Views Comments Previous Next Search

СтильПлохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть

Как термин, выдуманный маркетологами, потерял всякий смысл

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть — Стиль на Wonderzine

Текст: Ирина Дубина

«27 выходов плюс-сайз-моделей на Нью-йоркской неделе моды», «Эшли Грэхэм вошла в историю, приняв участие в показе Michael Kors осень-зима — 2017», «Первая плюс-сайз-модель на обложке американского Vogue» — подобного рода заголовки за последние несколько месяцев мелькали в прессе регулярно. Казалось бы, вот оно — торжество бодипозитива. Но значит ли это, что модная индустрия постепенно отказывается от беспощадной стандартизации и можно наконец забыть о стремлении приблизиться к «нулевому» размеру?

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 1.

 

Для начала cтоит разобраться, что вообще стоит за обозначением «плюс-сайз» и какие параметры приписываются «нормальным» моделям, а какие считаются «выходящими за границы». Модная индустрия определяет «большие размеры» интуитивно и едва ли не на глаз: согласно метрике большинства европейских брендов — например, Mango и ASOS, — с параметрами 100-82-106 вы уже можете считать себя плюс-сайз. 

Ответить на вопрос, почему при всех разговорах о бодипозитиве в моде до сих пор доминируют худые модели, а не женщины более распространённых параметров, несложно. В девяноста девяти случаях из ста, скажут вам сотрудники модной индустрии, одежда выглядит на высокой худой девушке с «правильными» пропорциями совсем по-другому, чем на той, чьи параметры приближены к среднестатистическим. Считается, что покупатель видит «привлекательную» картинку и подсознательно надеется выглядеть в купленной вещи так же, как демонстрирующая её модель. Даже ретейлеры, продающие одежду больших размеров, предпочитают давать своему потенциальному клиенту с формами его «улучшенную» версию: рекламные фотографии и в этом случае настолько отфотошоплены, что от «бодипозитива» и принятия себя не остаётся и следа.

Это наглядно показал эксперимент, который провели два года назад редакторы BuzzFeed Кристин и Шеридан, обладательницы размеров 14 UK и 16 UK соответственно. Девушки заказали на пробу одежду у нескольких онлайн-ретейлеров — фото с сайтов, на которых вещи демонстрируют плюс-сайз-модели, и реальные фотографии героинь не имеют между собой ничего общего. Из чего Кристин и Шеридан делают вывод, что бренды нередко обманывают покупателей, снимая свои каталоги на девушках меньшего размера и используя специальные подкладки или, например, утягивающее бельё, чтобы представить более «приглядный» визуальный ряд.

 

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 2.

 

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 3.

 

И всё же на фоне меняющихся отношений с телесностью (и в жизни, и в поп-культуре) инструментов коммуникации брендов с покупателями становится гораздо больше. Отличный пример — кампания Oysho, в которой приняли участие как типичные модели размера XS, так и девушки с параметрами, более приближенными к среднестатистическим. С одной стороны, бренд, входящий в один из крупнейших модных конгломератов, смело пропагандирует «реальную» внешность, не обременённую фотошопом или фейстьюном. С другой — работа на оба фронта потенциальных покупателей — и тех, кто ратует за бодипозитив, и тех, кому по-прежнему приятнее видеть облачённых в нижнее бельё субтильных моделей — может читаться как коммерческий ход.

На самом деле в этой дискуссии важно разобраться, насколько вообще этично называть девушек с размером больше M моделями плюс-сайз. В одном из интервью та же Грэхэм призналась: «Я не люблю, когда меня называют „плюс-сайз“. Такой эпитет не помогает женщинам почувствовать себя более уверенно. Если вы хотите как-то обозначить мой размер, называйте меня „сексуальной девушкой с формами“». Не так давно нижней границей плюс-сайз считался 10–12-й размер по американской метрической системе, теперь же он оказался на уровне отметки 8 — выходит, что всё большее количество женщин модная индустрия выносит за рамки абстрактных «нормальных» параметров.

В своём интервью HuffPost Live другая известная плюс-сайз-модель Алекс Лароса заявила: «Говоря, что американский 4-й размер уже относится к большим, вы провоцируете у женщин проблемы адекватного восприятия своей фигуры. Так вы создаёте нереалистичные представления о том, что каждая женщина должна носить одежду максимум того самого 4-го размера». В том же интервью Лароса жалуется, что даже в «плюс-сайз-моделинге», который уже превратился в отдельную индустрию, можно столкнуться с дискриминацией: для большинства каталогов используют моделей с размером 8, считая их эквивалентом XS среди «обычных» моделей. Пригласите для съёмки девушку с параметрами, соответствующими хотя бы 12-му размеру, и — пуф! — никакого вам «продающего» эффекта. 

