Views Comments Previous Next Search

МнениеПочему мир российского гламура обвинили
в измене родине

Рассказываем, как на осколках российского глянцевого прошлого формируется новая среда

Почему мир российского гламура обвинили 
в измене родине — Мнение на Wonderzine

Текст: Алена Белая

В минувшую пятницу по соцсетям с вирусной скоростью разошлась критическая статья журналиста «Российской газеты» Петра Орлова со звучным названием мастера заголовков 80 уровня «Гламурная нищета». Если вкратце, автор высокопарным слогом высказывается о, цитата, «модных диссидентах» Мирославе Думе, Лене Перминовой, Вике Газинской, Ульяне «Сергиенко» и Наталье Алавердян, обвиняя их в непатриотизме и публичном отречении от связей с родиной. Во-первых, конечно, совершенно не ясно, зачем журналист, ранее писавший исключительно на политические и экономические темы, полез на terra incognita и замахнулся анализировать тему из области, очевидно для него чуждой. Во-вторых, обличительный тон статьи в лучших традициях советской пропаганды и антизападной агитации в 2014 году выглядит особенно дико, хотя в целом и подходит нынешней нездоровой атмосфере в стране. Пожалуй, единственное, чего не достает статье, — это периодических возгласов «Товарищи!».

Почему мир российского гламура обвинили 
в измене родине. Изображение № 1.

Однако если отбросить риторику и пройтись по фактам, окажется, что неправды в «Гламурной нищете» меньше, чем могло показаться на первый взгляд. Конечно, все мы понимаем, что стильных и симпатичных российских девушек пруд пруди, но The New York Times и The Telegraph пишут не о каждой (а точнее, о большинстве почти и не пишут). Главный вопрос: действительно, какими талантами it girls вроде Думы и Перминовой (и множества не упомянутых в статье) заслужили такую популярность, кроме умения ладно сложить модные вещи в образ? Для публики истории обеих — что-то вроде сказки о Золушке. На деле Лену Перминову и Мирославу Думу хорошо продвинула гений пиара Карла Отто, благодаря которой в свое время заговорили о таких марках, как Prada, Marni, Jil Sander, Simone Rocha и многих других. В услугах агентства есть личный PR, но берется оно лишь за тех клиентов, кого считает достойным. Теперь Лена Перминова получает дивиденды в виде дизайнерских вещей и съемок для журнала Vogue, а вторая — в качестве раскрутки своего онлайн-ресурса (о чем сама Дума напрямую говорит в недавнем интервью ELLE).

Вика Газинская в последние месяцы не единожды становилась новостным поводом. Cамый запоминающийся случай — интервью для «Москвы 24», в котором дизайнер в очередной раз изрядно прошлась по отечественной модной индустрии. Будем честны, каждый, кто более-менее в теме, прекрасно знает о проблемах российской индустрии моды: отсутствии качественного образования, сложностях коммуникации внутри системы, отсутствии все той же господдержки дизайнерам. Упомянутое в статье Орлова министерство промышленности и торговли хоть и помогло делегации молодых российских дизайнеров с бесплатным стендом на миланской выставке Pitti Super, но все остальные расходы легли на плечи самих ребят. Поэтому вопрос «А в чем, собственно, заключалась поддержка?» остается открытым. Но, как говорится, важна не только сама информация, но и ее подача. Неизменно высказываться в духе «все говно» — не лучший способ обратить внимание на наболевшее.

 

Проблемы российской индустрии моды общеизвестны: отсутствие структуры, качественного образования и господдержки

 

Вика Газинская — талантливый дизайнер, одна из самых талантливых в стране, но ее интервью уважаемым международным изданиям вызывают множество вопросов. Если The New York Times ты говоришь, что в России тебя ничто не вдохновляет, а уважаемому ресурсу Business of Fashion жалуешься: «В стране нет людей, которые понимают, как правильно сконструировать вещь или как отвечать на письма от иностранной прессы», — и при этом продолжаешь, как и в самой первой коллекции, отшивать вещи на московских производствах, работать с нашими конструкторами и нанимать здесь же, в Москве, пиарщиц — налицо двойные стандарты. Не хватает — формируй.

Почему мир российского гламура обвинили 
в измене родине. Изображение № 2.

Что до Ульяны Сергеенко, то жена олигарха также сперва стала звездой стритстайла (и тут снова привет Карле Отто), а затем — кутюрным дизайнером. Запуск марки Ульяны спонсировал теперь уже бывший муж, а в каждой коллекции дизайнер фактически представляет слепок c самой себя. Однако идея повторов женственного ретростиля, похоже, провалилась на родине. Зато арабские принцессы и китайские актрисы в восторге от ее экзотики. Потому бренд Ulyana Sergeenko с первого сезона проводит свои показы в Париже, где клиентки из ОАЭ бывают куда чаще, чем в столице России.

Единственный пример, в котором с разгромной и передергивающей статьей можно категорически не согласиться, — это Наташа Алавердян, большого таланта человек. Совершенно неясно, какого патриотизма в коллекциях ее бренда A.W.A.K.E. ждет автор, потому что, во-первых,  прогрессивные дизайнеры давно уже не играют на национальной идее буквально, весь мир моды ратует за мультикультурализм, а личность в нем ценится превыше происхождения. Во-вторых, сама Наташа давно живет как минимум на два города и имеет полное право называть свой бренд лондонским, если зарегистрирован он именно там.

 

Имя и лицо Мирославы Думы
узнаваемы за границей не меньше,
чем маски Pussy Riot

 

Все-таки несмотря на критику в адрес наших модниц, стоит сказать им спасибо. Да, весь этот Russian fashion pack по сути удачный пиар-проект, но именно благодаря ему за рубежом Россию начали воспринимать не черным пятном на карте модной индустрии, а вполне конкурентоспособным игроком. Имя и лицо Мирославы Думы узнаваемы за границей не меньше, чем маски Pussy Riot, хотя между ними очевидная идеологическая пропасть. То, что начиналось как ярмарка тщеславия нескольких обеспеченных девушек, переросло в область куда более широкую и вызвало искренний интерес Запада к нашим дизайнерам (что приятно, в том числе из обоймы молодых), стилистам, редакторам и так далее. Эта тенденция только набирает обороты, и кто знает, сколько еще понадобится времени, чтобы заполнить нишу самобытными, умными, молодыми и бесстрашными.

Но все будет, потому что зреет новая российская модная среда, куда более здоровая, которая, хочется верить, станет известной благодаря реальным заслугам и оригинальным идеям. По крайней мере, почву для нее уже подготовили. И в том числе в этом есть заслуга Мирославы Думы, Лены Перминовой и Вики Газинской, а таланты вроде Алавердян уже меняют ситуацию.

Фотография: Getty Images/Fotobank

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.