Views Comments Previous Next Search

МнениеПочему Запад заговорил
о модной революции
в России

Рассказываем, о ком пишут Dazed & Confused и почему это важно

Почему Запад заговорил 
о модной революции 
в России  — Мнение на Wonderzine
Почему Запад заговорил 
о модной революции 
в России . Изображение № 1.

Олеся Ива

Мода и повестка дня тесно переплетены. Как минимум потому, что вещи марок не существуют вне контекста и являются визуальным посланием, которое аудитория читает чаще газет. Как максимум мода — это бизнес, который напрямую зависит от политической и экономической обстановки в мире. Десять месяцев назад, на фоне январских событий на Майдане, журналисты Dazed & Confused отправились в Киев писать о модной украинской революции и готовить текст про заявившее о себе новое поколение молодых местных дизайнеров.

Однако долгожданный материал под заголовком «Kiev’s fashion revolution» в итоге для журнала подготовила Дарья Шаповалова, а не спецкоры издания. Вчера на Dazed был опубликован текст со схожим заголовком — «Russia’s new fashion revolution». В нем лондонский журналист Эмма Хоуп Олвуд пишет о появлении новой волны российских марок и модной революции в России. Есть ли сходства и различия между ситуацией в моде России и Украины?

ZDDZ SS15. Изображение № 2.ZDDZ SS15

О мощной эволюции украинской моды заговорили после того, как за нее всерьез взялась Дарья Шаповалова, ставшая в 2010 году идеологом Mercedes-Benz Kiev Fashion Days, а также, что немаловажно, контрибьютором западных порталов о моде Nowfashion.com и Style.com. Шаповалова и ее партнер Казбек Бектурсунов вовремя разглядели в украинских дизайнерах серьезный бизнес-потенциал. Десятки интервью, показов, появлений Дарьи в стритстайл-блогах и знакомства на мировых неделях моды привели к тому, что ее стали воспринимать посланницей украинской моды, костяк которой составляли тогда еще неизвестные в мире молодые местные марки.

Кроме Киевской недели моды в помощь дизайнерам (хотя и не бесплатно) была предоставлена международная площадка поддержки молодых талантов Fashion Scout, а именно показ в рамках Лондонской недели моды и участие в парижском шоу-руме Fashion Scout. Понемногу Fashion Scout принес первые публикации об украинцах в международной прессе и знакомства с международным байерами. В начале 2014 года в силу обостренного внимания к Майдану об украинских дизайнерах заговорили всерьез все главные мировые профильные СМИ: Сара Мауэр со страниц Vogue.com, Ванесса Фридман в Financial Times, а также сама Дарья со страниц Dazeddigital.com и Style.com. Даже симпатии к украинке Юлии Ефимчук со стороны Хлое Севиньи и создателей Opening Ceremony Кэрол Лим и Умберто Леона на фестивале моды в Йере выглядят логичным последствием этих событий. В новом сезоне Даша уже показывает украинцев в собственном шоу-руме в Париже без Fashion Scout и активно продолжает бизнес-экспансию, взявшись за Казахстан.

В одном из интервью музыкант Микки Бланко высказал верную мысль: «Мода может быть очень влиятельной в политическом смысле. Мода может поставить тот или иной вопрос ребром, разжечь идею силой одного лишь изображения. Изображение побуждает к новому образу мышления. Мы должны следить за играми культуры и говорить тогда, когда нужно высказаться. Задавать вопросы, когда они появляются». С ним нельзя не согласиться. До определенной поры российские молодые марки особого внимания к себе не привлекали, и оно было сосредоточено на политике: деле Pussy Riot, законах, направленных против ЛГБТ-комьюнити. Затем случился Крым. В итоге Россия и новые решения Владимира Путина сегодня чуть ли не главный пункт новостной повестки. Закономерным образом политика разожгла и интерес к культуре и жизни в России, и одним из предметов пристального внимания Запада стала российская мода — точнее, ее самые молодые и прогрессивные представители. Сначала об этом написали The Guardian, потом Fashionista и Paper, теперь подтянулись Dazed.

 

Обособленность, свойственная российской моде, постепенно перерождается в сообщество

 

Олвуд начинает свою статью «Russia’s new fashion revolution» со слов «Путин, Pussy Riot, гомофобия». В этих трех словах, увы, сосредоточен сегодняшний имидж России на Западе. Автор не пишет про жизненно важные детали: новые законы, способные задушить малый бизнес на корню, или курс доллара и евро, которые, кажется, мутируют, а не растут. Однако именно с этим приходится бороться молодым, на которых журналист возлагает надежды на возрождение страны. Эмма начинает с вершины айсберга в лице любимца Dazed & Confused Гоши Рубчинского — самого узнаваемого на Западе дизайнера, который не только тонко чувствует цайтгайст и Россию в целом, но и четко транслирует это через скейтерскую культуру, понятную на любом языке мира.

