Views Comments Previous Next Search

СтильОт любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин
научила мир моды

Как быть самым честным мировым фэшн-критиком и ставить важные вопросы перед индустрией

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды — Стиль на Wonderzine

На прошлой неделе одна из самых известных модных критиков современности Кэти Хорин ушла из The New York Times, где за последние 15 лет у нее вышло больше тысячи статей о моде. По мотивам карьеры Хорин вполне можно снять сиквел фильма «Как потерять друзей и заставить всех тебя ненавидеть»: Carolina Herrera, Dolce&Gabbana, Giorgio Armani и многие другие дизайнеры отказывали ей во входе на показы своих коллекций, Леди Гага посвятила Кэти далеко не хвалебный куплет песни «Cake», Оскар де ла Рента назвал модного критика «черствым гамбургером трехдневной давности», а Эди Слиман, по всей видимости, планирует ненавидеть ее до последнего своего вздоха. Но ни одна из этих историй не смогла пошатнуть ее позиции — Хорин ушла по личной причине, чтобы иметь возможность провести как можно больше времени рядом со своим пожилым и тяжело больным партнером Артом Ортенбергом. Увы, этому не удалось сбыться — через несколько дней после официального заявления Хорин об уходе Ортенберг скончался.

Текст: Мария Лимонова

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 1.

Сейчас, спустя неделю, Кэти Хорин нарушила молчание и опубликовала колонку. Мнительный глаз усмотрит там попытку пережить смерть любимого: текст начинается с рассказа Хорин о том, что она собирается освежить спальню покраской в два любимых цвета, а заканчивается подведением черты и под фэшн-журналистикой, и под состоянием модной индустрии. Она в который раз пишет о том, что женщине прежде всего нужен комфорт и мало кто из современных дизайнеров способен или желает ей его предоставить, жертвуя им в пользу красоты. 

Ничего удивительного, что Хорин в очередной раз попала в точку, учитывая ее глубокое понимание моды, завидное чутье и удивительную способность становиться центром скандала, выходя из него максимально достойно, не прогибаясь ни под кого. Вся ее карьера в The New York Times — история любви и ненависти: Кэти написала хвалебную оду Рафу Симонсу еще до того, как он был назначен креативным директором Jil Sander — и в него влюбилась добрая половина индустрии. А после серии скандалов, связанных с Джоном Гальяно, журналист The New York Times была одной из немногих, кто смог внятно среагировать на произошедшее. В посвященной ему колонке она дала дизайнеру жесткий, но честный совет: Джон Гальяно абсолютно точно заслуживает второй шанс, но лучше, если в следующий раз он будет делать все самостоятельно.

 

 От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 2.

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 3.

Прямо говоря, Хорин никогда не была идеальной — как и все мы: например, порой путала названия тканей или, по словам Марка Джейкобса, небезупречно знала историю моды. Когда Кэти Хорин объявила о своем уходе, многие стали загибать пальцы, перечисляя основные конфликты с ее участием. Действительно, легче рассказать про тех, с кем она не успела перессориться за долгую карьеру. Да и сложно ли нажить врагов в мире моды? В комментариях к вышеупомянутому тексту про Гальяно спрашивают, а что, собственно, он такого сделал? Не убил никого, не отнял последний кусок хлеба, а что до высказываний о том, что он устарел — так то неправда, красивые и отлично скроенные вещи всегда будут в цене. Ценность Кэти Хорин именно в том, что несмотря на удивительную чувствительность мира моды, о котором уже давно невозможно говорить серьезно из-за отсутствия у последнего хоть какой-то самоиронии, она была преданна только самой себе. Конфликт конфликтом, но людей безвкусных хотелось бы знать в лицо, а кому еще в этом деле довериться, как не Кэти?

Кэти Хорин покинула The New York Times в не самое простое для издания время: на этой неделе в Нью-Йорке начался марафон недель моды, который продолжится в течение ближайшего месяца в Лондоне, Милане и Париже, и без колонок Кэти модный раздел заметно оскудеет. Без неизменно сидящей в первых рядах показов Хорин раздел «Стиль» сейчас в явном дисбалансе. Компания Disney даже сделала мультфильм, где персонаж Кэти сидит в первом ряду рядом с Дафной Гиннесс и Карин Ройтфельд. Редактор NYT Стюарт Эмрич уже заверил своих читателей в том, что, несмотря на уход Хорин и ее неизмеримый вклад и влияние на модную индустрию, газета не испытывает недостатка в новых талантливых авторах и количество материалов о моде как в печатной версии, так и на сайте издания будет только увеличиваться.

Незаменимых, конечно, нет, но не все замены равноценны. То, в чем Хорин участвовала, было не конфликтами, а попытками научить мир моды и всех остальных хоть чему-нибудь. Перечисляя истории из жизни Хорин, будет нелишним на конкретном примере показать, какие негласные советы Кэти давала.

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 4.

 

 

Не стоит быть такими мнительными

Например, Эди Слимана она, кажется, хотела бы сделать не таким мнительным, но что поделать, когда человек умудряется обидеться на статью даже не о нем, а о Рафе Симонсе. Несмотря на позитивные отзывы о его коллекциях для Dior и его работе в целом, Эди Слиман был дико оскорблен из-за следующего упоминания: «... без мистера Симонса, который шил узкие, скроенные по фигуре костюмы, и демонстрировал их не на моделях, а на людях с улицы, не было бы Эди Слимана». И хотя в продолжении статьи Кэти дополнила, что точно так же и Рафа Симонса не было бы без Хельмута Ланга, а потом похвалила Эди за его способность всегда подстраиваться под изменчивую действительность, Слиман затаил обиду на несколько лет. На дебютное шоу дизайнера для Saint Laurent в октябре 2012 года Кэти не позвали. Физическое отсутствие на показе не помешало Хорин написать отзыв о коллекции, ясное дело, не самый лестный: «... у меня создалось впечатление, что человек, который работал над этой коллекцией, выпал из моды несколько лет назад».

