Views Comments Previous Next Search

СтильКак нарядить балерину
и оперного певца:
Я занимаюсь театральными костюмами

Эльмира Карабанова о семейном деле

Как нарядить балерину
и оперного певца:
Я занимаюсь театральными костюмами — Стиль на Wonderzine

Интервью: Анна Елисеева

Мы более-менее представляем, как шьют обычную одежду  в интернете полно фильмов и репортажей, раскрывающих тонкости процесса, — а вот о создании театральных костюмов мало кто знает. Чтобы разобраться, мы расспросили технолога ателье «Лида Холдинг» Эльмиру Карабанову обо всех этапах производства театральных костюмов, трудностях работы с театрами, выборе материалов, примерках с актёрами и многом другом.

Как нарядить балерину
и оперного певца:
Я занимаюсь театральными костюмами. Изображение № 1.

 

Работа не по профессии 

У моей должности нет чёткого названия, а у меня — строгого набора обязанностей; в зависимости от проекта задачи могут различаться. В одних театральных мастерских это называется технолог, в других — художник-технолог. По прошлому опыту работы в международных FMCG-компаниях (Fast Moving Consumer Goods — обозначает товары широкого потребления в англоязычной среде. — Прим. ред.) сама я себя воспринимаю скорее как проджект-менеджера. По сути, я отвечаю за полный цикл изготовления костюмов — чтобы эскиз художника превратился к премьере спектакля в наряд, который зритель увидит на сцене.

Я занимаюсь поиском решений, как именно задумку воплотить в жизнь, но для начала нужно понять, что художник по костюмам вообще хочет. Бывает, он детально прорисовывает эскиз и на сто процентов уверен, каким должен быть готовый наряд, а бывает, отдаёт коллаж или схематический рисунок, и только в процессе примерок у нас появляется понимание, что в итоге выйдет. В любом случае «химия» с художником — это половина успеха. Ещё большой пласт — работа с мастерами в швейном цехе. Необходимо проверять работу на каждом этапе, иначе, если упустить какой-то важный момент, приходится распарывать уже почти готовое изделие и перешивать заново. 

Не меньше 40 % моего рабочего времени занимают примерки. Все театральные костюмы, которые мы делаем, шьются на конкретных людей, и на каждого человека мы делаем примерку. Я отвечаю за организацию примерок, присутствую практически на каждой, согласовываю нюансы и изменения, которые могут произойти с костюмом. В мои обязанности входит подбор, покупка материалов и фурнитуры, согласование костюмов по форме, крою, отделкам. Я закупаю материалы и в том случае, если, скажем, внезапно закончилась бортовка для пиджаков — это может грозить простоем в работе на один-два дня, чего мы себе позволить, конечно, не можем. Если в костюме присутствуют, например, головные уборы или шевроны, которые мы сами не изготовляем, я занимаюсь поиском и работой с подрядчиками.

 

 

 

 

Я не планировала заниматься именно этим и пришла на работу без специального образования и опыта. Я окончила МГУ им. М. В. Ломоносова по специальности «международные отношения», параллельно получила второе образование по менеджменту и маркетингу в индустрии моды в МГУДТ в сотрудничестве с французской школой дизайна ESMOD. После окончания университета работала сначала в рекламном агентстве аккаунт-менеджером, затем занималась маркетингом в крупных FMCG-компаниях. В какой-то момент я подумала, что развивать собственный бизнес для меня интереснее, чем работать в международной корпорации, и всё это совпало с тем, что в семейное дело нужен был ещё один человек.

Ателье основала моя тётя ещё в 1988 году. Она с самого детства любила шить и уже в третьем классе ходила в платьях собственного изготовления. В ателье она делала женскую одежду на заказ, среди клиенток у неё сразу появились известные телеведущие и жёны дипломатов; постепенно всё это выросло в целую фабрику, правда, с ориентацией на мужскую одежду.

 

 

Тонкости на каждом этапе

Мы шьём костюмы для разных — и классических, и современных — спектаклей. Если нужно сохранить историческую достоверность, то нужно следовать определённым законам кроя и лекал, соответствующих эпохе, выбирать только те ткани, которые использовались во времена действия постановки. В современных же костюмах фантазию художника ничего не ограничивает. Например, зимой мы делали наряды для постановки «Страсти по Пиковой даме» для театрального фестиваля Башмета: у одного из солистов была шуба из искусственного меха с выработкой под ламу, выкрашенная в ярко-зелёный цвет. Конечно, в классической постановке такое представить невозможно. 

