Views Comments Previous Next Search

Paris Fashion Week SS 2014Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно»

Wonderzine поговорил с Симоном Портом Жакмюсом — молодым дизайнером, сломавшим стереотип о «парижском шике»

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно» — Paris Fashion Week SS 2014 на Wonderzine

Симон Порт Жакмюс — молодой французский дизайнер, основавший марку в 19 лет. В 23 года он уже делает шоу в рамках Недели моды в Париже (где новые имена появляются раз в 10 лет), а критики называют его глотком свежего воздуха в чересчур коммерческом дизайне. Он делает простые лаконичные вещи — просто потому, что они ему нравятся, бьет представление о «парижском шике» и в то же время показывает француженку в самом реалистичном ключе. О своей героине, иронии и искренности в дизайне Симон рассказал нам после своего показа в Париже. 

 

  

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 1.

рита зубатова

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 2.

симон порт жакМЮС

Симон встречает меня в дверях шоу-рума и жестом показывает следовать за ним. Мы выбегаем на большой балкон, огибающий половину исторического здания в районе George V, дизайнер рассекает его вдоль и хочет забежать внутрь через самую дальнюю комнату, но дверь не поддается: «Блин, закрыта. Но ты посмотри — Симон очерчивает в воздухе окрестные улочки, — я так люблю этот район и вид отсюда». Он на секунду становится серьезным, встряхивает головой и уже улыбается самой открытой улыбкой: «Ну что, у нас там в холле есть удобный диван. Пойдем говорить туда?»

Смотри. я, и уверена, другие адепты Jacquemus воспринимают твою одежду неотрывно от истории, которая за ней стоит. Мы ассоциируем марку с девушками, которых выбираешь для кампании, точками, где устраиваешь показы. Ты изначально видел бренд так?

Для  меня одежда никогда не была отправной точкой. Сейчас я уже думаю про следующую коллекцию, но я думаю не про вещи, а про девушку Jacquemus и про то, чем она займется на этот раз. Нет, мне нравится заниматься дизайном, но моя работа подразумевает нечто большее: в первую очередь я создаю историю, во вторую — одежду. 

В этот раз история была такой же простой и легкой, как и всегда. Моя героиня отправилась на юг Франции в город Ла Гранд Мотт, она ест мороженое, она играет в теннис, она влюбляется. Это все. Хотя если вы прочтете эти три предложения еще раз и наберете в гугле Ла Гранд Мотт, то поймете, что этот курорт именно об этом.

Но героиня из коллекции в коллекцию остается одна и та же?

Да, правда, выглядеть она может совсем по-разному: например, надеть объемную толстовку или платье из 1960-х. Я не хочу создавать один и тот же силуэт из коллекции в коллекцию. Моя героиня может надеть то, что ей захочется, даже если это бейсболка козырьком назад. Конечно, в разных сезонах вы можете увидеть вещи, которые являются базовыми для марки. Я стараюсь уважительно относиться к тому, что делаю: если я считаю, что коллекции нужна куча футболок, я их создаю. 

Люди видят твоих героинь по кампаниям. Модели в них — твои подруги?

Это очень важный вопрос. Да, это мои подруги, и не просто из серии «тусили пару раз вместе», они правда очень дороги для меня. Я уважаю женскую красоту, внешнюю и внутреннюю, и стараюсь передать ее документально. Я люблю своих подруг такими, какие они есть. В лукбуке они без косметики и укладки, во время съемки они могут делать что хотят. Я правда рад, что могу работать с моими друзьями, это то, что делает меня счастливым.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 3.

симон порт жакМЮС

на балконе в студии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 4.

А случается, что видишь незнакомую девушку и думаешь: «О, она моя героиня»?

Да, такое правда бывает! Но я никогда не буду строить с ней отношения работодатель — работник, это не тот случай, когда ты видишь модель и такой: «О, она будет в моей кампании, клик!» Нет, для меня правда важно узнать, кто она, наладить с ней человеческий контакт. 

То есть это не только о внешнем, но и о персональном. 

Да, это работает в гармонии. Я рассказываю о девушке, которой не нужно много, чтобы чувствовать себя хорошо. Она улыбчивая и резкая одновременно. Не стесняется надеть розовый тотал-лук, бейсболку, мужские ботинки и длинные носки. Да, носки — это очень важная деталь. Что я еще могу сказать… Она молодая. Да, она молодая. 

Но и тебе 23. Думаешь, твоя героиня может вырасти с тобой?

Определенно. Жан-Поль Готье сказал, что клиент растет вместе с дизайнером, а для меня клиентка и героиня очень близки. Я делал для этой марки все от А до Я, между нами нет никого третьего. Поэтому очевидно, что если мы так срослись, развиваться будем тоже вместе. Но даже сейчас это бренд не только для 20-летних девушек. Я просто пытаюсь держать цену на том уровне, чтобы им она была доступна. Многим моим клиенткам 40 или 50.

