Views Comments Previous Next Search

СтильМужская юбка как новая модная норма

И при чём тут женщины

Мужская юбка как новая модная норма  — Стиль на Wonderzine

Текст: Ира Дубина

Пару недель назад интернет облетела новость: мальчишки-школьники одной из академий Эксетера в Девоншире пришли на занятия в юбках. Акция оказалась протестной: погода стояла жаркая, ходить в брюках было решительно невозможно, но директор школы не разрешила ребятам приходить на уроки в шортах — мол, не соответствует регламенту униформы.

За несколько дней до этого британец Джоуи Бардж появился на работе в платье: сперва он пришёл в шортах, но его тоже пожурили за несоответствие внешнего вида офисному дресс-коду — и в ответ он выбрал довольно радикальный жест. Примерно в то же время по другую сторону Ла-Манша, во французском Нанте, водители автобусов устроили забастовку, выйдя на работу в юбках. Примечательно, что все эти события произошли в течение одной недели — словно кто-то решил запустить своеобразный флешмоб.

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 1.

 

Со временем образ «настоящего» мужчины стал прочно ассоциироваться с тем, что сегодня можно проиллюстрировать мемом «я на коне», и важным элементом этого образа стали брюки

 

 

Ровно в то же время в Париже вовсю шли показы мужской Недели моды, манифестом которой, по стечению обстоятельств, стали попытки легитимизировать мужчин в юбках. Рэй Кавакубо в коллекции Comme des Garçons Homme Plus стирает границы гендера, представляя свою историю мужского костюма на протяжении нескольких эпох и иронизируя над закрепившимися в современном обществе стереотипами. Французский бренд A.P.C. выпускает удлинённое худи, которое предполагается носить с короткими шортами — или вовсе без них. Dries Van Noten и Loewe в своих мужских коллекциях показывают рубашки, больше напоминающие платья, а Balmain — туники и майки длиной по колено. У Dior — мужская версия платья-пальто и баски, у Alexander McQueen и Thom Browne — натурально платья. А дебютная коллекция долгожданного собственного бренда Стефано Пилати и вовсе практически полностью состоит из вариаций на тему «волка в овечьей шкуре» — то есть мужчины в женской одежде.  

Сама идея гендерно дифференцированной одежды появилась не так давно. Если углубиться в историю, можно легко вспомнить множество примеров, когда мужчины носили женскую в современном понимании одежду — от римских тог и древнеегипетских набедренных повязок схенти до элементов национального костюма (в частности, шотландского килта). В те времена одежда служила маркером скорее социальной, а не гендерной принадлежности, а аналоги современных юбок и платьев прижились в обиходе по двум причинам: во-первых, их было просто кроить и шить, а во-вторых, в них было удобно заниматься делами, достойными бравых мужей — воевать, строить, возделывать землю и участвовать в религиозных практиках.

Но уже на следующем этапе общественного развития, когда мужчины одомашнивали скот, в частности лошадей, им понадобился новый предмет гардероба — тот, в котором комфортно скакать верхом. Со временем образ «настоящего» мужчины стал прочно ассоциироваться с тем, что сегодня можно проиллюстрировать мемом «я на коне», и важным элементом этого образа стали брюки — вернее, их тогдашний прототип. 

 

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 2.

 

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 3.

 

Любопытно, что окончательная дифференциация «подобающей» мужской и женской одеждой оформилась не так давно — примерно к середине XIX века. Тогда в Европе не существовало практики делить детскую одежду на предназначенную «для девочек» и «для мальчиков»: новорождённых обоих полов одевали в похожие платья-туники, и только к 6-7 годам мальчикам дарили их первые брюки (точнее, бриджи) — традиция под названием «breeching» служила своеобразным актом превращения во взрослого мужчину. К слову, чуть раньше, в начале столетия, окончательно оформился и традиционный мужской костюм, став таким, каким, за незначительными модификациями, мы привыкли видеть его и сегодня: пиджак, жилет и непременно брюки.

Если обобщать всё сказанное выше, получается, что брюки как атрибут мужского гардероба — не более чем условность, закреплённая в сознании социума сперва на основании необходимости (женщины не участвовали в конных боях, на лошадях ездили мало, а значит, брюки им были ни к чему), а затем превратившаяся в стереотип. В брошюре к выставке нью-йоркского Метрополитен-музея «Bravehearts: Men in Skirts», которая проходила в 2003–2004 годах, говорилось: «Одна из целей этой экспозиции — показать, что никакой естественной связи между предметом гардероба и феминностью или маскулинностью нет, всё это не более чем навязанные культурные ассоциации». Неудивительно, что впервые сама суть гендерного разделения одежды была поставлена под вопрос в 1960-е, когда молодое поколение начало искать себя через субкультуры и отрицание традиционных общественных норм.

