Views Comments Previous Next Search

СтильКак трагедия сподвигла
фэшн-марки защищать права рабочих

Почему гибель более 1 000 человек в Бангладеш расшевелила бренды

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих — Стиль на Wonderzine

В апреле на фабрике в Бангладеш, где производили одежду Inditex и Primark, погибли 1 000 человек. Wonderzine наблюдал за тем, что происходило дальше, и теперь рассказывает, как эта трагедия повлияла на планы компаний масс-маркета.

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 1.

лиза кологреева

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 2.

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 3.

За 5 лет в пожарах

на бангладешских фабриках
погибли 500 человек

За полгода индустрия моды пережила настоящее потрясение — мы не о дебютной коллекции Александра Вэнга для Balenciaga. В апреле в Бангладеш произошла катастрофа на фабрике одежды, где отшиваются почти 10 марок демократичного сегмента. Погибли 1 100 человек — считайте, ученики двух школ или целый курс института. В деталях тот инцидент описывало агентство Reuters. Как сообщает издание, в одном из зданий фабрики треснули потолки, но повреждения сочли неопасными. На следующий день рабочие вернулись к станкам — что было дальше, вы уже догадываетесь. Ранее на той же фабрике произошло возгорание, в результате которого погибли 100 человек. Очень важный момент — это была фабрика Rana Plaza, небезызвестная среди профессионалов. Ею руководил испанец Дэвид Мэйор, который прибыл в Бангладеш 10 лет тому назад, чтобы запустить производство, которое можно ставить в пример. Rana Plaza была островом гуманности среди подобных институций: здесь людям платили хорошую зарплату, у них был нормированный рабочий график и хорошие условия труда. Мэйор добился этого не за год: он заключал почти фантастические контракты с точки зрения бюджетов и сроков, и ему удалось привлечь крупных игроков — Inditex, владельца Bershka, Massimo Dutti и Zara, а также Mango и Primark. Возможно, им понравился его принцип «одежды, произведенной с душой».

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 4.

Почему же произошла эта катастрофа? Дэвид Мэйор уехал обратно в Испанию, чтобы вести другой свой бизнес, и за месяц-другой Rana Plaza стала обычной фабрикой, где рабочие трудились до ночи и получали сущие гроши. Не стоит питать каких-то иллюзий: дешевая одежда стоит, сколько она стоит, во многом благодаря малооплачиваемым работникам, которые ее шьют (порой большинство стоимости вещи составляет участие какой-нибудь Жизель Бундхен в ее рекламе). Rana Plaza была приятным исключением: там ведь работали 3 000 человек, а в целом в швейной индустрии заняты четыре миллиона бангладешцев. Представьте, сколько человек занято в производстве одежды во Вьетнаме, Индии, Китае, Мексике, на Тайване и в других активных экспортерах. Разве хотя бы для половины из них обеспечены достойные условия? Достаточно той информации, что средняя зарплата работника фабрики одежды в мире — около 50 центов в час. После инцидента в Бангладеш нам становится очевидно, что тему почти рабского труда больше нельзя замалчивать. Производителям одежды неприлично не высказаться на насущную тему: их просто не поймет общество. Плюс, фабрики в Индии, Китае и Мексике нужны им не только из-за дешевой рабочей силы, но и из-за их расположения: сроки поставки одежды довольно сжаты, да и вспомните типичные проблемы с таможней, поэтому к заказу для каждой страны нужно подходить индивидуально.

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 5.

Многим пострадавшим

от крушения фабрики в Бангладеш все еще не предложена материальная компенсация, семьи погибших также остаются без поддержки. 
Ее оказала марка Primark, а Benetton и Mango до сих пор остаются в стороне

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 6.

Как трагедия сподвигла 
фэшн-марки защищать права рабочих. Изображение № 7.

Большинство покупателей

отдают личное предпочтение ярлыкам с надписями Made in USA, Made in France и Made in Italy (но покупают все тот же Made in China)

Теперь крупные марки ведут работы в двух направлениях. Во-первых, они присоединяются к Bangladesh Safety Pact, который был создан после катастрофы в Бангладеш. Это план на пять лет, первая ступень которого — за год проинспектировать все фабрики одежды страны и выявить явные нарушения, а затем и ликвидировать их. К BSP уже присоединились марки Abercrombie & Fitch, H&M, Calvin Klein (они вносят в это дело по 5 миллионов долларов), зато отказывается компания Fast Retailing, которой принадлежит бренд Uniqlo. Во-вторых, компании начинают искать новые страны для производства недорогой одежды. К ним относятся африканские государства: перспективными здесь считается Эфиопия. В странах Африки одежду производят не первый год, но раньше это были скорее благотворительные инициативы, направленные на поддержку стран третьего мира. Так, небольшие этичные мастерские в Африке открывали Asos, Diesel и марка Боно и его жены Edun. Не стоит ожидать, что с выходом в африканские страны подход масс-маркета к производству изменится и единственное, что покупатель может сделать в данной ситуации, — это лишь игнорировать магазины этих марок. Но стоит надеяться, что ответственных перед своими работниками фабрик — как «social responsible factory» Industrial Revolution II на Гаити — будет появляться все больше.

 ФОТОГРАФИИ: EAST NEWS (1), RexFeatures/Fotodom (2), photo 1, 2 via Shutterstock

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.