Views Comments Previous Next Search

СтильИстория одной марки:
Украшения Judy Blame

Рассказываем историю британской марки украшений и зарождения тусовки Buffalo в Лондоне

История одной марки: 
Украшения Judy Blame — Стиль на Wonderzine

НА СВЕТЕ ЕСТЬ НЕМАЛО МАРОК, которые мы любим от и до — со всеми их взлетами и провалами. Мы охотимся за их вещами, готовы скупить весь рейл на распродаже и с нетерпением ждем показов новых коллекций. Пришло время разобраться, в чем феномен их привлекательности. На этой неделе рассказываем не просто про культовую британскую марку украшений Judy Blame, но про целую эпоху, которая стоит за ней.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 1.

Олеся Ива

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 2.

 

Про Джуди Блейма совсем не пишут в российской прессе, а его украшения в Москве до сих пор невозможно найти. Тем временем на Западе имя этого дизайнера связано с целой эпохой 80-х, которая стала подспорьем для формирования современной контркультуры с независимыми журналами и марками. Джуди Блейм — британская легенда. Он, как и многие представители своей эпохи, занимался всем и сразу: был дизайнером, арт-директором журнала, режиссером видео и, разумеется, стилистом. Однако в первую очередь Джуди известен благодаря своим массивным украшениям, напоминающим поделки безумца, которые он ловко конструировал из разных подручных материалов, найденных в соседней мусорке или на дне Темзы: кнопок, скрепок, монеток, цепочек, веревок, бечевок, пробок от шампанского, перьев, пуговиц, металлических крышек от газировки, бритвенных лезвий, свистков и булавок. Почерк Джуди в том, что он из какофонии, анархии и хаоса в одночасье создавал порядок. 

Настоящее имя Блейма — Крис Барнс. Впрочем, вокруг него все придумывали себе псевдонимы. Крис выбрал то, которое напоминало ему имена актрис из трэшовых фильмов категории Б. Он сбежал в 17 лет из дома на юго-западе Англии, чтобы стать панком и шататься по притонам и сквотам Манчестера, следуя за тенью 70-х Малькольма Макларена, а затем переехать в Лондон и примкнуть к «новым романтикам», которые тусовались в «Taboo» и «Heaven» в Сохо. На работы Джуди Блейма сильное влияние оказало его анархичное панковское прошлое, а также клубная тусовка 80-х годов, к которой он принадлежал. Это была группировка Buffalo, сформированная одним из самых влиятельных лондонских стилистов Рэем Петрикоторый владел небольшим магазинчиком с украшениями на винтажном развале Camden Market в Лондоне и сотрудничал с только появившимися в начале 80-х журналами о контркультуре: The Face, i-D и Arena. В группу Buffalo входили молодые фотографы, модели, музыканты, стилисты и весь творческий цвет Лондона 80-х, в том числе и Джуди Блейм.

 

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 3.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 4.

Buffalo стали продолжением идей Малькольма Макларена конца 70-х — начала 80-х годов (вспомните песню «Buffalo Gals» 1982 года) и были одними из предвестников преувеличенной моды 80-х и спортивного стиля 90-х. Они смешивали широкополые шляпы, объемные пиджаки, мешковатые брюки-бананы, блейзеры, нижнее белье и джинсы Levi’s 501. Все это мы видим в съемках buffalo boys Рэя Петри для The Face и i-D вместе с Mark Lebon, Jamie Morgan и другими молодыми британскими фотографами. Рэй Петри и сам олицетворял стиль buffalo, а также одним из первых носил по улицам Лондона юбки, футбольные гетры и использовал в фэшн-съемках элементы уличного стиля (то, что сегодня стилисты и дизайнеры делают повсеместно). Царила эклектика, которую так любят современные стилисты: вещи в стиле хип-хоп он смешивал с чем-то из гардероба панков, жакет Azzedine Alaïa мог надеть с велосипедками. Сегодня влиятельному стилисту, сформировавшему первую мощную фэшн-тусовку в Лондоне, могло бы быть 66 лет, однако, Рэй скончался от СПИДа в возрасте 42 лет, не успев стать богатым или растолстеть. Рэй оказал сильнейшее влияние на Джуди Блейма, в то время работавшего с ним плечом к плечу: Джуди был арт-директором журнала i-D, придумывал его визуальную концепцию и делал обложки в коллажной технике (по следам Ричарда Гамильтона) — «The Madness Issue» (март 1986-го) и «The Surreal Issue» (апрель 1988-го). 

