Views Comments Previous Next Search

Мнение«Царственная псевдомода»: Почему Меган Маркл не фэшн-икона и это нормально

И как герцогини помогают британской казне

«Царственная псевдомода»: Почему Меган Маркл не фэшн-икона и это нормально — Мнение на Wonderzine

ТЕКСТ: Дарья Косарева, автор блога It’s So Last Season и одноимённого телеграм-канала

«Она же совсем не модная, ей никогда не стать настоящей иконой стиля, какой была принцесса Диана», — примерно в таком духе отозвалась о Кейт Миддлтон канадская писательница Маргарет Этвуд, автор недавно экранизированных романов «Рассказ служанки» и «Она же Грейс», во время своей лекции в лондонском Музее Виктории и Альберта два года назад. На Этвуд мгновенно обрушилась волна народного негодования, её саму назвали шовинисткой, а мнение о немодности Миддлтон — не имеющим под собой никаких оснований.

Аргументы в пользу того, что Кейт — самая настоящая фэшиониста, приводились разные, но главным стал «эффект Кейт»: этот вполне уже устоявшийся социально-экономический термин означает бешеный ажиотаж и повышенный покупательский спрос, который вызывает любой предмет гардероба супруги принца Уильяма. Этвуд, конечно, пришлось, приносить извинения, говорить, что ничего такого она не имела в виду. Раскаиваясь, Этвуд даже вскользь упомянула, что вообще-то быть модной представительнице королевской семьи (как, впрочем, и любому другому человеку) желательно, но вовсе необязательно. Однако история говорит нам ровно об обратном, а призрак Дианы Спенсер по сей день деловито перебирает вешалки с нарядами в шкафу не только у Кейт Миддлтон, но теперь уже и у Меган Маркл.

«Царственная псевдомода»: Почему Меган Маркл не фэшн-икона и это нормально. Изображение № 1.

 

Осенью 2010-го, сразу после объявления о помолвке Уильяма и Кейт я, будучи редактором фэшн-отдела российского Vogue, получила задание написать развёрнутый фичер о том, почему Кейт Миддлтон является международной иконой стиля, и впала в сильнейшее уныние и творческий ступор, потому что фактуры для написания материала катастрофически не хватало. Но мне, как и тысячам других редакторов по всему миру, предстояло в буквальном смысле придумать убедительные доводы, доказывающие обратное.

Проблема в том, что статус модной иконы сегодня идёт в нагрузку к титулу избранницы британского принца практически по умолчанию. И неважно, что в реальности потенциальная королева может быть живым антонимом понятия «фэшн». Взгляните трезвым взглядом на гардероб Кейт или даже Меган Маркл, чей выход в слегка рваных джинсах был засчитан как грандиозный модный прорыв: к настоящей моде, той, про которую снимают масштабные эдиториалы в журналах, которую продают в передовых концепт-сторах мира, все эти аккуратные, будто скопированные из каталога офисной одежды ансамбли не имеют ровным счётом никакого отношения.

Обязательной и, надо сказать, определяющей для принцессы характеристикой «модность» оказалась во времена леди Дианы, когда важное значение приобретали не только сами вещи, которые она носила, но и их брендовая принадлежность. При этом на передовой моды Диана очутилась не в одночасье и не из-за врождённых способностей, а благодаря сосредоточенным усилиям Анны Харви, замглавреда тогдашнего британского Vogue, ставшей для Дианы личным фэшн-Вергилием. Это она привлекла для работы с принцессой лучших стилистов и визажистов, познакомила её с дизайнерами и воспитала вкус и аппетит к экстравагантным и смелым вещам. Для самой Дианы мода тогда стала не только хобби, но и компенсацией — способом убежать от проблем в личной жизни и, разумеется, мощным инструментом манипуляции общественным вниманием.