Ну, это же про состояние души. Я знаю, что ты посвятил свою марку маме. Ты много рассказываешь о том, как она выглядела, как вела себя, как одевалась, в разных интервью. Очевидно, вдохновляла она тебя не только в юности. 

Да, конечно. И моя мама, и моя бабушка вдохновляют каждую мою коллекцию. Я вижу много параллелей между моими воспоминаниями и вещами, в которые они выливаются. Моя марка действительно очень личная, даже, наверное, ненормально личная. Это как фильм, фильм моей жизни.

Как я говорила раньше, марка и дает ощущение целого фильма про героиню, одежду, даже образ жизни. Одежда воспринимается вместе с картинкой. Ты, должно быть, достиг идеального взаимопонимания со своей командой. 

Я работаю с одним и тем же фотографом с самого начала. Его зовут Бертран Ле Плауар. В 19 лет, когда я решил делать свою марку, я постоянно листал альбомы с фотографиями из 1990-х и думал: «Да, такие же реалистичные, резкие, немного грязные фотографии я хочу видеть в своих кампаниях». Мне нравились работы Бертрана, поэтому я отправил ему на фейсбуке картинку, где я в студии отшиваю какие-то вещи. И он ответил: «О'кей, мне нравится». Мы встретились, я рассказал, как вижу это сам, он понял меня во всех мелочах. Для меня это очень важно.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 5.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 6.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 7.

Jacquemus FW 2013

А что в остальном: стайлинг, презентации. Ты правда все делаешь сам?

А кто может лучше меня почувствовать, как это должно выглядеть? Для меня быть дизайнером — это не отшить вещи и сложить руки. Я думаю о каждой детали в презентации, съемке лукбука. Я сделал дизайн для сайта и сам же нарисовал логотип. Я уже знаю, как будет выглядеть мой первый магазин: это такое простое обтекаемое пространство, где в середине стоит мороженщик, и ты можешь выбирать вещи и наслаждаться самым вкусным сорбетом. 

О'кей, Jacquemus — очень личная история, и, честно говоря, именно поэтому марка настолько обаятельна. Но очевидно, что за последние пару сезонов невероятное количество прессы, критиков, байеров заинтересовались одеждой, которую ты делаешь. Бренд растет. Уверен, что потянешь всю эту работу в возрастающих объемах дальше?

Ты права, но, сказать честно, я не очень переживаю по этому поводу сейчас. Бренд действительно растет, но сейчас меня это только радует, потому что я могу быть более внимательным к деталям, у меня появилась возможность воплощать свои идеи в жизнь и вообще создавать коллекцию в большем объеме. Ты знаешь, я начинал с пары вещей, сшитых на коленке. Поэтому сейчас, когда я получаю все больший фидбэк от прессы и магазинов, я становлюсь только счастливее. Последняя коллекция — моя любимая, потому что я чувствую, что меня понимают. 

И даже не допускаешь, что когда-то Jacquemus станет тем монструозным французским брендом с тысячей людей внутри?

Конечно нет, он всегда будет очень личной историей. Посмотри на эту коллекцию. Это моя коллекция. Что я могу сказать еще.

Вернемся к презентациям. Как ты выбираешь место? В тот раз она была в бассейне, в этом — в зале игровых автоматов. 

Для новой коллекции я искал что-то, напоминающее юг Франции, что-то солнечное и яркое. Разумеется, ничего подобного в Париже найти было нельзя. Поэтому когда я наткнулся на этот зал, то подумал — там на курорте ты ешь мороженое, а потом всегда идешь в дурацкий зал с автоматами и тратишь последние пять евро на игры. Это то что нужно. Такая классическая отпускная программа.

 

  

«Разрез на юбке — не аргумент в пользу покупки вещи, история за ней — аргумент»

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 8.

Вообще, интересно, потому что такие места для проведения показа в рамках Парижской недели моды кажутся не самыми очевидными. Это не та бегущая по Сент-Оноре француженка в зауженных джинсах с растрепанными волосами, о которой все говорят. Честно сказать, та девушка, которую показываешь ты, кажется намного более реальной. 