Главной идеей Buffalo было формирование собственного племени, семьи, в которой все друг другу помогали и вместе проводили время, под слоганом «More music, more fashion!». Так, Джуди Блейм близко дружит со шведской певицей Нене Черри, с которой познакомился на одной из тусовок Buffalo в 1985 году. Нене Черри тогда написала гимн поколения «Buffalo Stance», а в клипе на песню Черри танцевала в золотых цепях, массивных серьгах, золотистом бомбере и напевала: «No moneyman can win my love. It’s sweetness that I’m thinking of», — намекая, что она еще не «Material girl» (одноименная песня Мадонны вышла на альбоме «Like a Virgin» как раз в 1985 году). Для Нене Джуди снял видео и помогал ей со стилем, а Черри познакомила Джуди с музыкантами. Благодаря этой дружбе в украшениях Блейма на церемонии «Grammy» появился Бой Джордж, стилем которого дизайнер занимался долгое время, а на Бьорк Джуди любил надевать вещи Maison Martin Margiela. Позднее он также отвечал и за стайлинг ранних клипов Massive Attack.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 5.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 6.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 7.

История одной марки: 
Украшения Judy Blame. Изображение № 8.

Начав делать украшения из проволоки и монеток, которые быстро расходились по тусовке, Джуди преуспел. Хотя затея изначально родилась ради подработки из-за отсутствия денег, но наличие бурной фантазии у Блейма тоже сыграло важную роль. Вместе с дизайнерами Christopher Nemeth и John Moore Джуди открыл в Восточном Лондоне магазин The House of Beauty and Culture (HOBAC), который должен был соединить разрозненную тусовку Сохо с рейверской из Восточного Лондона, представлявшего собой в то время захолустье, где в заброшенных складских помещениях устраивали первые экстази-вечеринки. Кроме того, HOBAC был ремесленным магазином, в котором продавались только вещи, созданные руками здесь и сейчас, что на пороге постмодернизма уже ценилось очень высоко. Магазин HOBAC делал рекламные сюрреалистичные снимки (где, например, рука в перчатке переходила в ногу в ботинке), по следам которых, возможно, сегодня идут Kenzo и журнал Toilet Paper, показывающие из сезона в сезон сюрреалистичные кампании.

Может показаться, что Джуди держится вдалеке от мейнстрима. Это не так. На счету Джуди Блейма коллаборации с Рей Кавакубо, Марком Джейкобсом (для Louis Vuitton) и сотрудничество с домом Paco Rabanne, архивы которого молодому дизайнеру оказались близки. В 60-е годы Пако Рабан одним из первых привнес элементы промышленного дизайна в дизайн одежды, создавая платья из пластин родоида — пластифицированной ацетиллюлозы, экспериментируя со стекловолокном, переработанными материалами, алюминиевым джерси, производя платья из бумаги и отливая вещи по технологии Giffo.

После некоторого затишья Джуди Блейм вернулся в моду, продолжает снимать видео с певицей и подругой Нене Черри, выпускать украшения в той же стилистике, но уже не из отмычек для дверей, а из более благородных материалов. В украшениях Джуди снимается Аня Рубик, а у дизайнера появилась масса последователей, которые конструируют вещи из тонны золотых пуговиц и выдают их за кутюр или занимаются переделкой вещей (пресловутой кастомизацией). Но Джуди был и есть первопроходцем и примером человека, который делал что-то из ничего, и его биография вместе со средой, в которой она формировалась, думается нам, достойна экранизации.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.