Views Comments Previous Next Search

МнениеФеномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию

Один шаг вперёд — два назад

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию — Мнение на Wonderzine

Текст: Яна Лукина

НА МИНУВШИХ НЕДЕЛЯХ МОДЫ ОДНОЗНАЧНОЙ ЗВЕЗДОЙ СТАЛА юная Кайя Гербер — шестнадцатилетняя дочь Синди Кроуфорд, отправившаяся по стопам матери. Редкий редактор глянца не счёл своим профессиональным долгом выложить в сториз видео энергичной походки модели и умилиться, когда она поучаствовала в показе Versace — том самом, где в финале на подиуме появилась и её мама в компании коллег-супермоделей из 90-х.

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию. Изображение № 1.

 

После финального гонга сайты бросились суммировать, сколько раз за эти четыре недели Гербер вышла на подиум. Получился двадцать один выход у восемнадцати марок (никаких проблем с математикой: просто на Versace, Moschino и Saint Laurent ей досталось по два наряда). Список эталонный: девушка открыла шоу Alexander Wang, Fendi, Moschino, Isabel Marant и Chanel, закрыла Marc Jacobs, отметилась на Calvin Klein, Prada, Off-White и Miu Miu; наконец, буквально на день посетила Лондонскую неделю — всё ради Burberry.

Немудрено, что поклонники вовсю гадают, какой бренд ангажирует новую любимицу для рекламной кампании первым: Fendi, Chanel или всё-таки Miu Miu. В стороне, скорее всего, не останется ни один, хотя бы потому, что в инстаграме у новой фаворитки модной индустрии уже два с лишним миллиона подписчиков. Для сравнения: у австралийки Чарли Фрейзер, принявшей участие в пятидесяти показах и установившей таким образом рекорд сезона, меньше шестнадцати тысяч. В отношении фолловеров и лайков Кайя примерно в сто сорок раз ценнее — и модные дома вряд ли захотят игнорировать этот важнейший для сегодняшнего дня факт.

Всё та же Фрейзер при этом модель из совсем другой плоскости — не просто не дебютантка, но и наследница коренного населения родного континента. Её успех, пусть и при условии конвенциональной внешности, — маленькая победа того самого пресловутого разнообразия, которое со скрипом пробирается в фэшн-индустрию. Но если её участие ещё можно с натягом подогнать под риторику «diversity», то выход Гербер от неё максимально далек. Дочь Кроуфорд — воплощение конвенциональной красоты, она легко бы попала в модельный бизнес и тридцать лет назад. Ярое обожание констатирует простой факт: индустрия готова меняться, но как только появляется возможность этого не делать — облегчённо вздыхает.

 

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию. Изображение № 2.

 

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию. Изображение № 3.

 

TheFashionSpot тем временем рапортует: на подиумах выросло число моделей африканского, азиатского и латиноамериканского происхождения, а также моделей плюс-сайз, старше пятидесяти, трансгендерных и тех, кто не готов определяться с гендером в принципе. По сравнению с прошлым сезоном разница не то чтобы поразительна, но если ориентироваться, скажем, на сезон весна-лето — 2015, то прогресс впечатляет: за три года доля так называемых небелых участников недель моды выросла с 17 % до 30,2 % от общего числа. А количество моделей плюс-сайз за два года увеличилось с 14 до 93, то есть без малого в семь раз. Правда, эти достижения остаются практически за кадром, обсуждаются в основном инсайдерами и реже, чем следовало бы, освещаются на передовицах онлайн-ресурсов, не говоря уже про принт. То ли дело Кайя: «A Street Style Star Is Born!» — сообщил американский Vogue и тут же заботливо предложил своим читательницам одеться как модель.

Разумеется, вины самой Кайи в этом нет, она просто работает с вводными данными. Если уже упомянутая Фрейзер представляет коренное население Австралии, то Гербер — семью успешных моделей. Кроуфорд при этом помогает дочери на правах не только мамы, но и ментора, всё-таки за плечами тридцать лет бесценного опыта. Она поступает осмотрительно: несмотря на обилие предложений, супермодель не дала Кайе стартовать до шестнадцатилетия (на радость кастинг-агентам, праздничные свечи были задуты лишь за несколько дней до начала New York Fashion Week), а теперь повсюду сопровождает несовершеннолетнюю дочь. 

