Views Comments Previous Next Search

МнениеХуже воровства: Почему пора перестать искать плагиат в моде

По мотивам скандала, связанного с пальто Gucci

Хуже воровства: Почему пора перестать искать плагиат в моде — Мнение на Wonderzine

Текст: Ирина Дубина

В 1989 году андерграундный дизайнер Dapper Dan, известный своей любовью к хип-хоп-тусовке и логомании, запечатлел американскую спортсменку Диану Диксон в норковом пальто собственного дизайна — с объёмными рукавами, украшенными аббревиатурой LV. Спустя 28 лет аналогичная вещь появляется в круизной коллекции Gucci, и интернет буквально взрывается мемами: плагиат это или тонкий оммаж легенде 80-х? 

Сам же Алессандро Микеле, креативный директор Gucci, уверяет, что знаменитое пальто Dapper Dan всего лишь послужило для него источником вдохновения — ни о каком прямом заимствовании речи нет. И всё же избавиться от ощущения дежавю сложно: почему бы бренду просто не сделать коллаборацию с дизайнером, предложив ему переосмыслить свои хиты в контексте современной моды?

Хуже воровства: Почему пора перестать искать плагиат в моде. Изображение № 1.

 

За пару недель до показа в музее Михо, недалеко от Киото, свою круизную коллекцию представил другой крупный игрок индустрии Louis Vuitton; креативный директор дома Николя Гескьер работал над ней вместе с важнейшим дизайнером XX века Кансаем Ямамото. Создающие оптическую иллюзию полоски, как на костюме Дэвида Боуи для тура «Aladdin Sane», вдохновлённые японской каллиграфией принты — во всём этом читаются отсылки к собственным коллекциям человека, предвосхитившего волну популярности японских дизайнеров в Париже. Впрочем, Louis Vuitton этого и не скрывает: Гескьер называет себя поклонником Ямамото, а сам японский художник сидел на показе в первом ряду. 

Вопрос вторичности современной моды поднимается в индустрии регулярно. Начиная с откровенного плагиата, вроде нашумевшей истории о том, как Zara использовала работы лос-анджелесской художницы Тьюзди Бэссен без её ведома, до многочисленных подиумных коллекций больших и малых брендов, навевающих мысли в духе «где-то мы уже это видели». Провести грань между откровенным копированием и пресловутым вдохновением становится всё сложнее — при этом разговоры о том, кто использовал тот или иной принт или крой рукава раньше, простого обывателя не особо волнуют.

Известный журналист Анджело Флаккавенто не раз писал о том, что мы живём в эпоху постпродакшена — этот термин в своё время ввёл куратор и искусствовед Николя Буррио. Попросту говоря, вся современная культура от моды и дизайна до музыки и искусства представляет собой переработку уже существующих или существовавших вещей. Придумать нечто абсолютно новое и беспрецедентное практически невозможно: осознанно или нет, художники во всех областях имитируют или интерпретируют то, что было создано до них.

 

 

Одно дело перерабатывать оригинал так, чтобы угадывался почерк дизайнера, а другое — бездумно штамповать потенциальные хиты в надежде,
что о первоисточнике никто и не вспомнит

 

 

В какой-то степени вся история моды связана с заимствованием. Шанель подсмотрела идеи для своего фирменного стиля à la garçonne в предметах мужского гардероба начала XX века, в частности — у своего возлюбленного Артура «Боя» Кэйпела. Диор не придумал знаменитый силуэт corolle из ничего, а переработал платье с кринолином конца XIX — начала XX века, осовременив его. Скандальная коллекция Ива Сен-Лорана 1971 года была вдохновлена парижской модой 1940-х и напоминала коллаж из найденных в винтажных лавочках Левого берега вещей. Вивьен Вествуд не раз использовала в своих работах отсылки к историческому костюму, собирая из визуальных кусочков различных эпох единую картинку (позже к этому приёму будет активно прибегать Джон Гальяно сперва в рамках собственного бренда, а затем — Dior). Идея одеть мужчин в юбки не принадлежала Жан-Полю Готье — он позаимствовал её у выдающегося стилиста Рэя Петри.