Она также пишет про омского дизайнера Антона Галецкого, который лучше всех поиронизировал в новом сезоне над 90-ми, гопниками, плагиатом и масс-маркетом. Не забывает и про гордость московской модной индустрии — Андрея Артемова и его марку Walk Of Shame, а также про Олю Шурыгину, которая в этом году  представила свою марку Cap Amerika в Лондоне на конкурсе Young Creative Entrepreneur, и про участников Mercedes-Benz Fashion Week Russia: дизайнера с грузинскими корнями Рию Кебурию и Ясю Миночкину — с украинскими, обеим помогают люди из Москвы. Список Dazed явно неполный. Туда можно было бы смело добавить как минимум еще ряд молодых марок: Дашу Сельянову и ее марку ZDDZ (хотя Даша лондонский дизайнер, мы, конечно, считаем ее своей), дизайнера LES’ Лесю Парамонову, Наталью Алавердян и ее марку A.W.A.K.E, osome2some, Женю Ким, Turbo Yulia, Люду Никишину, Артема Шумова и открытие последней Недели моды в Петербурге — Юрия Питенина с маркой Saint-Tokyo.

Интересно то, что молодые российские марки между собой почти не связаны. У них нет централизованной поддержки, как у американских и британских дизайнеров, или крепкой традиции сотрудничать друг с другом: по сути, они долгое время существовали автономно. Для сравнения, все украинские дизайнеры не только «сидят в одной лодке», но и знают швей друг друга чуть ли не по именам, помогают с эскизами менее известным коллегам. Между тем у россиян в моде есть одна общая черта. Ни один из этих молодых дизайнеров не эксплуатирует политическую или национальную тему (за исключением «дворовых 90-х» Рубчинского и Галецкого): они просто действуют в общемировом контексте и предлагают крутой дизайн, который в эпоху интернета могут оценить в любой стране.

Walk of Shame SS15. Изображение № 3.Walk of Shame SS15

Да, у нас пока не появилось энтузиаста моды, способного сыграть такую же роль, как Дарья Шаповалова для украинской индустрии, хотя продвижением российских молодых талантов давно пора заняться всерьез. Таким человеком могла бы стать Мирослава Дума, учитывая ее влиятельность в мире, но, видимо, у нее другие задачи. В этом году мы узнали имя президента Mercedes-Benz Fashion Week Russia Александра Шумского, который недавно объявил о создании Российской палаты моды, на пост почетного председателя которой был избран Вячеслав Зайцев. Это назначение вызывает ряд вопросов, особенно после интервью Forbes, в котором Шумский говорит: «Мода не только красивый, но и достаточно сложный бизнес. Мало сделать коллекцию одежды, важно затем ее запустить в производство и продать. А эти этапы никому в нашей стране не доступны. К сожалению, в России за последние 15 лет так и не появилось ни одного дизайнера, кто смог бы воплотить все эти три этапа хотя бы на среднем европейском уровне».
С нетерпением ждем программу поддержки, которую подготовит палата.

Приятно, что, несмотря на напряженное или как минимум настороженное отношение к современной российской политике на Западе, интерес к нашей культуре и искусству не пропадает. Есть и огромное ответное желание о них рассказывать — из чувства гордости за молодое поколение, которое не имеет ничего общего с ура-патриотизмом. Настоящее чувство веры в страну и огромное количество талантливых людей в ней подпитано появлением шаткой, но здоровой среды, которую молодежь формирует самостоятельно: своими талантами, головой и руками. Поэтому на шквал вопросов о России хочется рассказать про успех Гоши Рубчинского и показы Тиграна Аветисяна и Даши Сельяновой в Нью-Йорке, а не только про отсутствие сыра, очередные законопроекты и запах сероводорода в Москве.

Обособленность, свойственная российской моде еще до недавнего времени, постепенно перерождается в сообщество. «Кузнецкий Мост 20» становится российским VFILES, объединяя молодых дизайнеров. Десант россиян впервые выезжает в Милан на трейд-шоу Pitti Super. Андрей Артемов и Мария Штерн практически бок-о-бок делают свои шоу-румы во время Парижской недели моды. Молодые стилисты, визажисты, дизайнеры, журналисты и фотографы поддерживают друг друга, делают совместные проекты, снимают бесплатно или за копейки друг другу лукбуки. Это движение растет, и, действительно, Эмма Хоуп, именно это и есть новая Россия.

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.