Views Comments Previous Next Search

СтильСвежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды

Новые технологии, кризис идей и слишком много одежды

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды — Стиль на Wonderzine

Интервью: Анастасия Полетаева

Если в прошлом веке покупатели с замиранием сердца следили за тем, что придумывают дизайнеры, и очень переживали из-за устаревшей длины юбки, то сегодня расстановка сил изменилась. В нашем настоящем под девизом «Модно всё» уже марки стараются угадать, чего захочет покупатель через год или два. Бренды плотно сотрудничают с исследовательскими агентствами, обновляют своё позиционирование, массово меняя прежних арт-директоров на свежую кровь, предлагают по 6–8 коллекций в год — лишь бы потребитель был доволен, а продажи росли.

Неудивительно, что в такой нестабильной действительности, построенной на бесконечном превращении старых форм в новые, марки с опаской и интересом смотрят в туманное будущее. Развитию индустрии и новым технологиям в моде посвящена новая выставка Института костюма, который курирует Анна Винтур, Condé Nast Luxury Conference в этом году пройдёт в рамках темы «Future Luxury», а журналисты всё чаще задаются вопросом о том, куда мы движемся, если в наших шкафах ничего кардинально не меняется последние несколько десятков лет.

Пока гранд-марки заняты привлечением более молодой аудитории и сторонними проектами на стыке с искусством и высокими технологиями, юные талантливые дизайнеры обретают всё более отчётливый самостоятельный голос, особенно яркий на фоне похожих друг на друга вещей. Именно этим ребятам придётся работать в новых реалиях индустрии, какими бы они ни были. Мы расспросили молодых дизайнеров о том, как они представляют моду будущего и какими будут вещи их собственных марок.  

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды. Изображение № 1.

Noa Raviv ↑

Рия Кебурия

дизайнер и основатель Ria Keburia

Я думаю, что в будущем масс-маркет станет любимой одеждой потребителя, а граница люкса размоется: так называемые просто вещи, которые мы обычно видим в недорогих магазинах, смогут превращаться в люкс и наоборот. В этом случае многое зависит от силы маркетинга, от построения чёткой маркетинговой стратегии. Думаю, дело в том, что люксу теперь не нужны инновационные идеи. Достаточно одной, на которой будет строится концепция марки, и обязательной цели — предложить продукцию максимально высокого качества, а для этого требуются, по сути, только большие денежные вложения. К этой планке будет стремиться и масс-маркет, который уже сейчас старается делать что-то вроде «доступного люкса» — я говорю о COS, & Other Stories и других подобных марках.

Концепция «разумного потребления», о которой сейчас все говорят, изменить индустрию моды, на мой взгляд, не сможет. Революции на этой почве не произойдёт: сегодня потребность в моде, в одежде носит обыденный характер — людям нужны простые, «обычные» вещи, которые просто носить, в которых удобно и которые отражают стиль жизни. В этом подходе и так не очень много избыточного.

Я думаю, что, с учётом происходящего в индустрии сегодня, через несколько лет выживут те молодые марки, которым удастся выстроить реальную стратегию развития. Конечно, нужно делать то, о чём мечтаешь, у каждого свой путь и так далее, но нельзя забывать, что любой бренд должен стоять на чётком фундаменте. Этот фундамент включает в себя продажи, индивидуальность марки, её узнаваемость и умение выстроить диалог с потребителем. Если этого моста к потребителю не будет, значит, стратегически в существовании марки просто нет смысла, несмотря на весь креатив и вложенные в бренд деньги.

Уже сейчас я вижу, как технологии меняют привычный облик одежды: в том же Dover Street Market висят резиновые майки, стоят туфли из пластика. Новые разработки появляются с огромной скоростью, и дизайнеры стараются за ними успевать. Скорее всего, они продолжат интересоваться 3D-печатью и будут в этом ключе экспериментировать с необычными фактурами, например с эффектом гравировки, поверхностью, имитирующей древесину, и прочими. Думаю, продолжатся эксперименты и со светодиодами, которые уже сейчас часто используются в модной индустрии. Наша марка тоже открыта для новых технологий, здесь главное — найти правильный подход к реализации идей. Дело в том, что новые разработки — недешёвое удовольствие, плюс высокотехнологичные ткани очень сложно пускать в производство. 

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды. Изображение № 2.

