Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюТатьяна Парфенова
о влиянии искусства
на моду

«Художественное образование обязательно иметь всем. Я бы его назвала базовым образованием, а не юридическое»

Татьяна Парфенова 
о влиянии искусства 
на моду — Интервью на Wonderzine

Модный дом Татьяны Парфеновой — один из старейших в Петербурге и в стране. Свою первую коллекцию «Сафрон» модельер показала в 1995 году в Вильнюсе и получила приз «Золотая пуговица» из рук Пако Рабана. Затем она создала платье из 74 деталей — эта вещь из коллекции «Гора Марата» сразу попала в Русский музей. Татьяна Парфенова всегда была новатором — многие ее идеи прошлых сезонов любопытные критики моды могут увидеть на мировых подиумах. С момента первой коллекции прошло 20 лет. Кутюрная линия пользуется невероятным спросом в среде творческой и бизнес-элиты России. Оно и понятно, все вещи — коллекционные шедевры. Кроме кутюра Парфенова развивает Home collection, куда входит одежда для дома и предметы интерьера, выпускает сервизы вместе с Императорским фарфоровым заводом. Недавно дом запустил линию балетной одежды в сотрудничестве с балериной Дианой Вишневой — Diana Vishneva by Parfionova for Grishko — и спустя 13 лет возобновил линию prêt-à-porter WHITE by Parfionova, которую уже свозили на парижскую выставку Tranoï, где дом получил заказы байеров. И это еще не все. Пожалуй, Парфенова — одна из немногих, кто занимается искусством каждый день: пишет полотна, книги, устраивает театрализованные перформансы в Царском Селе, участвует в выставках и сотрудничает с Эрмитажем и Русским музеем. Она художник и модельер, который руководит настоящим модным домом, где трудятся около 30 швей, 4 конструктора, 10 рукодельниц и еще целая команда молодых помощников. Мы поговорили с Татьяной Парфеновой о влиянии искусства, молодом поколении и о том, кому нужен кутюр сегодня.

Татьяна Парфенова 
о влиянии искусства 
на моду. Изображение № 1.

олеся ива

 

 

 

 

Татьяна Парфенова

   

модельер

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Татьяна Парфенова по образованию художник и открыла свой модный дом в 30 лет

 

 

 вы по образованию художник, Ваши картины находятся в Русском музее. Искусство — это то, чем вы занимаетесь всю жизнь. При этом мы видим, что сейчас модные дома активно эксплуатируют тему современного искусства. почему так происходит? Почему искусством заинтересовались буквально все. Почему люди стали ближе к нему? Кто-то решил для себя открыть галерею, кто-то поехал учиться на искусствоведа.

Да, у меня абсолютно не модельерское образование, я всегда хотела уйти в сторону от моды и обращалась не к дизайну костюма, а к истории искусств: к живописи, скульптуре. Для того чтобы иметь почву под ногами. Искусство сегодня — это безумное, массовое явление: всех охватила такая лихорадка творчества, изображения. Если задуматься, то искусство стало массовым, приблизилось к широкому кругу людей через фотографию. Потому что фотография охватила лихорадкой массовой всех абсолютно. У каждого второго — айфон, что позволяет снимать что угодно и когда угодно. Бывает, получаются кадры — шедевры, которые можно выставить в галерее. Так, человек, даже сам не подозревая об этом, заразился творчеством. Очень многие люди, которые не умеют рисовать, делают сногсшибательные совершенно, потрясающие примитивные картинки. Есть оперные певцы, а есть те, кто поют как угодно, они поют оперными голосами в душе. Вообще, в принципе, жизнь ради искусства, надо сказать, счастливая жизнь, а мы же все находимся в поисках счастья. Даже те, которые находятся в поисках женихов, все равно находятся в поисках счастья.

Какой у вас любимый художник?