В каком-то смысле особое положение Гербер помогло ей обойти коллег задолго до начала гонки: путешествовать по маршруту, включающему четыре модные столицы, да ещё и с родителем — непозволительная роскошь для многих начинающих моделей. Как и проживание в отеле GeorgeV, на выходе из которого её регулярно ловили папарацци, чьи снимки затем разлетелись по модным сайтам. Её популярность в инстаграме тоже совсем иного сорта, а ставить её в один ряд стоит, скажем, с Джиджи Хадид, а не Барби Феррейрой, которую тоже обожают в соцсетях: к привычно красивым детям богатых и знаменитых априори прикованы взгляды.

 

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию. Изображение № 4.

 

Феномен Кайи Гербер: Готова ли модная индустрия
к разнообразию. Изображение № 5.

 

Такого рода инстагёрлз изничтожили каноны, по которым годами, если не десятилетиями, жила модельная индустрия. Согласно им, для новичков существовало два возможных пути «выстрелить». Первый — стать по-хорошему неразборчивыми и в свой первый сезон браться сотрудничать даже с брендами второго эшелона в надежде примелькаться (Малаика Фёрт, например, начинала с нью-йоркских показов вроде Odilon, Porter Grey и Rachel Zoe, и только спустя два года случился прорыв). Второй — попасть в «эксклюзив», скажем, к Prada или Alexander Wang. Дальше всё зависело от работоспособности и везения. При хорошем раскладе через сезон-другой модель наконец снимала сливки: ставила рекорды по количеству шоу, получала заветные контракты, снималась на обложки глянца, начинала брать не количеством, а качеством.

Первой ласточкой перемен стала Кара Делевинь — девочка из семьи с хорошими связями. Старшая сестра, Поппи, дружила с Карлом Лагерфельдом — и он быстро взял Кару под своё крыло, обеспечив ей профессиональный взлёт. Карьеры Джиджи Хадид и Кендалл Дженнер, начатые одновременно, взлетели на ещё более высоких скоростях. За три года девушки появились в таком количестве кампаний, что кажутся чуть ли не ветеранами индустрии. У Джиджи в резюме — «большая четвёрка», обложки четырёх главных Vogue: американского, британского, французского и итальянского. Кендалл таким похвастаться пока не может (Великобритания и Италия всё ещё не пали ниц), хотя и жаловаться на нехватку съёмок она не может. На осенних неделях моды Джиджи обошлась дюжиной шоу, причём только в трёх из них не была «открывающей», «закрывающей» или на обеих позициях сразу. Позиции же Кендалл оказались настолько крепки, что их не пошатнул даже громкий скандал, разгоревшийся из-за рекламной кампании Pepsi

Бренды используют аккаунты заведомо богатых и знаменитых как способ продвижения: в контрактах инстамоделей (к которым, конечно, принадлежит и Кайя) количество снимков в социальных сетях прописаны точно так же, как и условия участия в показе или съёмке. Их селфи на фоне бэкстейджа рекламной кампании могут продавать коллекции лучше самой кампании. По этой же причине, выбирая между нестандартной моделью, о которой едва ли напишут, и звездой инстаграма, марки останавливаются на второй. Да, плюс-сайз-девушки вроде Эшли Грэм получили возможность появляться на обложках Vogue (что нельзя было представить ещё десять лет назад), но бешеная популярность Кайи Гербер свидетельствует, что до победы разнообразия ещё очень далеко.

Едва ли Кайя «зафиналит» такую практику: в следующем году шестнадцать исполнится Лиле Грейс, дочери Кейт Мосс и издателя Джефферсона Хэка. Она уже сопровождает маму на модные показы, где соседствует с новоиспечённым главредом британского Vogue Эдвардом Эннинфулом, — и вполне может статься, что совсем скоро мы получим новую Кайю.

Фотографии: Marc Jacobs, Hudson Jeans, Miu Miu, Penshoppe

 

Рассказать друзьям
15 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.