ZDDZ ↑

Даша Сельянова

дизайнер и основатель ZDDZ

Я считаю, что дизайнеру страдания всегда в плюс. Поэтому чем сложнее ситуация, скажем, у нас в стране, тем люди здесь становятся креативнее, причём во всех сферах. Когда у тебя нет возможности использовать лучшие ткани и так далее, ты начинаешь думать, как пользоваться тем, что есть, — так рождаются новые идеи. Поэтому экономический кризис в России, на мой взгляд, может спровоцировать креативный подъём. Плюс цены на российское производство немного упали. Звучит странно, но мне кажется, что происходящее сейчас в будущем может оказаться благом для молодых отечественных марок.

Проблема будущего российских начинающих брендов, скорее, не в общем состоянии экономики, а в том, что пока практически никто не может предложить достойный финальный продукт. Вот ты смотришь на лукбук — и одежда выглядит хорошо, серьёзно. Приходишь в магазин — и оказывается, что это всё какое-то кустарное производство, очень некачественно выполненное. Поэтому трудно сказать, кто будет работать через 10–15 лет — мало марок, которые хотя бы сейчас понимают, что и зачем делают. Вот у Alexander Terekhov всё будет в порядке: у этого бренда очень ясная ниша, индивидуальность, налаженный бизнес. Может быть, ещё у A.W.A.K.E. 

Если говорить о более глобальном будущем одежды вообще, то всякие технологии вроде «напечатай себе майку на принтере» могут получить довольно широкое распространение. Ещё эти спреи, которые позволяют самостоятельно выбирать расцветку вещи. Хотя не знаю — люди всегда ведутся на красивое, а значит, покупатель всегда будет искать что-то готовое вовне. Будут технологии, будут возможности, позволяющие потребителю поучаствовать в процессе создания собственной одежды, но все мы заточены на поиск чего-то изначально эстетически привлекательного, и этот эмоциональный момент никуда через несколько лет не денется.

И потом всё меняется очень медленно. В восемьдесят втором году в «Бегущем по лезвию» нам показывали постапокалиптическое будущее и людей в футуристичной одежде, а теперь мы в этом будущем живём — и практически ничего не изменилось за эти тридцать лет. Через пять лет никто не будет ходить в электродах, которые будут строить вокруг человека одежду прямо на ходу. Я вообще не думаю, что в моде произойдёт какая-то технологическая революция в ближайшее время.  

Мне интересно использовать ткани, которых не было ещё несколько лет назад, но я бы не стала делать на это упор. Кроме того, мне нравится, когда футуристичные материалы выглядят ностальгично — например, в нашей новой коллекции есть пуховики из очень необычной ткани, но они вызывают ассоциации с «Матрицей». ZDDZ — это переваривание моего опыта, моей молодости и помещение этого в современный контекст. Я бы хотела, чтобы через много лет моя марка продолжала существовать, даже если меня в ней не будет и вся моя команда поменяется.

Думаю, по-настоящему изменятся схемы продаж — неспроста дизайнеры меняют график показов, пытаются отказаться от сезонности. Сейчас модель, когда ты видишь ботинки, которые можно будет купить только через полгода, перестаёт работать: всё слишком быстро, и через полгода об этих ботинках никто не вспомнит. Мы тоже хотим отходить от этой схемы, делать больше маленьких капсул, стремиться к независимости от селекции байеров, развивать свой интернет-магазин. Ну и потом, сезонность — мёртвая тема: прямо сейчас в разных точках планеты разные сезоны, и китайские байеры, скажем, не закупают пуховики из зимних коллекций, потому что им они не нужны — у них тепло. 

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды. Изображение № 3.

Kim Shui ↑

Ким Шуи

дизайнер и основатель Kim Shui

Мне кажется, изменение поляризации масс-маркета и люкса происходит уже сейчас. Вернее, недорогие крупные марки пока работают в привычном режиме — и успешно, но люкс постепенно теряет свою привязку к возрасту и более взрослой аудитории. Происходит переоценка отношения к премиум-брендам в современном контексте, и это важно лично для меня в том числе: всё более важным становится опыт, который люкс может предложить покупателям. Теперь дорогие вещи — это не просто вещи, а история. Это индивидуальность, высокие технологии и новые материалы, которые вы используете, это люди, которые носят брендовую одежду (в том числе — знаменитости). Акцент смещается.