Хиппи представляли себе идеалистическое общество, не обременённое заботами о том, что подобает мужчине, а что — женщине (в том числе и в вопросах внешнего вида), а в 1980-х образ мужчин в юбках пропагандировал гениальный стилист Рэй Петри и вдохновлённый его работами Жан-Поль Готье. Вплоть до конца XX века любые акты переодевания мужчин в женские наряды позиционировались и воспринимались обществом либо как травести, либо как бунт против системы — одним из первых на ум приходит пример Курта Кобейна с его коллекцией платьев в цветочек, в одном из которых он появился на обложке The Face.

 

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 4.

 

Лет через пять, если мальчик придёт в школу в юбке, никто не будет над ним смеяться или думать, что с ним что-то не так. Какая разница, во что он одет?

 

 

Курс, который выбирают современные дизайнеры, выпускающие на подиум моделей-парней в юбках, — другая история. Ими руководит не желание плюнуть в лицо общепринятой морали, но поставить под сомнение прижившиеся стереотипы. Когда Джонатан Андерсон в своей мужской коллекции сезона осень-зима — 2013/2014 показал юбки-шорты и платья с рюшами, публика восприняла это как проявление юношеского максимализма — сам же дизайнер пожимал плечами и говорил, что просто подумал, почему бы не предложить молодым людям такую вот гендерно нейтральную моду.

Если Джейден Смит надевает юбку, он делает это не для того, чтобы бросить вызов обществу, а просто потому, что ему так больше нравится. В интервью журналу Nylon он рассказывал: «Лет через пять, если мальчик придёт в школу в юбке, никто не будет над ним смеяться или думать, что с ним что-то не так. Какая разница, во что он одет? Я уверен, что мои дети и следующее поколение будут считать нормальными вещи, которые сегодня нам кажутся неприемлемыми».

В видео к рекламной кампании Calvin Klein #mycalvins рэпер Young Thug говорит: «Ты можешь быть гангстером и в платье, и в широких штанах», — и доказывает это не словом, а делом, не стесняясь появиться в платье дизайнера Алессандро Тринконе на обложке сольного альбома. Бывший креативный директор Givenchy Рикардо Тиши не раз включал в свои мужские коллекции разные вариации «женской» одежды, причём представить такой предмет гардероба можно отнюдь не только на визионерах вроде Канье Уэста. А австралийский бренд Utilikilts под слоганом «Нам плевать на предвзятые ограничения» и вовсе активно продвигает в массы мысль, что, вообще-то, прародители юбок — килты — один из самых маскулинных предметов гардероба, что наглядно транслирует через свои рекламные имиджи. 

 

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 5.

 

Мужская юбка как новая модная норма . Изображение № 6.

 

Конечно, не стоит ожидать, что в ближайшее время мужчины поголовно переоденутся в юбки и платья или хотя бы почувствуют в себе смелость сделать это. Вышедший в середине 1980-х номер The Face с обложкой, стилизованной Рэем Петри, обещал грядущую революцию в мужской моде — зачатки её начинают появляться лишь спустя тридцать с лишним лет. Парадокс в том, что большинство из нас до сих пор, увидев какого-нибудь мужчину-селебрити в юбке, посчитает это либо эксцентричным сценическим образом, либо способом сделать себе пиар.

Даже зная весь бэкграунд отношений мужчин с юбками, платьями и их аналогами, мы по-прежнему с трудом избавляемся от коннотаций, которыми бессознательно наделяем тот или иной предмет гардероба: женщинам — платья, мужчинам — штаны. Нам непросто забыть культивируемый на протяжении десятилетий рекламой и массовой поп-культурой маскулинный образ — мы по-прежнему как будто привязаны к тому, как мужчина должен себя вести и во что он должен быть одет.

У стереотипов своя природа: людям важно держаться за установки, правила, догмы, чтобы чувствовать стабильность (пусть часто и мнимую). Но посудите сами — разве тот факт, что Вин Дизель пришёл на церемонию EMA в кожаной юбке, сделал его менее мужественным и привлекательным? И что отняла у Дэвида Боуи его любовь к платьям? По сути, категоричное навязывание мужчинам идеи, что носить юбки им не положено, — большой мыльный пузырь, фактически не имеющий ничего общего с исторической действительностью. 

Так же как и брюки сто лет назад постепенно начали входить в женский гардероб, появление юбок и платьев в мужских коллекциях сегодня можно считать торжеством феминизма. Права и свободы, за которые женщины продолжают бороться в XXI веке, приводят, словно по цепной реакции, к освобождению всех — в том числе в вопросах моды. Речь не идёт о том, что кросс-дрессинг непременно должен стать нормой жизни, но ярое неприятие нового (а в случае с мужчинами в юбках, как оказалось, — забытого старого) не ведёт ни к чему, кроме регресса.

Фотографии:  Wei Hung Chen, Acne Studios, Staffonly, A.W.A.K.E.

 

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.