Наша визитная карточка — это балетные пачки и мужские костюмы: смокинги, визитки, фраки, причём и исторические, и современные. У нас очень большой опыт работы над такими изделиями: есть бригада, где у каждого человека идеально отработана своя операция. Сложности могут возникнуть, только если в процессе примерки художник решает внести изменения, но не всегда, когда изделие уже выкроено, это возможно. Но вообще мы шьём практически всё.

Например, недавно делали красивейшие кутюрные вечерние платья, как у Dior 50-х, для оперы «Бал-Маскарад» в Большом театре, а сейчас создаём костюмы, стилизованные под древнеегипетскую эпоху для балета «Дочь фараона». Редко берёмся за совсем фантазийные костюмы, которые требуют большой художественной доработки — для этого нужно иметь целый художественный цех. Но если и берёмся за такие, то затем отдаём на доработку к коллегам в другие мастерские.

 

 

Женские костюмы не получится загнать под единый шаблон, тогда как в мужских важна отточенная технология. Тем удобнее, что за первые отвечает один человек, а за вторые — бригада из шести-семи мастеров, у каждого из которых своя операция

 

 

Чтобы сделать костюм, нужно как минимум два человека: это конструктор — он строит лекала, выкраивает изделие и делает примерку — и портной, который отшивает вещь. Женские костюмы у нас чаще всего делает один мастер, но если нужно действовать быстро, то мы можем разбить работу на несколько человек. От мужских они отличаются большим разнообразием форм и материалов, что требует более кропотливой работы и практически ювелирного подхода.

Женские костюмы не получится загнать под единый шаблон, тогда как в мужских важна отточенная технология. Тем удобнее, что за первые отвечает один человек, а за вторые — бригада из шести-семи мастеров, у каждого из которых своя операция: кто-то делает воротники, кто-то рукава, кто-то подкладку и так далее. Это позволяет значительно увеличивать и скорость, и качество работы. К примеру, если бы пиджак шил один человек, работа над ним заняла бы минимум неделю. Мы за это же время в обычном рабочем ритме можем сшить двадцать пять костюмов. Но во всех мастерских по-разному, мы шли к такому распределению не один год путём проб и ошибок.

За материалами мы несколько раз в год отправляемся в Италию, где делаем большую закупку. К сожалению, в России ситуация с тканями плачевная, качественных практически нет. Многие производители уходят с рынка, никакой альтернативы продукту из Европы найти невозможно. С фурнитурой всё немного проще: у многих европейских поставщиков есть представительства в Москве, с которыми мы сотрудничаем.

 

 

 

 

Трудности могут быть самыми неожиданными. Например, нашли отличную ткань, пробуем её покрасить, а она либо вообще не красится, либо не так, как надо — тогда приходится искать замену. Или меняется состав исполнителей, когда изделие уже выкроено на другого человека, — нужно переделывать.

Трудности возникали в работе с европейскими театрами: когда мы начали трудиться над «Балом-Маскарадом» для Национальной Баварской оперы, нам отправили с помощью DHL образец костюма, который в итоге надолго завис на таможне. Мы прошли через ужасную бумажную волокиту и заплатили большие таможенные пошлины — проще и дешевле было бы просто слетать в Мюнхен и забрать там костюм.

Очень обидно, что в России совсем нет условий для развития бизнеса в Европе. Был случай, когда мы ехали на примерку в Литовский театр оперы и балета, везли с собой балетные пачки, и нас задержали на таможне: в пачках были металлические стальки, которые, видимо, оказались подозрительными для сотрудников аэропорта. Хорошо, что за нами приехал руководитель театральных мастерских и поговорил с сотрудниками таможни, потому что отпускать нас не хотели, посчитав контрабандистами.

Цены на костюмы могут быть очень разными. На стоимость влияет ткань, сложность, сроки. Если театр находится не в Москве, то учитываются и транспортные расходы. Я не вправе рассказывать, столько именно стоят театральные наряды, но могу назвать цену мужских костюмов на заказ — она стартует с сорока тысяч рублей.

 

Как нарядить балерину
и оперного певца:
Я занимаюсь театральными костюмами. Изображение № 2.

 

Вход по приглашениям 

Мы регулярно работаем с Большим театром, также сотрудничали с МХТ им. Горького, Екатеринбургским театром оперы и балета и Михайловским театром. Шили костюмы и для европейских театров: Баварской оперы в Мюнхене, Литовской и Парижской опер, делали несколько костюмов для театрального фестиваля в Экс-ан-Провансе.