Скорее невозможно сказать, какой художник у тебя не любим. Очень много западноевропейской живописи роскошной. Вот по Эрмитажу пройтись — просто волосы встанут дыбом, красота какая. И Русский музей тоже — там русские художники хорошие и выставки привозят роскошные. Кажется, что так много всего. Можно, например, и на одной живописи Базаровой построить коллекцию, заливая ее бесконечно прекрасным синим цветом, всеми оттенками неба. Очень красиво. Я вообще Матисса очень люблю. Я очень люблю «Красную комнату» Матисса«Разговор». Для меня Матисс очень близкий художник по стилю. Я очень его рисунки люблю, графику, живопись любого периода. И «Танец», и «Музыка» мне нравятся. Я считаю, что художественное образование обязательно было бы иметь всем. Я бы его назвала базовым образованием. Не юридическое, как все хотят, чтобы тебя не обманули и ты, не дай бог, никого не обманул, а искусство. Ведь это просто потрясающее занятие и основа всех знаний. Через историю искусств следует учить историю человечества.

Есть мнение, что за последние 20 лет выросло поколение визуалов, которые воспринимают информацию через картинку. Среди них много дизайнеров, фотографов, много людей, которые стремятся в индустрию моды. Они работают с изображением, и мы получаем волну визуального, но непрактичного. почему изображение — это важно?

Невозможно понять, как устроена жизнь, без принятия ее через внешнее. Сейчас среди молодых возникло много неординарных взглядов — это способствует открытиям, рождению парадоксального мышления, которое сейчас необходимо. Ведь происходит рождение искусства нового века. Правда, молодая кровь в погоне за парадоксальным забывает про живописное, а эти вещи должны совпадать: тогда наступит благодать, необходимая после китча и хаоса, которые пробежали перед глазами за последние 10–15 лет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вещи из коллекции WHITE by Parfionova SS14

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Какого рода хаос?

Начиная с конца 90-х произошел колоссальный выброс энергии: художественной, разновозрастной и разнокалиберной, образованной и необразованной. Эта энергия была подвержена влиянию людей негативных — взрослых художников старой школы, ныне живущих. У них хорошая школа, но негативный взгляд. Они пережили разницу между советским временем и эйфорией перестройки. Не успев открыть границы, они столкнулись с кризисом и капитализмом и их взгляд стал пессимистичным. С другой стороны, совершенно щенячья эйфория молодого поколения, противоречащего старой школе. Молодым повезло: нет контроля. Есть большое информационное поле, которое позволяет посмотреть все что угодно, любого художника. В результате все это должно кристаллизоваться в какую-то новую, интересную форму, потому что к тому же появилось очень много новых технологий. XXI век в поисках своей красоты должен подарить миру новые стили и формы.

Обязательно ли дизайнеру, модельеру одежды сегодня иметь художественное образование, чтобы делать красивые вещи? Чтобы видеть за вещами глубину, а не утилитарную функцию?

Заниматься искусством ради искусства сложно. Тем более, для этого не нужно жить массовой популярной модой. Мода все-таки имеет утилитарное, практическое назначение. При этом как искусство мода абсолютно авангардна с точки зрения всех направлений: развития супрематизма, образов, явлений, физики и метафизики. Все, что только можно пожелать художнику-модельеру, — все есть: скульптурность, цвет да еще такая близость к человеку, такая зависимость от человека. Пожалуй, второго такого искусства, как мода, нет.

Есть две тенденции. С одной стороны, дизайнеры недостаток идей компенсируют жалобами на то, что в россии нет доступа к тканям. С другой — идеи зашкаливают и они слишком увлекают авангардом. кто прав?

Ну, во-первых, ткани можно создавать самому, даже проращивать их, дублировать, соединять, красить. Необязательно просто прийти на склад, купить 40 метров синего трикотажа и сделать коллекцию, вдохновившись работами предшественников, обуть моделей в огромные гейши-платформы и пустить всех по подиуму под психоделическую музыку. Лучше подумайте про крой вещей, про пропорции.

я знаю, что в Антверпенской школе дизайна и искусств, выпускную коллекцию  молодые дизайнеры не имеют права шить из готовых тканей, они обязательно должны что-то с ней сами сделать, модифицировать ее самостоятельно. хорошо, а что делать со странной одеждой?