 

 

В 2000-х механизм превращения Кейт Миддлтон в модную икону остался таким же, как и в случае с Дианой: для работы над её образом была нанята огромная команда профессионалов, но маркетинговый угол слегка сместился. Хотя Кейт иногда и позволяет себе косплеить Диану по части нарядов, в отличие от последней, в её гардеробе нет и следов разгула дизайнерской мысли: дорогую одежду Миддлтон носит как исключение на совсем уж грандиозные мероприятия, а повседневные ансамбли выстраивает из сегмента масс-маркета и high-street.

Дальше фотографии Кейт, снабжённые подробным перечнем деталей её очередного образа, мгновенно тиражируют медиа, из-за поднятого шума одежда и аксессуары, упоминаемые в хрониках, раскупаются с молниеносной скоростью, медийный капитал Кейт растёт в геометрической прогрессии, и в итоге возникает тот самый «эффект Кейт»: 25 миллионов запросов на тему «How to dress like Kate», многотысячная армия «репли-Кейтов» (RepliKates), девушек, один в один копирующих наряды Кейт, и миллиард фунтов стерлингов в год дохода для британской казны.

В этой мнимой заземлённости и демократичности стиля Кейт спрятан хитрый расчёт: пренебрегая «модной» модой, Кейт демонстрирует близость с народом и подспудно ставит знак равенства между собой (а если мыслить глобально, то и королевской семьёй) и стабильностью, умеренностью, протестантской скромностью. Для такого феномена британский политический теоретик Том Нэрн даже придумал специальный термин: «царственная псевдомода». У этой намеренной безыскусности в вопросах стиля, впрочем, есть и оборотная  сторона. Во-первых, сама Кейт, а теперь и Меган, питающие слабость к недорогой одежде, становятся заложницами бесконечного круговорота вещей и, по сути, их ходячей рекламой. А во-вторых, попытка копировать гардероб кумира ввергает множество обычных девушек и женщин в пучину неконтролируемого потребления.

 

«Царственная псевдомода»: Почему Меган Маркл не фэшн-икона и это нормально. Изображение № 2.

 

Наиболее причудливая модная история сложилась вокруг Меган Маркл. В своём образе она соединила сразу три ипостаси: ТВ-селебрити, инстаграм-знаменитости и будущего члена королевской семьи. Номинально её нельзя назвать модной девушкой: в её гардеробе невозможно отыскать ни одной мало-мальски важной для современного фэшн-контекста марки. При этом она успела выпустить собственную капсульную коллекцию совместно с канадской маркой Reitmans, а аналитики уже предрекают, что «эффект Маркл» по силе воздействия на покупательские способности населения будет ещё более мощным, чем «эффект Кейт». Вспомнить хотя бы недавний выход Меган в белом пальто Line The Label, которое раскупили в магазинах марки за считанные минуты после появления Маркл в новостях. Складывается впечатление, что в королевскую семью девушку готовы принять уже из-за того, что она так умело капитализирует свои модные активы.

В скором времени стоит ожидать и обязательного ажиотажа по поводу свадебного платья Меган: интриги с именем дизайнера, журналистских расследований о возможных фасонах, декоре и количестве использованного метража для фаты и, конечно, непременных сравнений с туалетами Дианы и Кейт. Редакторы i-D уже успели поразмышлять на тему того, как будет выглядеть наряд невесты, кто-то из них даже посмел предположить, что Меган возьмёт на заметку идеи из коллекций Balenciaga, Vetements и Marques’Almeida.

Но несмотря на всю прогрессивность предстоящего бракосочетания — Маркл старше Гарри на три года, она американка, наполовину африканского происхождения, актриса, разведена и позиционирует себя как общественная активистка  — дело, по старой королевской традиции, вполне может кончиться платьем-тортом авторства какого-нибудь именитого британского дизайнера или подруги-дизайнера Миши Нону. Похоже, что Букингемский дворец способен изменить любые правила игры, кроме свадебной моды. Фэшн-аудитория, конечно, с радостью признает свою ошибку, увидев Меган в революционно модном наряде — будь то элегантный смокинг или платье-комбинация. Впрочем, это только её дело. 

Фотографии: Reitmans, Getty Images (1)

  

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.