Views Comments Previous Next Search

МнениеВ погоне за фото:
Как стритстайл перестал быть независимым

Перед началом Недель моды размышляем о феномене уличной фотографии

В погоне за фото:
Как стритстайл перестал быть независимым — Мнение на Wonderzine

Текст: Ира Дубина

Милан, солнечный день. У входа в штаб-квартиру Prada на Via Fogazzaro, где традиционно проходят показы итальянского бренда, тьма народу: улицу облепили фотографы, которые пытаются поймать в свои объективы известных и не очень персонажей модной тусовки. Те позируют с нескрываемым удовольствием: вот они, заветные пятнадцать минут славы, авось удастся попасть в подборку Vogue.com. Наконец, шоу должно вот-вот начаться — часть публики, счастливые обладатели пригласительных, проходят внутрь. Те же, кто такой чести не удостоился, остаются за воротами. Их лица тут же меняются: беспечно-скучающего вида как не бывало — да я тут просто мимо проходил, а вовсе не затем, чтобы меня для стритстайла сфотографировали.

Образы ранних героев стритстайла
не казались нарочито продуманными —
в каждом из них, за редким исключением, читалась индивидуальность

Принято считать, что стритстайл популяризировал фотограф Билл Каннингем. На деле же он был не единственным, кто дал старт феномену задолго до того, как тот стал мейнстримом. В сентябре прошлого года известный стритстайл-фотограф Томми Тон опубликовал в своём Instagram снимок со следующей подписью: «Видите этих женщин, которые идут рядом с Джованной [Батальей]? Именно им мы обязаны тем, что теперь повсеместно происходит на неделях моды вне подиума. Они занимаются этим многие годы, и благодаря им стритстайл превратился из локального явления в глобальный феномен. Именно из-за них я начал заниматься стритстайл-фотографией, они — моё вдохновение. До того как социальные сети захватили наше внимание, азиатские журналы были единственным источником стритстайла с недель моды. Наряду с Биллом Канингемом эти женщины были главными энтузиастами, показывавшими, что носят гости модных шоу». Наивно полагать, будто интересно одетые персонажи на неделях моды появились только с приходом Томми Тона и Скотта Шумана. Отнюдь, просто они вместе с ещё несколькими энтузиастами-фотографами вовремя смекнули, что «модная толпа» — это интересно.

Дело было на излёте нулевых, когда все порядком устали от примелькавшихся лиц знаменитостей, а публика требовала свежей крови — и оказалось, что это даже необязательно должен быть кто-то известный. Примерно тогда же начали появляться фэшн-блогеры, которые выкладывали себя в модной одежде — так, вполне органично, товар нашёл своего купца. Поначалу следить за хрониками уличного стиля было любопытно: никаких «вылизанных» подиумных образов, которые в конце 2000-х ещё тащили за собой груз эпохи железобетонной роскоши. В основном это были модные журналисты и байеры в одежде, найденной на винтажных развалах, хитах масс-маркета, разбавленных «тяжёлым люксом». Образы ранних героев стритстайла не казались нарочито продуманными — в каждом из них, за редким исключением, читалась индивидуальность.

Стоило же стритстайлу набрать популярность, как всё изменилось. Глянцевые и не очень издания поняли, что фотографии модников — отличный способ сделать трафик. Всем стало интересно посмотреть, во что одеваются «обычные» люди, а не селебрити, над которыми колдует команда профессиональных стилистов. Чем большую популярность набирал раздел «street style», тем большую цену за свои услуги назначали мэтры стритстайл-фотографии. В одночасье практически все стали снимать одних и тех же персонажей, выгуливающих одни и те же вещи в похожих комбинациях. Фотографы практически перестали искать новые лица. В мире стритстайла появились свои звёзды, чья популярность измерялась количеством читателей блога и подписчиков в инстаграме, — стало понятно, кого нужно фотографировать, чтобы набрать просмотры или фолловеров. Всё закрутилось как снежный ком: популярность «стритстайл-див» конвертировалась в популярность фотографов и наоборот.