Попасть в театр без рекомендации практически невозможно, да и у них есть собственные швейные цеха. Но часто бывают большие спектакли, где много костюмов, и такой объём привычным мастерам не выполнить. Например, в этом сезоне мы шили костюмы для балета «Пахита» в Екатеринбургском театре оперы и балета: в спектакле задействовано около двухсот нарядов, а в швейной мастерской театра работают меньше десяти человек. Они и так загружены по полной, потому что в театрах всегда достаточно работы по текущему репертуару — это новые вводы в постановки, ремонт костюмов. Часто мы знакомимся с новыми для нас местами благодаря художникам по костюмам, которые могут порекомендовать обратиться к нам. 

Не могу представить ситуацию, чтобы театр отказался от заказа — это же бюджетные организации, мы участвуем в тендерах, подписываем документы. Репертуар театры тоже планируют заранее. Часто бывают другие ситуации, когда, скажем, за две недели до премьеры появляется новый эскиз или отменяется какой-то костюм, который мы уже сшили. Бывает, сдаём костюм за месяц до премьеры, а артист потом поправился или похудел. Но всё равно перед премьерой будут костюмные репетиции, так что парочка дней, чтобы поправить посадку, в запасе будет.

 

 

Если шьём для оперных певцов, нельзя забывать, что главное — чтобы было удобно петь. Для балетного костюма очень важно, чтобы в крое не было ошибок: если что-то порвётся в танце, нам никто такой оплошности не простит

 

 

Из последнего самый интересный заказ — «Бал-Маскарад» в Большом, о котором я уже говорила. Опера перенесена в 50-е, режиссёр вдохновлялся творчеством Хичкока, в частности фильмом «Птицы», и во многих костюмах в той или иной степени присутствовали элементы этих животных. Например, на вечерних платьях была имитация живой птицы, некоторые были украшены перьями — выглядело всё очень реалистично, бесподобно красиво. Художницей по костюмам выступила итальянка Марианна Фракассо, у неё за плечами должности в модных домах, например Max Mara, — думаю, это сыграло роль, потому что наряды получились очень элегантными, с большим количеством деталей. Но было сложно — мы трудились два месяца почти без выходных, проделали колоссальную работу.  

С артистами всегда очень интересно работать, все харизматичные, часто на примерках увлекательно рассказывают разные нюансы постановок, в которых они задействованы. Иногда костюм тоже «играет» в спектакле вместе с актёром: например, может понадобиться кармашек в неожиданном месте, чтобы спрятать какой-нибудь предмет.

Бывают случаи, когда артистам принципиально не нравится их костюм, и, если на примерке присутствует художник, они могут договориться об изменениях. Но, конечно, без согласия художника мы не можем ничего менять. Если шьём для оперных певцов, нельзя забывать, что главное — чтобы было удобно петь. Для балетного костюма очень важно, чтобы в крое не было ошибок: если что-то порвётся в танце, нам никто такой оплошности не простит. Даже костюмы для музыкантов требуют большого внимания в зависимости от того, на каком инструменте играет артист.

 

 

Минусы и плюсы 

В «Лиде» я работаю четыре с половиной года, и мне невероятно нравится. Очень полюбила Большой театр, стала посещать его как зритель гораздо чаще — особенно постановки, в которых участвуют наши костюмы. 

Мне очень непросто даётся начало рабочего дня в 8:30 утра, но тут, к сожалению, иначе не получается, потому что все зависят друг от друга, никому нельзя выпадать из рабочего цикла. Очень не нравится коллективный отпуск в августе, но здесь мы зависим уже от театров, которые уходят на каникулы.

Кризисные моменты иногда случаются. В первую очередь бывает непросто работать с людьми, с которыми тебя связывают родственные отношения. Вначале было тяжело, потому что я не понимала специфики швейного производства. Сейчас тоже нередко случаются ситуации, когда я не понимаю, как решить вопрос с технической стороны. Но я знаю, с кем могу посоветоваться, чтобы в будущем уже понимать, как это делается — получается такой постоянный «learning on the job». Ещё бывали моменты, когда я начинала переживать: «Как же так, отказалась от хорошего компенсационного пакета в сфере FMCG, от проектов с большими бюджетами». Здесь масштаб бизнеса, конечно, совсем другой: везде и на всём нужно экономить, чтобы быть прибыльными. Но и удовлетворение от работы тоже несравнимо выше.

Фотографии: Большой театр, uralopera.ru 

 

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.