировалась концепция «сезона кинонаград» — эдакого четырёхмесячного «забега». Как правило, через все этапы церемоний награждений проходят одни и те же проекты, а значит, для дизайнера, заключившего удачный союз со знаменитостью, это может превратиться в долгоиграющую рекламную кампанию. Тем более что большая часть этих премий попадает в телеэфир.

 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 2.

 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 3.

 

Кроме того, в 1989 году появились телевизионные пре-шоу: сразу два канала — Movie Time (сегодня это тот самый E!, производящий реалити про сестёр Кардашьян) и MTV — решили комментировать происходящее на красной дорожке. Кажется, тогда же родилось до недавнего времени обязательное «who are you wearing?» — вопрос, который подразумевает, что наряд должен быть дизайнерским. Чем не повод актрисам и брендам вступить во взаимовыгодный союз? Первым больше не приходилось тратиться на наряды (более того, некоторым девушкам самим будут платить за то, чтобы надели платье определённой марки), а вторые опять же получали рекламу, ведь ответ на вопрос «кого?» слышали миллионы людей по всему миру.

Наконец, ещё одна причина — активно развивающийся интернет, довольно быстро превратившаяся во всевидящее око. Да, скорости в 90-е были ещё не так высоки, но найти и посмотреть фотографии уже получалось. А поскольку просто смотреть скучно, началось сомнительное разделение на best dressed и worst dressed, и герои и героини съёмок старались не оказаться во второй категории. В нулевые станет особенно ощутим соревновательный элемент происходящего: у кого пышнее юбка? У кого длиннее шлейф? Эффектнее декольте? Актрисы возьмут на себя часть модельных функций — и научатся позировать так, чтобы в кадре оказались и туфли, и клатч, и любезно одолженные ювелирным домом серьги с бриллиантами. 

 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 4.

 

Сегодняшняя Met Gala — настоящий парад тщеславия, красная дорожка ради красной дорожки: модные дома неделями, а то и месяцами готовят наряды, просто чтобы актрисы и певицы прошлись в них под прицелом фотокамер

 

 

Углубимся ещё раз в историю. В 1955 году Грейс Келли пришла получать свой «Оскар» за «Деревенскую девушку» в платье холодного зелёно-голубого оттенка, созданном Эдит Хэд (титулованная художница по костюмам, на протяжении почти двадцати лет консультировавшая гостей премии Американской киноакадемии). Вообще-то это платье актриса уже надевала — годом ранее на премьеру всё той же «Деревенской девушки». Но то были «доинстаграмные» времена, и о «дубле» знали буквально единицы — ведь фотографии звезды не разлетались со скоростью света по блогам. Через две недели после большой победы Грейс вновь появится в знаковом платье — на обложке издания Life. Представить подобную ситуацию в нулевых или начале 2010-х невозможно: звёзды круглосуточно находились под прицелом, каждый faux pas злостно критиковался — журналистами, блогерами, но меньше всего скупились на выражения анонимные онлайн-комментаторы.

Давление общественного мнения буквально вынуждало знаменитостей обращаться за помощью к профессионалам — стилистам. Тем более что в нулевых стал меняться подход к промоутированию лент: теперь у одного и того же фильма могла быть премьера в трёх, а то и пяти городах, где, помимо прочего, звёздам ещё и предстояло давать интервью, приходить на телевидение и участвовать в других мероприятиях. Одним платьем тут не спасёшься — приходилось собирать целый гардероб. Чем и занимались стилисты Эммы Уотсон, Киры Найтли и Кристен Стюарт.

Бал Института костюма устраивают уже без малого полвека, и ещё пятнадцать-двадцать лет назад соответствовать заявленной теме выставки гости старались не так рьяно. Зато сегодняшняя Met Gala — настоящий парад тщеславия, красная дорожка ради красной дорожки: модные дома неделями, а то и месяцами готовят наряды, просто чтобы актрисы и певицы прошлись в них под прицелом фотокамер по алым ступеням нью-йоркского Метрополитен-музея. В отличие от кинопремий, то, что происходит за закрытыми дверями, нигде не транслируется (да и транслировать, скажем прямо, особо нечего: приглашённые ужинают под чьё-нибудь выступление и осматривают экспозицию). Но овчинка всё равно стоит выделки: если как следует постараться, можно «взорвать интернет» (как это неоднократно делала Рианна, попутно превращаясь в мем), а тогда в выигрыше будут все — и знаменитость, и бренд, обеспечивший её костюмом. Вот все и стараются.

 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 5.

 

Вкус и цвет: Какой путь прошла красная дорожка. Изображение № 6.

 

Между тем red carpet dressing вновь на пороге перемен. Пришло понимание, что красную дорожку можно и даже нужно использовать для трансляции собственных взглядов и ценностей. Под влиянием череды громких секс-скандалов на «Золотой глобус — 2018» актрисы оделись в чёрное: это была версия мирного протеста, привлекающая внимание к сформированному неделей ранее движению «Time’s Up» (месяц спустя так же поступили и участницы британской BAFTA). Впервые за много-много лет интервью с гостьями вечера не начиналось с просьбы рассказать о своём платье. С тех пор следить за красными дорожками становится всё интереснее.

Кажется, своего пика «осмысленность» достигла на нынешнем Каннском кинофестивале, где, не имея чётких указаний по цветовому дресс-коду, участницы придерживаются монохрома и бунтуют против ношения каблуков. А ещё — ратуют за осознанное потребление: президент жюри Кейт Бланшетт надела на вечер открытия то же платье, в котором присутствовала на «Золотом глобусе» четыре года назад; на премьерах ежедневно отмечаются наряды из почти забытых коллекций. Похоже, теперь правильный вопрос должен звучать не как «who are you wearing?», а как «what are you wearing it for?». Разумеется, стилистов никто не отменял: они по-прежнему первые помощники, когда дело касается премий или премьер. Тем не менее какую-то личную лепту (как минимум формулируя месседж) знаменитости в наряд всё-таки вносят. Иначе уже снова нельзя. 

Фотографии: Getty Images (6)

 

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.