Визуальность стала важнее содержания: главное — получить классные фотографии,
а уж что за ними будет стоять, дело десятое

При этом в цепочку подключилось третье звено — модные марки, для которых блогеры и героини стритстайл-хроник стали новыми звёздами, коими раньше были известные актёры или модели. Модные дома поняли, что кредит доверия публики к ним выше, чем к небожителям Голливуда, а значит, транслируемая ими реклама будет потенциально более эффективной. А так как лучше рекламы может быть только скрытая реклама, бренды нашли способ грамотно нажать на рычаг. Блогерам и прочим представителям модного сообщества начали присылать вещи, в подарок или на время — пощеголять на неделе моды. Теперь несложно проследить, кто стоит у руля, — достаточно подсчитать, сколько раз знаковые вещи промелькнут в стритстайл-хрониках за один сезон.

Их просмотр напоминает день сурка: череда одинаковых образов от Нью-Йорка до Токио, через Лондон и Стокгольм. Непосредственность, которая была так привлекательна поначалу, испарилась: сложно не заметить, с какой щепетильностью подбираются луки, как тщательно создаётся актуальный нынче образ «мне всё равно, что на мне надето» (на самом деле, конечно, нет). В одном из интервью стилист Лотта Волкова, задавшая вектор современного стритстайла, сказала: «Субкультур больше нет. Если кто-то хочет надеть панковскую футболку, он наденет её, даже если ему не нравится эта музыка и он не разделяет политические взгляды панков». Визуальность стала важнее содержания: главное — получить классные фотографии, а уж что за ними будет стоять, дело десятое.

Если мелких субкультур, как считает Волкова, больше нет, то точно осталась одна, но большая. По сути, мода и стала этой самой субкультурой, объединившей самых разных людей. Жизнь в мегаполисе подталкивает к тому, что, даже потеряв связь с семьёй, мы всё равно стремимся найти сообщество единомышленников. Мода стала глобальным кружком по интересам, поддерживающим при этом курс на лукизм и консьюмеризм. Нас агитируют выглядеть конвенционально привлекательно (приложения для знакомств, в которых главный оценочный критерий — внешность человека, тому крайне способствуют), одеваться модно и быть успешным — только так якобы можно почувствовать себя «по-настоящему» счастливым. Зачастую ролевыми моделями становятся люди, которые транслируют глянцевую жизнь в Instagram, а современными иконами стиля — обладатели внушительного списка контактов PR-менеджеров модных брендов.

На смену одним звёздам пришли другие, а значит, в ответ на это совсем скоро появится и новый, независимый взгляд изнутри

Не стоит принимать увиденное в галерее стритстайла с очередной недели моды за чистую монету. Вся неприглядная рутина остаётся за кадром: многочисленные попытки сделать идеальный снимок, одежда, которая хорошо выглядит на фотографии, а в жизни — слишком театрально и вычурно, особенно на фоне городских пейзажей, и брендированные кофры с вещами в отельных номерах, которые после выхода героини или героя в свет отправятся обратно в штаб-квартиры модных домов.

Справедливости ради стоит сказать, что среди всего этого по-прежнему остались персонажи, которые одеваются для себя, а не для уличных фотографов. Например, итальянский журналист Анджело Флаккавенто — любитель винтажных костюмов и «рыбацких» шапочек, которого почти невозможно уговорить попозировать для снимка. Или стилист Урсина Гиси, автор последней рекламной кампании Y-Project, которая носила вместе объёмные пуховики, кепки и каблуки задолго до показов Balenciaga. Или дизайнер Гайя Репосси, которая не изменяет своему стилю вот уже много лет. Стритстайл потерял репутацию независимого вестника мод, который ещё несколько лет назад считали куда более важным источником вдохновения, чем сами показы. Однако остались люди, для которых модное шоу — прежде всего профессиональное мероприятие, а не ярмарка тщеславия. На смену одним звёздам пришли другие, а значит, в ответ на это совсем скоро появится и новый, независимый взгляд изнутри, каким был стритстайл поначалу. 

Обложка: Getty Images

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.