Кроме того, количество вещей как таковое обесценивается: люди живут в одежде, её не должно быть бесконечно много. Мне кажется, потребители стали действительно покупать намного более вдумчиво. Когда чего-то становится слишком много, в чём ценность этой вещи? За что платить, если вокруг куча людей, у которых есть то же самое? Это уже масс-маркет. Думаю, эта проблема будет как-то решаться на уровне производства.

Сейчас мы живём в условиях тотального переизбытка всего: очень много новых брендов, новых креативных директоров, новых трендов, новых вещей. Сезоны сменяются очень-очень быстро, а одна коллекция не успевает сменять другую. Я думаю, в будущем это изменится, потому что такое количество одежды просто никому не нужно — его невозможно продать. Вероятно, отказ от демисезонных коллекций может помочь немного поправить ситуацию. Коллекция осень-зима 2016 — моя первая коллекция ready-to-wear, но уже сейчас я думаю, что двух полноценных коллекций в год вполне достаточно. Дополнительные капсулы — возможно, но не больше.

Мне кажется, будущее есть у тех молодых марок, которые выстраивают свою стратегию максимально чётко. Они должны думать на несколько лет вперёд, а не жить сегодняшним днём, кропотливо строить свою историю. Это гораздо важнее, чем делать отдельные «звёздные» вещи, популярность которых не длится дольше нескольких сезонов. Надо обрести свой голос, и тогда ваша история будет длиться и длиться.

Думаю, в будущем 3D-печать будет всё больше развиваться в рамках модной индустрии. Лично мне нравится сочетать новые технологические разработки с более традиционными материалами: например, у меня есть жакеты с необычной обработкой на спине, а спереди они вполне классические. Но вообще я считаю, что создание новых материалов, их внедрение в производство — это очень важный момент для индустрии. Он толкает её вперёд. 

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды. Изображение № 4.

Uniqlo x Lemaire ↑

Антон Белинский

дизайнер и основатель Anton Belinskiy 

То, что я с Украины, вряд ли скажется на дальнейшем развитии моей марки: нет такого момента, по которому бы этот факт ударил. С одной стороны, закупка коллекций идёт в евро, а он вырос, так что это плюс. С другой — ткани мы закупаем тоже в евро, и они стали дороже. Где-то мы теряем, где-то выигрываем, но основные продажи всё равно идут не на территории Украины. Поэтому я не думаю, что ситуация в стране будет влиять на мой или любой другой бренд. У нас же нет мощных текстильных фабрик, например, которые производили качественные ткани, а потом были разрушены. С лёгкой промышленностью проблемы были всегда, и даже до последних событий найти, скажем, хороших конструкторов или закройщиков было почти невозможно. Сейчас на Украине у меня только продакшн.  

Чтобы быть уверенным в своём будущем, из какой бы страны ты ни был, нужно чётко понимать, что делает твоя марка. Сейчас всё настолько вторично, что сложно даже провести правильный research, чтобы хотя бы попытаться сделать что-то новое, поэтому особенно важно продумывать концепцию. Например, мы сейчас занимаемся тем, что собираем близких по духу людей, продвигаем идею не «Антон Белинский — дизайнер», а «Anton Belinskiy — марка». Хотелось бы, чтобы получилась действительно масштабная история, не только про одежду. Но это сложно. Если говорить более конкретно, то мы, конечно, планируем продажи, планируем производство, но это можно спланировать только примерно.

Надо просто работать. Я не вижу смысла распыляться, плодить коллекции, линейки и так далее. В любой коллекции есть условные майки, которые легко делать и продавать, есть show pieces, которые будут появляться в съёмках и больше всего запомнятся. Я, как дизайнер, хотел бы не думать об этом, но понимаю, что так нельзя. Поэтому я считаюсь с показателями продаж — например, в последней коллекции было больше каких-то базовых вещей. Создателю марки, особенно молодой марки, надо стараться найти общий язык со своим отделом продаж.

Мне кажется, что новые технологии — это суперперспективная сфера. Посмотрите хотя бы на спортивные марки, которые делают упор практически только на разработки своих лабораторий уже сейчас. И это не какие-то странные вещи для избранных — их уже все носят, все покупают, всем нравится. Вряд ли это история про моду, но думаю, что на этой почве может возникнуть масса интересных коллабораций. Будет какой-то микс между модным и высокотехнологичным.

