Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюНосить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме

«На то, как выглядит бельё, влияет образ жизни женщин»

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме — Интервью на Wonderzine

Интервью: Ирина Дубина

Шанталь Томасс — одна из немногих гранд-дам индустрии моды, которые, имея полувековой стаж, продолжают руководить работой бренда от и до. Томасс 69 лет, но её трудолюбию и энергичности может позавидовать любой миллениал: на следующий день после показа именного бренда в Москве, подготовкой которого она занималась лично, дизайнер провела несколько часов, общаясь с журналистами, перед тем как улететь в родной Париж. Шанталь Томасс, как и недавно умершая Соня Рикель, принадлежит ко второй волне дизайнеров-феминисток, которые были воспитаны на идеях 1960-х и сохраняли преданность им всю жизнь.

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 1.

 

Какое бельё носили женщины в 60-х? У вас тогда как раз вышла первая коллекция.

Главным трендом во времена моей молодости было не носить бельё. Потом, в начале 1970-х, в моду вошли трусы на высокой талии и женщины поголовно начали носить колготки — это был поворотный момент. Бюстгальтеров при этом не носили. Считалось, что бюстгальтеры нужны только женщинам с большой грудью, а в моде тогда была маленькая и аккуратная — идеалом считалась Джейн Биркин. 

Если бельё не носили, почему вы решили заняться им?

Я начинала с создания повседневной одежды, а не нижнего белья. К середине 1970-х годов я увлеклась старинной модой XVIII и XIX веков — особенно мне нравились корсеты. Тогда я придумала создать современную версию корсета из обычных тканей, например шерсти в шотландскую клетку, который можно было бы носить не под одеждой, а поверх неё — с платьями-комбинациями или пуловерами например. Кстати, на тот момент я вообще не знала, как создавать нижнее бельё: как я уже говорила, мои ровесницы предпочитали обходиться без него, а мода на кружева угасла ещё в 30-х. Но меня почему-то вдохновили именно такие модели, и перед очередным показом я нашла маленького производителя, который смог сделать их для меня. При этом они были сшиты не из бельевых тканей, а обычных.

На том самом шоу я показала вполне провокационные для того времени комплекты: к примеру, платье-комбинацию, из-под которой выглядывал бюстгальтер, или юбку с разрезом, в котором виднелись подвязки для чулок. Моё поколение ничего подобного раньше не видело, разве что в гардеробах своих мам. Это был успех, и после я начала работать с нижним бельём основательно. В итоге из получасового показа две минуты отводились на демонстрацию бельевых моделей, но все журналисты фотографировали именно их — и по миру расходились именно эти снимки. Было обидно, я даже хотела бросить это дело. Но так случилось, что с компанией, которая помогала мне делать линию prêt-à-porter, мы перестали сотрудничать, и я целиком перешла на создание белья. 

Большинство считает при этом, что концепцию «нижнее бельё как одежда» придумал Жан-Поль Готье. А получается, что на самом деле вы начали эту историю гораздо раньше.

Я продвигала эту идею лет за десять до того, как он начал выпускать свои корсеты на подиум.

 

 

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 2.

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 3.

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 4.

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 5.

 

 

В 1970-е вы были первым дизайнером, который показывал на подиуме нижнее бельё — теперь же шоу вроде тех, что устраивают Victoria’s Secret, гремят на весь мир.

Я работала с Victoria’s Secret три раза. Когда они только начинали делать свои дефиле, меня попросили сделать несколько моделей специально для показа. Мы были знакомы с директором компании, более того, говорят, что первый магазин бренда он создавал по образу и подобию моего магазина в Париже. Не знаю, насколько это правда. Теперь Victoria’s Secret — огромный бизнес. Кстати, раньше, когда француженки приезжали в Нью-Йорк, первым делом они шли в Victoria’s Secret. Например, у них есть спортивная линейка Pink — я иногда покупаю там что-нибудь для своей внучки.

В 1990-е японская компания World получила контроль над брендом, и вам стоило больших усилий вернуть права на него. Жалеете об этом сотрудничестве?

Вовсе нет, я жалею только, что всё так печально закончилось. Мы продуктивно сотрудничали на протяжении десяти лет: у меня появились средства, чтобы открыть собственный магазин, шоу-рум. Это был период, когда нижнее бельё меня мало интересовало и я сосредоточилась на производстве одежды. Всё пошло не так, потому что компания взяла на руководящую позицию нового человека: из-за кардинальной разницы языков и менталитетов мне не удалось объяснить японцам, что я не сработаюсь с ним. Возможно, решающую роль во всей истории сыграл адвокат, который что-то такое провернул, и мне пришлось отдать компанию. Это было неприятно, но это тоже опыт.

Как меняются тренды в мире белья? Зависят ли они от общих модных веяний?

Не думаю, что между ними есть связь: на то, как выглядит бельё, скорее влияет образ жизни женщин. Например, сейчас все поголовно увлеклись спортом, соответственно, модели белья тоже стали более простыми, спортивными. Есть, конечно, тренды, которые формируются вслед за современными стандартами красоты. Скажем, какое-то время назад было модно иметь объёмную грудь и все носили пушап, а сейчас, как и в 1970-е, женщины, напротив, стараются грудь не подчёркивать.

Почему агрессивный пушап ушёл?

Я бы не сказала, что он окончательно ушёл — посмотрите на Ким Кардашьян, в конце концов. Просто сегодня у нас больше выбора: женщинам необязательно следовать какому-то общезаданному направлению, всё зависит от её собственного стиля. Многое зависит и от страны: к примеру, в Азии женщины совершенно иначе относятся к нижнему белью. Там они скорее потратят деньги на дорогую сумку или какую-то другую брендовую вещь, которую можно выставить напоказ, а бельё, наоборот, выберут скромное.

 

Носить или не носить: Дизайнер Шанталь Томасс
о белье и феминизме. Изображение № 6.

 

Как вам кажется, для кого женщины сегодня покупают бельё: себя или партнёра?

Для себя. Конечно, всё зависит от желания женщины, но в любом случае далеко не каждый вечер она раздевается перед кем-то. Я считаю, что нижнее бельё нужно прежде всего, чтобы доставить женщине удовольствие, чтобы она чувствовала себя хорошо, даже если её в нём никто не увидит.

Как тогда мода на нижнее бельё соотносится с феминизмом?

Вопреки распространённому мнению, феминизм не предполагает, что женщина должна выглядеть «некрасиво», — феминизм призывает женщин выглядеть так, как им хочется. Я вижу феминизм прежде всего как свободу женщины, которая не подразумевает какой-то определённый стиль белья.

Вы считаете себя феминисткой?

Конечно. Я за свободу женщин. Однако я считаю, что феминизм не равняется отсутствию конвенциональной женственности.

Придумывали ли вы настолько смелую модель, что так и не решались воплотить её в коллекции?

Я предлагала очень много чего экстравагантного. Но сейчас мы живём в мире, в котором правит маркетинг. С точки зрения дизайна в нижнем белье возможно всё, но на меня сильно влияет коммерческий отдел. Бывает такое, что я предлагаю какую-то идею, будучи абсолютно уверенной, что её оценят мои клиенты, но отдел маркетинга говорит: «Нет, эта модель не будет успешной». Бренду прежде всего нужны продажи.

Фотографии: Пресс-служба

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.