По большому счёту, вся метрическая система в индустрии моды — не более чем очередной маркетинговый инструмент. Не секрет, что новые поколения крупнее предыдущих — это подтвердит каждый, кто хоть раз пытался влезть в винтажные брюки 36-го европейского размера, который соответствует сейчас разве что детскому. Ещё шестьдесят лет назад 12-й американский размер считался нормой — такой носила, например, Мэрилин Монро со своим объёмом талии 62 сантиметра. Появление в индустрии одежды маркировок XS, M и прочих — не более чем попытки производителей польстить женщинам и мотивировать их тратить на одежду ещё больше денег. Вдумайтесь в значение этих делений: ультрамаленький, маленький, средний. Звучит очень продаваемо, правда?

 

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 4.

 

Само определение плюс-сайз и мотивированное, казалось бы, благими целями желание присвоить этот статус девушкам с формами на корню подрубает весь толерантный подтекст. На этот счёт очень метко высказалась актриса Эми Шумер — год назад журнал Glamour включил её в свою подборку «Женщин, которые прекрасны в любом размере», поставив её в один ряд с Адель и Эшли Грэхэм. Актрису причисление к лику плюс-сайз покоробило: она сказала, что не считает свой 6–8-й размер одежды ненормативным. Это вполне справедливое возмущение: борясь за права и свободы девушек с формами, мы как будто зачисляем их в касту особенных, не проходящих по общепринятому стандарту людей, которым полагается определённое число льготных мест и особое отношение со стороны «обычных» представителей общества.

Мы радостно скандируем: «Ура, Скарлетт Йоханссон поддерживает движение плюс-сайз и не позволяет ретушировать своё тело в „Призраке в доспехах“!» Для нас это настоящее событие, буквально отказ Голливуда от заложенных им же идеалов красоты. Но, по сути, столь бурный ажиотаж вокруг демонстрации на большом экране среднестатистической женской фигуры — наглядный показатель того, что подобное событие по-прежнему воспринимается нами как заявление, требующее от женщины смелости и недюжинной уверенности в себе.

Выносы на первые полосы заголовков о равенстве плюс-сайз-моделей в модной индустрии, приглашение к участию в показе одной-единственной полнотелой модели — все эти методы привлечения к себе внимания, осознанные или нет, часто не помогают политкорректности, а мешают ей. Взять хотя бы выпуск Glamour с реальными женщинами: он поступил в продажу как «специальный» — и уже одним этим нелестным эпитетом мог бы навлечь на себя праведный гнев этих самых женщин. Если целью была пропаганда идеи равенства, вне зависимости от размера одежды, то почему бы не показывать «традиционных» моделей на одних страницах с более крупными девушками? Зачем устраивать вокруг этого столько шума?

 

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 5.

 

Плохой знак: Почему понятие «плюс-сайз» должно умереть. Изображение № 6.

 

 

Очевидно, что, каталогизируя женщин по принципу «нормальная / плюс-сайз», мы уже в этот момент отказываемся от идеи равноправия. «Если речь заходит о специальных линейках одежды для полных, никто не видит большой проблемы в этом, — говорила в интервью Refinery29 актриса и основательница бренда Seven7 Мелисса Маккарти. — Но я не понимаю, зачем нужно причислять что-либо или кого-либо к определённой группе. Я считаю так: если вы решили делать одежду, просто делайте её. Дизайнеры, которые начинают оперировать категориями вроде „плюс-сайз“, просто всё усложняют».

И действительно, некоторые ретейлеры выделяют отдельное пространство для плюс-сайз-коллекций, хотя, по большому счёту, они мало чем отличаются от основных. Посмотрите, скажем, раздел «Curvy» на asos.com и увидите не бесформенные мешки, как можно было ожидать, а обтягивающие платья-коконы, джинсовые мини-юбки и подчёркивающие грудь топы. Возникает вопрос: зачем в таком случае выносить одежду «для полных» в отдельный раздел? Тем более что, как опытным путём выяснила редакция BuzzFeed, большинство из этих вещей не обладают какими-то особыми лекалами или кроем. Не ущемляет ли интересы плюс-сайз-девушек тот факт, что предназначенный якобы специально для них ассортимент в несколько десятков раз меньше, чем тот, что рассчитан на «обычных» девушек (для сравнения — в разделе «ASOS Curvy» значится всего 1661 единица товара, в то время как в «обычном» разделе одних только платьев 6629)?

Конечно, мы понимаем непреложное правило ретейла: спрос рождает предложение. И пока покупатели голосуют, отдавая финансовое предпочтение «более привлекательному» образу (читай — стройной модели с правильными чертами лица), плюс-сайз так и останется унизительной периферией ассортимента. 

Фотографии: Missguided, Forever 21, Mango

 

Рассказать друзьям
51 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.