Подобных примеров множество, но ни один из них не умаляет авторитета упомянутых дизайнеров. Что, в таком случае, отличает их от Vetements, которые делают копипаст не только коллекций Мартина Маржелы из 1990-х, но даже ботфортов, которые носила героиня Джулии Робертс в «Красотке»? Или от Balmain, которые в коллекции весна-лето — 2015 показывают костюм точь-в-точь как в кутюрной коллекции Givenchy 1998 года? Или от тех же Gucci, сделавших для своей последней круизной коллекции очки, в точности как те, что носила Голди Хоун в фильме «За бортом»?

 

Хуже воровства: Почему пора перестать искать плагиат в моде. Изображение № 2.

 

Цитирование, в том числе прямое, — это нормально. Но одно дело перерабатывать оригинал так, чтобы угадывался почерк дизайнера, а другое — бездумно штамповать потенциальные хиты в надежде, что о первоисточнике никто и не вспомнит. Возьмите коллекцию Prada осень-зима — 2014/2015 — она выглядела как современный ремейк фильма «Горькие слёзы Петры фон Кант», начиная принтами и цветосочетаниями и заканчивая аксессуарами вроде повязанных на шее шёлковых лент. Но упрекнуть Миуччу Праду в копировании было бы несправедливо: при всей схожести черт работа дизайнера выглядит качественным переосмыслением темы.

Собственно, самого Алессандро Микеле с момента его появления на модной арене все воспринимали скорее как талантливого стилиста, собирающего актуальные образы из уже имеющихся вещей, лишь слегка дополняя их грамотными деталями. И даже его идея в рамках показа круиз-2017 выпустить на подиум моделей в футболках и свитшотах Gucci, словно найденных на развалах с подделками, казалась остроумным высказыванием на тему ценности оригинала в современной модной повестке дня. 

Несколько лет назад всплыла история о Фиби Файло, которая в коллекции Céline осень-зима — 2013 скопировала дизайн пальто Geoffrey Beene, созданного лет за десять до того. Претензии к безусловно талантливому дизайнеру можно предъявить те же, что и к Микеле в случае с «подсмотренным» творением Dapper Dan. Впрочем, кредит доверия Файло этот случай в своё время не убавил. Не убавит и Микеле. Принято считать, что последней самобытной декадой в моде, привнёсшей новую, свежую и не существовавшую ранее стилистику, были 1990-е: всё, что происходило в сфере модного дизайна после, представляло собой компиляцию отсылок и цитат.

 

 

Публикация от ava (@avanope)

 

 

Современный потребитель вовсе не требует от дизайнера оригинальности — зачастую куда важнее становятся созданный вокруг марки хайп или соответствие трендам

 

 

Отчасти такое положение вещей можно связать с резким подъёмом интереса к модным маркам с именем и историей: именно в 1990-е ловкие дельцы вроде Бернара Арно и Франсуа-Анри Пино взялись возрождать почившие дома мод. На место креативных директоров брали молодых перспективных ребят, чьей задачей было переработать наследие вверенного им бренда, сделав это в соответствии с собственным эстетическим видением. Со временем такой подход стал основой творчества дизайнеров, выступающих не только как наёмные рабочие, но и создающих коллекции для собственных брендов. Сегодня заимствуют все — отличается лишь уровень качества.

Тем временем современный потребитель вовсе не требует от дизайнера оригинальности — зачастую куда важнее становятся созданный вокруг марки хайп или соответствие трендам. Вряд ли большинство обывателей знают, кто такой Dapper Dan и почему созданное Микеле пальто нельзя назвать полётом гениальной мысли творца.

Мода сегодня — на 90 % бизнес и всего лишь на 10 % творчество, поэтому практически для каждого бренда первоочередной задачей становится продать продукт, а не произвести на свет гениальную идею, которая будет жить сквозь года. Происходящее на протяжении последних лет пяти-семи в моде можно описать известным интернет-мемом «неповторимый оригинал — жалкая пародия». Впрочем, и относиться ко всему подобному стоит с долей юмора: в конце концов, всегда есть шанс откопать тот самый оригинал на просторах eBay.

ФОТОГРАФИИ: Balenciaga, Getty images (1), Vetements

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.