Плюс и минус перспектив сегодняшней индустрии в том, что можно всё. Дизайнеры пробуют разные форматы, материалы, осваивают новые рынки. Но люди устали от одежды, от сложной эстетики. Отчасти поэтому такой подъём испытывают марки вроде Uniqlo — всем хочется простоты. Я сам ношу вещи, в которых мне удобно: вот сейчас на мне простая футболка и кофта для бега. Это, кстати, нисколько не противоречит тому, что я делаю одежду в своей эстетике, или кто-то ещё её делает.

Несмотря на общую тенденцию, ты должен заявлять о себе, рассказывать свою историю, показывать, что на той же Украине и в России есть не только медведи и водка, а ещё и нечто другое. Мода это же не только вещи — это высказывание, и этот аспект очень важен, его никто не отменил и в будущем не отменит. Нельзя, чтобы весь мир думал, что у нас война, а у вас — водка. Но главный вопрос в том, будет ли это высказывание настолько мощным, чтобы оставаться актуальным на протяжении какого-то времени. Я даже не говорю про годы — хотя бы через 3–4 сезона. 

Свежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды. Изображение № 5.

Vetements ↑

Максим Башкаев и Диляра Минрахманова

дизайнеры Outlaw Moscow 

С точки зрения бизнеса и коммерции, размытие понятий «люкс» и «масс-маркет» происходит уже сейчас, и началось это давно: люксовые бренды заходят в сегмент масс-маркета через коллаборации, вторые линии и нишевые коллекции. Однако с точки зрения позиционирования брендов сегментация останется: будет и средний сегмент, и нижний. Просто в люксе теперь можно встретить бренды, которые вдохновляются не только эстетикой роскоши и элитарности, но и культурами, которые никогда раньше не проникали в мир моды: скейтерскими, панковскими, асоциальными и маргинальными. В этом, на наш взгляд, и есть достижения современной моды, её демократизация с точки зрения стиля, вдохновения.

Такие бренды, как Vetements, Gosha Rubchinskiy, Nazir Mazhar, да и, надеемся, наш, могут находится в высоком сегменте, но вдохновляться при этом уличными, андерграундными культурами. Мы живём в эпоху революции не только в моде, но и в культуре в целом. Когда ещё можно было делать показ в церкви, чтобы модель шла в одежде с принтом «Fucking Asshole»?

Сейчас в Европе потреблять начали более сдержанно, концепция экологичности и устойчивого развития имеет своё влияние во многих западных странах: мода стремится к отказу от использования меха, технологичности и использованию перерабатываемого сырья. Но это, скорее, относится к сегменту масс-маркета, люксовые бренды на это ориентируются пока меньше. Кроме того, половину потребляемого мирового люкса покупают китайцы, а в некоторых странах Африки и Азии вообще нет нормального потребления. Так что о сокращении потребления говорить пока рано.

Что делать молодым дизайнерам, чтобы оставаться в нынешних реалиях на плаву, — это вопрос на миллион долларов! Мы сторонники китайской философии: надо быть как вода — жёстким и гибким одновременно. Стратегии меняются каждые несколько месяцев, а бизнес и культура — чуть ли не ежедневно. Надо просто чувствовать ритм и следовать ему.

Что касается инновационных технологий в моде — они очень крутые, что-то наверняка останется, мы сами тестируем некоторые наработки и тоже стремимся успеть за новыми разработками. Но в России проблемы с индустрией, поэтому тут сложнее развивать это всё. При этом надо понимать, что технологичность — это тоже тренд: у нас у всех были святящиеся кроссовки в детстве, сейчас этот тренд просто возвращается. Это циклы, а не киборг-атака в мире моды.

У нас нет ощущения пресыщенности рынка. Да, дизайнеров много, одежды много, фабрик и тканей много, можно всю планету одеть на сто лет вперёд, но мало концептуальных брендов и концептуальных историй. Люди всё больше хотят покупать не одежду «от кутюрье», а концепты, отражающие их самих. Вот почему так популярны бренды с философией, например те же Vetements и Рубчинский. И, кстати, показательно, что оба дизайнера-вдохновителя — выходцы из постсоветского пространства. Эта концептуальная лиричность, которая так глубоко сидит в нашей культуре, литературе, живописи и музыке, прорывается теперь и в моде. Они захватывают внимание людей если не качеством тканей и уникальным кроем, то неудержимым поэтическим стремлением рассказать миру о своей философии, выраженной даже больше в стиле, чем одежде.

Фотографии: Noa Raviv, ZDDZ, Kim Shui, Uniqlo and Lemaire, КМ20

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.