Views Comments Previous Next Search

ГероиниОпра Уинфри: Королева, которая
не должна быть президентом

Где проходит грань между активизмом и политикой

Опра Уинфри: Королева, которая
не должна быть президентом — Героини на Wonderzine
Опра Уинфри: Королева, которая
не должна быть президентом. Изображение № 1.

наташа федоренко

Церемония «Золотого глобуса» в этом году стала политическим заявлением. Движение «Time’s Up», чёрный цвет, активистки на красной дорожке, язвительный комментарий о номинации «Лучший режиссёр» Натали Портман — всё это вызвало гораздо больше интереса, чем сами картины. Особое место было отведено речи Опры Уинфри, которая говорила о правах женщин и сексуальном насилии. Выступление было действительно впечатляющим — настолько, что Уинфри стали пророчить президентский пост.

Слоган «Опра 2020» сначала казался шуткой из соцсетей и эмоциональной реакцией либеральных медиа — однако, кажется, дело обстоит несколько серьёзнее. Многие действительно восприняли речь Опры как заявку на президентство: CNN завёл специальный эфир под заголовком «Опра 2020», Мерил Стрип сказала, что телеведущая — её кандидат, а западные СМИ успели выпустить десятки колонок о том, стоит ли Опре побороться с Трампом.

Будет ли Опра баллотироваться — пока непонятно. Два источника всё тех же CNN говорят, что Уинфри рассматривает такую возможность, а её партнёр Стедман Грэхэм считает, при должной поддержке американцев Опра вполне могла бы это сделать. Тем не менее её легендарная лучшая подруга Гейл Кинг всё отрицает. Ситуация остаётся туманной, однако сам факт, что страстное выступление Опры имело такой взрывной эффект, говорит многое о состоянии американского общества. Разбираемся, кто толкает Опру в президенты, какое отношение она имеет к политике и почему Белый дом ей не нужен.

Опра Уинфри: Королева, которая
не должна быть президентом. Изображение № 2.

 

Ребёнок-проповедник

Опра знала о чём говорила, когда рассказывала историю Рейси Тейлор — женщины, которую изнасиловали шесть белых мужчин, когда она шла домой из церкви. Телеведущая не раз переживала насилие, в том числе от самых близких людей: впервые её изнасиловал двоюродный брат, когда Опре было девять. «Я думала, что жизнь только такой и бывает», — признавалась она. В раннем подростковом возрасте её изнасиловал бойфренд кузины, потом — дядя. Не говоря уже о том, что Опра с детства сталкивалась с насилием со стороны женщин: её регулярно избивала бабушка и унижала мать.

В тринадцать лет она сбежала из дома и уже в четырнадцать забеременела. Уинфри думала покончить с собой — не помогало и то, что отец, к которому она переехала, считал её позором семьи. Ещё одним ударом стала смерть ребёнка вскоре после рождения — с тех пор Опра отказалась от идеи иметь собственных детей и сдержала слово. Несмотря на это Уинфри хорошо училась в школе, считалась самой популярной девочкой в классе, а в семнадцать выиграла конкурс красоты. Её жизненный путь — история постоянного преодоления, от жизни на пособие по безработице матери до статуса самой богатой и влиятельной афроамериканки Штатов.

Опру в шутку называли проповедницей ещё в три года, когда она зачитывала отрывки из Библии перед прихожанами. Уинфри, кажется, всегда чётко знала, чего хотела — она брала интервью ещё у своих кукол; после школы Опра поступила в Университет Теннесси (один из немногих принимавших тогда афроамериканских студентов), где изучала коммуникацию, но диплом получать не стала — карьера началась раньше, чем закончилась учёба. Девятнадцатилетняя Уинфри стала одной из первых радиоведущих-афроамериканцев в Нэшвилле, работала репортёром в Балтиморе, где её ругали за излишне эмоциональный подход к новостям и перевели в утреннее шоу, где она нашла себя в жанре искреннего разговора. Вскоре Опра стала соведущей на невостребованном шоу в Чикаго «AM Chicago TV show» — всего через пару месяцев оно стало самым популярным на местном телевидении. Три года спустя его переименовали в «Шоу Опры Уинфри».