О да, этот так называемый «парижский шик». О чем это? Мне кажется, это стереотип старшего поколения. Возможно, дело в том, что моя героиня скорее француженка, чем парижанка. Знаешь, в провинциях Франции девушки более настоящие и раскрепощенные. Они грубее, чем это видят или хотят видеть люди. В Париже же люди такие «Хэ-э-й!» (Симон изображает излишне сияющие лица целующихся при встрече парижанок. — Прим. ред.). Мой бренд стал возможностью сказать, что в Париже такие настоящие француженки тоже существуют. И мне даже странно, что их до сих пор никто не показал. Когда я прихожу на показы французских дизайнеров, я вижу только разукрашенных девушек на высоких каблуках. Это настолько далеко от действительности, настолько неправильно. Посмотри на мои светло-розовые платья. Они могут выглядеть по-девчачьи, ты можешь надеть их в шики-фрики-ключе, но я ведь так не делаю, я пытаюсь удержать картинку реальной. 

И она воспринимается по-настоящему французской.

О да, французской. Французский минимализм — это то, что я хочу делать. И минимализм для меня — это не шик, люкс и лживые улыбки. Я хочу улыбок настоящих, поэтому и делаю марку настоящей, простой, ироничной. Это не про высокую моду, говорить об этом даже смешно. 

А серьезно, назови аутентично французские места в Париже? 

Сказать честно, я вообще не люблю Париж. С самого детства всю свою жизнь я мечтал о том, чтобы приехать сюда. Я жил в малюсеньком городке на юге Франции, и весь этот фэшн-мир кружил мне голову. Но когда я приехал, я подумал: «Оу, это город, в котором я буду жить?» Это дурацкое ощущение: когда ты так долго мечтаешь о чем-то, и мечта разбивается о реальность. Да, Париж оказался не совсем таким, как я ожидал, но я люблю отдельные места в нем. Например, этот район, где мы сейчас сидим. Он же безумно красивый. 

Симон проходит среди рейлов с вещами, показанными на шоу неделю назад. Наш фотограф Кристина смотрит на рейл с розовыми топами, юбками и платьями и говорит: «Так странно, но когда я смотрела на них во время шоу, то все, что я чувствовала, — это счастье». Симон быстро кивает: «Да, это счастливый цвет. Хотя большинство дизайнеров использовали его, чтобы сделать шоу девчачьим. Это так неправильно». Слово «happy» является для Симона как будто сакральным: произнося его (с легким ударением на последний слог) он опускает глаза и искренне улыбается.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 9.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 10.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 11.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 12.

Jacquemus: «Делать супермодные вещи — это как-то неправильно». Изображение № 13.

Jacquemus ss 2014

Знаешь что интересно. Большинство дизайнеров стараются придумать инновационные идеи для коллекций, заглянуть в будущее, в то время как продукт, который в итоге нас восхищает сейчас, — это простые вещи, отсылающие нас к детству: к примеру, козырек или короткий топ поросячьего цвета. 

Правда. Я никогда не пытался заглянуть в будущее или пропасть в прошлом. Сейчас 2013 год, и я недолго думая делаю то, во что верю. Я пытаюсь сохранять коллекцию настолько чистой, насколько могу. Я не люблю карманы и неожиданные детали, я пытаюсь сохранить идею недетализированной одежды. Хотя на рынке сейчас быть коммерчески успешным брендом и не делать детали на одежде может быть оксюмороном. Но знаешь, я не думаю об этом, я просто делаю то, что считаю нужным. Я не хочу быть кем-то, кем не являюсь. Я не пытаюсь делать «дизайнерскую» одежду. Я просто создаю истории и воплощаю ее в вещах. Если я хочу получить короткую белую рубашку, я просто ее делаю, не пытаясь выдумать какую-то цепляющую фэшн-деталь. Если бы я старался делать супермодные вещи, это было бы неправильно, я бы чувствовал себя очень некомфортно. Нет, правда. Я хочу, чтобы одежда была простой, чтобы она подчеркивала личность человека, который ее носит, а не затмевала ее. Чтобы он чувствовал себя в ней комфортно, чтобы мне не нужно было подталкивать человека ее купить. 

Да, многие дизайнеры сейчас выпрыгивают из штанов, чтобы угодить клиенту.

Это так неправильно. Я думаю, девушки достаточно умны, чтобы сделать выбор самим. У меня как-то спросили: «Что вы думаете, когда видите на улице кого-то, кто выглядит плохо?» А что я должен подумать? Подойти к ней и сказать: «Хэй, ты выбрала тотал-лук не того дизайнера, посмотри на другого»? Почему мы должны диктовать, как кто должен выглядеть и что покупать? Люди не такие глупые. Моя клиентка купит эти шорты просто потому, что они ей нравятся, а не потому, что кто-то ей что-то сказал. Я уверен. Я надеюсь, что это работает так. Меня даже иногда пугает, когда в ревью пишут слишком много о разрезе, который я сделал на юбке. Это ведь не так важно, это не аргумент к покупке вещи, история за ней — это аргумент.

Фотограф: Кристина Абдеева

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.