Дизайнер — автор. Нужно, чтобы автор был искренен, а потом, если найдутся те, кому это надеть, — вообще замечательно. Другое дело, деконструкция не всегда идет от ума конструктивного. Плюс некоторые просто не владеют кроем и у них нет людей, конструкторов, закройщиков, чтобы воплотить то, что они хотят. Но иллюзии должны быть. Ничего не будет происходить без иллюзий. Например, вначале с тобой работает пара-тройка друзей, ты им платишь зарплату. Они могут не получать ее три месяца, жить на родительские деньги, потому что знают, что ты гений.

 

 

 Мне кажется, кутюр точно не умрет в ближайшие,
по крайней мере, десять лет

 

 

 

В вашей студии только 10 человек — это только те, кто занимаются ручной вышивкой, создают декор. Вы работаете только с русскими мастерами? Следите за новыми технологиями, стараетесь их внедрять?

Знаете, у нас очень много рукотворных полотен, вышитых французами. Мы используем швейцарские ткани, лазерные принты хорошего качества, технологичные ткани: трикотаж, дублированный поролоном, ткани с катафотным эффектом (со световозвращающими свойствами), нанесения, спаянные нити всякие. Мы работали с французской компанией Анри Портье, которые много делают тканей для японцев — очень красивые. У нас ткани хрустели, лились, просвечивали. Мы даже делали вечерние платья из толстого шотландского мохера. Много всякого. В плане материалов мы абсолютно свободны. Я считаю, что можно создавать прекрасные вещи как из простой бязи, так и из роскошных французских шелков. Главное, чтобы была идея.

Ваш модный дом, в первую очередь, ассоциируется с кутюром. Вам удается сохранять традиции портняжничества и рукоделия на протяжении многих лет. Пока большие дома вроде Givenchy закрывают свои кутюрные линии, Вы спокойно работаете над одним платьем до четырех месяцев, А потом это платье попадает в экспозицию Русского музея и становится историей. Кутюр сегодня скорее жив, чем мертв?

В России кутюр парадоксальным образом востребован. Здесь огромное количество девушек, которые хотят особенные платья и платья haute couture, — это то, что им интересно. К тому же такому дому, как наш, делать два раза в год показ 20 кутюрных платьев несложно. Это откровенно красивые вещи, которые не прячутся ни за какими тенденциями, технологиями, какими-то объемами продаж и производства. Шелк, бисер, вышивка — это же такое удовольствие. В некоторых компаниях кутюр вырос в целый масс-маркет, как, например, у Chanel. Мне кажется, кутюр точно не умрет в ближайшие, по крайней мере, десять лет. Потом же, кутюр не наносит вреда ни экологии, ни человечеству. Хотя, конечно, это тщеславно — носить что-то особенное, стоящее очень больших денег. Может, это не самое хорошее чувство. Ну, не знаю я. В первую очередь, кутюр — произведение портновского искусства, это тонкое шитье. А произведение искусства уравновешивает тщеславие. Здесь дизайнер не человек в поиске новых форм, а человек в поиске нового образа и создания незыблемой классики.

Модный дом парфеновой в центре петербурга, действительно, дом. Вы здесь и живете, и работаете, постоянно находитесь в процессе творчества. работа и есть жизнь?

У меня просто такой образ жизни. Я не знаю другого, потому что я так выросла, я так воспитана и я считаю, что художник как-то по-другому не должен. Какая у него может быть другая жизнь? Только вот такая.

 Выделяете ли вы какую-либо из своих линий как главную? Или вы все успеваете и работаете сразу надо всем?

Я по очереди делаю все подряд.

Это впечатляет.

У человека очень много времени, и мы очень много тратим его впустую. Я, если бы взяла себя в руки, то нашла бы время, по крайней мере, еще для пары-тройки серьезных занятий. Я тщательно обдумываю то, что я делаю, а потом делаю все быстро и сразу аккуратно. И я думаю много и постоянно на разные темы в процессе жизни. Никогда не знаешь, в какой момент может что-то пригодиться.

 

Татьяна Парфенова 
о влиянии искусства 
на моду. Изображение № 2.