В марте 2013 года история повторилась. Кэти снова посмотрела фотографии коллекции в Интернете и написала рецензию, в которой сравнила творения Слимана с вещами из Topshop, добавив, что даже коробка, набитая лейблами Saint Laurent Paris гораздо ценнее, чем платья в стиле грандж Эди Слимана. «Убрав “Yves” из названия дома, Слиман лишил бренд всякой связи с его основателем, например, хорошего вкуса и силы женственности», — завершила Хорин разгромный отзыв. Ответ дизайнера появился на его странице в Твиттере на следующий день. В стилизованном под страницу The New York Times объявлении, озаглавленном «My Own Times», Слиман назвал Кэти «задирой со школьного двора» и «немного стенд-ап комедиантом». Далее он проехался по ее стилю, низким продажам ее книги о дизайнере Bill Blass, и подытожил: «Пока это от меня зависит, мисс Хорин никогда не получит приглашения на шоу SLP, но вполне может отхватить два по цене одного на Dior». В комментарии изданию WWD Кэти назвала все это идиотской бессмыслицей, а представители бренда Saint Laurent Paris открестились от участия в этой истории, поскольку Слиман опубликовал заявление со своего частного аккаунта. Жаль, что мы так и не увидим торжественного разрешения этой истории, хотя, может быть, Эди и расскажет в каком-нибудь интервью, бутылку шампанского какой марки он открыл, когда узнал об отставке Кэти.

 

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 5.

 

 

Реагировать на смешные выпады поп-культуры давно не представляется важным 

Неожиданная, казалось бы, вражда началась после вручения премий CFDA в 2011 году, когда Совет модных дизайнеров Америки присудил Гаге статус фэшн-иконы. В своем обзоре церемонии Кэти уделила особое внимание платью, в котором певица вышла на сцену получать награду: «Несмотря на ее веселую речь, она выглядела забальзамированной мумией в черном платье Versace (судя по всему, из последней коллекции Джанни Версаче). И я не знаю почему Донателла сказала, что этот выбор Гаги для нее большая честь, скорее всего просто потому, что она была обязана сказать что-то лестное о суперзвезде. Будь более разборчивой, Мисс Версаче». Развернутый ответ Леди Гаги не заставил себя ждать. В своей колонке в журнале V певица усомнилась в профессионализме и важности мнения Хорин и обвинила критика в однобокости суждений.

Но самое интересное продолжение этого конфликта ожидало всех некоторое время спустя. В сентябре 2012 года на Неделе моды в Париже во время шоу Mugler (креативным директором марки в то время был стилист и друг Леди Гаги Никола Формикетти) в качестве саундтрека был использован новый рэп-трек Леди Гаги. И хотя голос ее зачем-то был изменен до неузнаваемости, слова песни не оставили сомнений в авторстве композиции. Часть трека под названием «Cake», что на рэп-сленге может означать либо «задница», либо «деньги», оказалась посвящена — какой сюрприз — Кэти Хорин: «Nicopanda got style trick, Cathy Horyn your style ain’t dick / Walk a mile in these foot high heels, I run in these you ain’t runnin’ shit / You chew beef, I wear meat», переводу куплет не подлежит. Не забыла певица упомянуть и бойфренда Кэти Арти Ортенберга: «Ortenberg, you can suck my dick / Walk bitch, you ain't Lady Gaga». К счастью для Гаги, комментариев от Кэти не последовало.

 

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 6.

 

 

Надо сохранять свежий взгляд на вещи

В декабре 2008 года Кэти Хорин выпустила статью под названием «Что не так с Vogue?», обвинив американское издание модной библии и его главного редактора Анну Винтур в том, что журнал стал избитым и предсказуемым, несмотря на то, что с ним сотрудничают лучшие редакторы, фотографы и авторы. Тот факт, что Анна Винтур отказалась давать Кэти интервью для этой статьи, не помешал модному критику в почти двух тысячах слов подробно рассказать о том, что, собственно, не так с главным глянцевым журналом современности, и почему слухи о том, что пост Винтур вскорости может занять Карин Ройтфельд, не беспочвенны.
Особую ярость у Хорин вызвала статья, которую Vogue выпустил в разгар кризиса: журнал отправил своего корреспондента в массовые супермаркеты Wal-Mart и Target с целью найти там альтернативы шопингу, дабы компенсировать экономический упадок. «Стыдно смотреть на то, как Vogue реагирует на рецессию», — написала об этой попытке Кэти Хорин.

 

От любви до ненависти:
Чему Кэти Хорин 
научила мир моды. Изображение № 7.

 

 

Если вовремя извиниться, то конфликт исчерпан

В сентябре 2012 года Кэти вступила в гастрономическую перепалку с Оскаром де ла Рента, мимоходом назвав его в рецензии «хот-догом американской моды». В ответ Хорин получила посвященную ей рекламную полосу в WWD, где дизайнер недоумевал, почему же тогда он не может назвать ее «гамбургером трехдневной давности». К счастью, Кэти потрудилась объяснить, что «хот-дог» был скорее комплиментом, а потом пришла на бекстейдж показа Oscar de la Renta осень-зима 2013 в платье его дизайна, там они наконец помирились, а Оскар не преминул сострить: «It takes two to tango» («Для того чтобы станцевать танго, нужны двое»).

 

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.