Views Comments Previous Next Search

МнениеWTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela

Размышляем, что могут дать друг другу самый загадочный дом моды и скандальный дизайнер

WTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela  — Мнение на Wonderzine

На днях стало известно, что 53-летний Джон Гальяно назначен новым креативным директором всех линий Maison Martin Margiela и первые результаты его работы мы увидим в январе, во время Недели высокой моды в Париже. Новость, мягко говоря, шокирующая: трудно представить более неоднозначный союз, чем склонный к театральности и гламурному китчу Джон Гальяно и оплот минимализма и интеллектуальной моды — дом Maison Martin Margiela.

Текст: Алена Белая

WTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela . Изображение № 1.

Туфли Maison Martin Margiela
из весенне-летней коллекции 2009 года

Незадолго до ухода из Maison Martin Margiela основателя дома Мартина Маржелы в 2009 году ходили слухи, что его место предлагали занять сначала Рафу Симонсу, затем Хайдеру Акерманну — и оба могли бы смотреться на новом месте вполне гармонично, если не с идейной, то хотя бы эстетической точки зрения. Однако не срослось: и Симонс, и Акерманн отказались. В конце концов было принято решение оставить модный дом без креативного директора, а над коллекциями поставить работать дизайнерскую команду, в которой «все равны» и личности участников которой не раскрывались. Все, что происходило в Maison Martin Margiela на протяжении следующих пяти лет, выглядело довольно уныло: несмотря на усилия, гений Маржелы не получилось заменить. Творческая команда смогла сымитировать продукт, но не воплотить идею. Визуально отдельные коллекции были интересны, но концепция в них не просматривалась.

Мартин Маржела выпустился из Королевской академии изящных искусств в Антверпене в 1979 году — годом раньше знаменитой «антверпенской шестерки». После нескольких лет свободного плавания Маржела пришел в Jean Paul Gaultier, где сначала стажировался, а потом работал до 1987 года — именно в те годы, когда Жан-Поль Готье, тот еще массовик-затейник, всячески пропагандировал трэш в моде, смешение красоты и уродства, эстетики и антиэстетики. И это то, что возьмет себе Мартин Маржела, основав собственную марку в 1988 году, — концепцию нового типа красоты. И еще, конечно, он воплотит (и в большей степени) авангардизм японских дизайнеров 1980-х во главе с Рей Кавакубо. Деконструктивизм и переработка всех мыслимых и немыслимых объектов в предметы гардероба станут точкой опоры Маржелы. Каждый выпад дизайнера, будь то соединение несоразмерных элементов в одной конструкции или гипертрофированное удлинение рукавов, становился метафорой искусственной природы моды в целом. Он раскладывал и собирал обратно крой вещей, а вместе с тем смысловые и эстетические коды, стоящие за ними. Однако Мартин занимался не только своим домом. C 1997 года и до 2003 он был креативным директора Hermès, пока на его место не поставили гротескного Готье, у которого Маржела когда-то учился. Ирония судьбы, не иначе.

WTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela . Изображение № 2.

WTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela . Изображение № 3.

Будет ли Джон Гальяно заниматься в Maison Martin Margiela деконструкцией и созданием интеллектуальных идей — большой вопрос. Скорее всего, нет. Потому что Гальяно как-никак художник иного рода. К нему идеально подходит определение too mush is never too much (равно как и к Жан-Полю Готье). Особенно это касается последних работ Гальяно в Dior, когда его излюбленный прием грубо смешать все вместе приобрел почти гомерический размах и стал карикатурным жестом дизайнера. Но в начале пути был и другой Гальяно. Минималистичный — в создаваемых им идеально скроенных платьях-комбинациях. Вдохновляемый все той же Рей Кавакубо и Ёдзи Ямамото (достаточно вспомнить его выпускную коллекцию из Central Saint Martins или более позднюю кутюрную для Dior cезона весна-лето — 2000). Лихо переворачивающий с ног на голову устоявшиеся представления о люксе — «газетным» принтом, показанными изнанкой наружу вещами и выпущенными швами. Будем реалистами: вероятность того, что в январе на парижском показе Maison Martin Margiela мы увидим именно такого Гальяно, стремится к нулю. Но хотелось бы верить, что время удаления от индустрии моды и рехаба послужило для одного из гениальнейших дизайнеров современности перезагрузкой.