Вещи из коллекции  White by Tatyana Parfenova SS14. Изображение № 3.Вещи из коллекции White by Tatyana Parfenova SS14

Татьяна Парфенова 
о влиянии искусства 
на моду. Изображение № 4.

 

И инстаграм Ведете  самостоятельно?

Да, конечно.

Современно!

Восприятие жизни у меня очень молодое. У меня давно нет возраста. Я не притворяюсь тинейджером и не говорю на их сленге, но очень многие вещи вижу и чувствую. Ничего особенного не происходит в течение жизни с человеком — только физика стареет. А все остальное — знания, опыт. У меня восприятие жизни как радости, как счастья. Мое поколение, прорвавшись к музыке The Rolling Stones, к работам Энди Уорхола, выросло уже на новой культуре. Может, вы даже многие вещи не знаете. Кому позволяет внешность, тот не меняется, тот так же носит джинсы, как носил 10–30 лет назад. Потом мы — поколение хиппи. Нужно смотреть на фотографии наших родителей. Самые красивые люди — это поколение наших родителей. У меня сформирован был вкус в детстве. И было кому его сформировать. Я как видела, что что-то красивое пролетело по небу — так я и сейчас вижу. Как мне нравились оттенки, сочетания определенных цветов — так я это все с детства и люблю.

Вы возобновили линию prêt-à-porter, которую не выпускали в течение последних 13 лет, с 2001 года. White by Tatyana Parfenova меня удивила тем, что вы показали одежду, которая выглядит свежо и современно. Видно, что ее захотят носить, и стоит она в десятки раз дешевле, чем вещи из вашей основной линии.

До 2001 года у нас была линия prêt-à-porter. Потом был кризис и законодательство не позволяло в тот момент продавать одежду открыто и везти ее на экспорт. Мы ушли из сезонов и стали заниматься кутюром и ателье. WHITE by Parfionova — новая линия. Она массовая и будет развиваться как линия для серийных производств, для магазинов, пошагово, постепенно наращивая свои интересы, мощности. Все вещи в ней выполнены из 100-процентного экологически чистого хлопка, высококачественной шерсти, а поверх нанесены мои рисунки. Философия WHITE by Parfionova— это добавление каждый сезон, а не обновление.

это как?

На цвет накладывается следующий. Потом цвет уходит внутрь тех вещей, которые были верхними. Летние коллекции становятся нижними зимними. Вот так вот.

Сейчас все говорят об отрицании, усталости от моды. Вы видите этот процесс?

Я двадцать лет занимаюсь модой и могу сказать, что усталость от моды длится все двадцать лет. Эта тенденция очень старая: отрицание моды, влияние улиц. Все это не новое. Это было всегда. Всегда говорили, что мода приходит с улиц и уходит на подиум. Выходит с подиума — выходит на улицу. Как оно может быть по-другому? Никак. Всегда есть то, к чему ты привыкаешь. А есть то, что становится вызовом, что заставляет смотреть на мир по-другому. Я бы не сказала, что сейчас происходит какое-то особое соединение. Пока нет. Все достаточно прагматично. Даже те компании, которые были в авангарде, их считали самыми странными и необычными, сейчас становятся все более буржуазными, например, как Comme des Garçons. Появляется много коммерческих вещей, ведь важен рост продаж. Магазинов много, а никому не хочется упускать своего клиента. В принципе, косухи, сапоги-казаки как были, так и есть. Очень много вещей, которые пришли и за последние 20–30 лет просто не изменились. Те же бейсболки и прочие вещи. Масса всего. И ношение шарфов вокруг шеи петлей. Я бы не отказывалась от вещей. Я бы отказалась от ярых сезонов, которые просто выкручивают руки людям.

 

   

фото:
Дмитрий Писоцкий, Дима Цыренщиков

Продюсер:
Люба Козорезова

Стиль:
Олеся Ива

 

модель:
Алина/Tann

волосы и макияж:
Марья Козлова

Вещи дизайнера можно найти в санкт-петербурге: 
Модный дом «Татьяна Парфенова»: Невский пр., 51, +7 (812) 713-36-69

Выражаем благодарность за помощь в организации съемки и интервью команде Aurora Fashion Week

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.