Все же, несмотря на полярность различий Маржелы и Гальяно, есть нечто их роднящее. Они оба большие перформанисты. И показы обоих были все равно что спектакли. Только у Маржелы это экспериментальный театр, а Гальяно неизменно заходил на территорию бурлеска. На дебютном шоу Maison Martin Margiela модели ходили по устланному белой тканью подиуму в tabi boots с выкрашенными красной краской подошвами, оставляя «кровавые» следы. А в 1997 году в роттердамском музее Бойманса — ван Бенингена устроили инсталляцию: 18 платьев Maison Martin Margiela поместили в стеклянные витрины и заразили плесневым грибком, который постепенно разрушал ткани и менял цвет вещей. Гальяно, в свою очередь, был изумительным рассказчиком историй — не только своими коллекциями, в которых смешивались герои, декады, стили, но и показами, больше напоминающими театральные постановки. Шоу такого формата — это то, что потеряли Maison Martin Margiela с уходом Маржелы. И то, что, вполне вероятно, вернет ему Гальяно.

Слева: показ первой женской коллекции Maison Martin Margiela сезона весна-лето 1989; Справа: показ коллекции Haute Couture Dior сезона весна-лето 2000

WTF: Как Джон Гальяно очутился в Maison Martin Margiela . Изображение № 4.

Лукбук коллекции John Galliano
сезона весна-лето 2014; Лукбук коллекции Maison Martin Margiela сезона весна-лето 2014

Вообще решение главы группы OTB (Only the Brave) Ренцо Россо пригласить в Maison Martin Margiela именно Джона Гальяно — очень остроумный ход. И дальновидный. Стоит помнить, что Ренцо стоит за такими домами, как Viktor & Rolf, Diesel и Marni. Мы сейчас переживаем эпоху, когда фигура дизайнера во главе того или иного модного дома порой говорит о марке громче, чем собственно создаваемые им вещи. Для публики зачастую важна не сама вещь, а кто ее сделал. Поэтому на показе Moschino под руководством Джереми Скотта яблоку негде упасть, как будто это какой-то концерт Канье Уэста. А Эди Слиман, несмотря на все нападки, сделал из (Yves) Saint Laurent один из самых желанных брендов, что признала даже его главный антифанат Кэти Хорин. При этом на полном серьезе и одного, и другого называть гениальными дизайнерами решительно невозможно. Важна их подача.

В активах Ренцо Россо уже имеется эффектное назначение — в 2013 году он поставил во главу креативной команды Diesel знаменитого стилиста Леди Гаги Николу Формикетти. Очевидно, целью Россо было дать посредственной марке денима новый импульс, тем же вызвано и его желание «поженить» Гальяно с потенциально сильным брендом из своего портфеля. Грядущее шоу Maison Martin Margiela Artisanal, которое и станет новым дебютом Гальяно, уже называют самым ожидаемым событием кутюрной недели моды в Париже — вот вам и сила имени. Впрочем, помимо него у Джона Гальяно есть безусловный козырь — наличие дизайнерского таланта.

Сейчас можно лишь строить догадки о том, что будет представлять собой «брак» Гальяно и Maison Martin Margiela. Реальный результат мы увидим уже через четыре месяца. Очевидно одно: это событие историческое, без всяких кавычек и иронии. Потому что явление такого масштаба, когда дизайнер, определивший целую эпоху в моде, но вынужденный покинуть ее по причине эмоционального брейкдауна, находит силы вернуться, несмотря на ожидаемую неоднозначную реакцию публики, происходит на памяти новейшей истории моды впервые. Очевидно, нас ждет другой дом Maison Martin Margiela, но кто сказал, что он будет плох?

Фотографии: Maison Martin Margiela, Fotobank/ Getty Images

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.