 

 

American idol

Опру не раз упрекали за неумение давить и задавать неудобные вопросы — впрочем, ей это никогда не было нужно. Уинфри изобрела новый язык для телевидения, ставящий во главу угла эмпатию и внимание к каждому, вне зависимости от происхождения, цвета кожи, нулей на банковском счету и ориентации. Опра никогда не была журналисткой в формальном смысле этого слова — она была собеседником. Эффект Опры оказался настолько сильным, что медиаисследователи и колумнисты один за одним говорили об «опраизации Америки» — новом способе говорить о политике, экономике, социальном неравенстве и насилии через личные истории и сражающую искренность. И это относится не только к телевидению, где похожие ток-шоу стали появляться как грибы после дождя, но и политике. Например, президента Билла Клинтона именовали политиком в стиле Опры, а в сериале «Футурама» «опраизм» иронично называли одной из религий нового времени.

 

 

Эффект Опры оказался настолько сильным, что медиаисследователи и колумнисты один за одним говорили об «опраизации Америки» — способе говорить о важном при помощи личных историй

 

Опру сотни раз заносили в список самых влиятельных женщин США и за её пределами. Она популярна даже в Саудовской Аравии, где после запуска шоу на кабельном телевидении в 2004 году её программа стала самой популярной среди женщин до двадцати пяти лет. Опра — одна из трёх самых богатых женщин в США (её состояние Forbes оценивает почти в три миллиарда долларов), часть которого она активно вкладывает в благотворительность. Телеведущая пожертвовала четыреста миллионов на образование, двенадцать — на строительство Смитсоновского национального музея афроамериканской истории и культуры и оплатила сотни стипендий — и это далеко не весь список.

Опра активно занимается проблемами национальных меньшинств и женщин. В 1998 году Опра спродюсировала и сыграла главную роль в фильме «Любимая» о рабстве в США, основанном на романе писательницы Тони Моррисон. Фильм провалился в прокате: считается, что публика была ещё не готова к нему. Как бы то ни было, Опра была одной из первых, кто решился заговорить о важной теме на большом экране.

При этом её позиция по социальным вопросам выходит далеко за пределы базовых вдохновляющих лозунгов. Опра жертвует, например, деньги колледжу Морхауз — университету, изначально созданному для афроамериканских мужчин. Логика проста: дискриминированные мужчины получат образование, помогут своим семьям и районам, от чего неравенства и домашнего насилия станет меньше.

  

Опра Уинфри: Королева, которая
не должна быть президентом. Изображение № 3.

 

Метаполитик

Опра — уже политическая фигура, не только потому что изменила язык, на котором говорит США, но и потому, что считается чуть ли не духовным лидером нации, который приходит на помощь, когда не справляются профессиональные политики. В 2005 году, когда Америка пережила самый страшный ураган в своей истории — «Катрину», — президент Джордж Буш — младший откровенно пасовал перед лицом кризиса. Медиа одни за другими просили привлечь к проблеме Опру, как фигуру, объединяющую граждан в тяжёлые моменты — и она откликнулась, пожертвовав десять миллионов и сделав репортаж о людях, которые оказались в сердце катастрофы. Тот же Буш призывал её поехать в Афганистан в 2002 году с официальной правительственной делегацией, чтобы отпраздновать возвращение местных девочек в школы, — Опра отказалась по идеологическим причинам.

За год до этого, через месяц после 11 сентября, в эфир вышла серия ток-шоу под заголовком «Ислам 101», в котором ведущая встала на сторону мусульман и выразила своё отношение к войне в Афганистане, которую Буш и союзники начали в ответ на подрыв башен-близнецов в октябре 2001 года. Опру называли «угрозой национальной безопасности», предательницей и чуть ли не призывали лишить её американского гражданства. Но Уинфри никогда не стеснялась обозначать политическую позицию: так, например, она скорее склоняется к произраильским настроениям, одна из первых приглашала к себе в студию открытых гомосексуалов и, разумеется, явно поддерживает Демократическую партию.

На выборах 2016 года Опра выступала за Хиллари Клинтон, но ещё куда сильнее поддерживала Обаму в 2008 году — и деньгами, и совместными поездками по штатам. Согласно исследованию экономистов Университета Мэриленда, поддержка Опры принесла Обаме до полутора миллионов голосов. Забавно, что в 1999 году Трамп, против которого предлагают побороться Опре сейчас, в одном из интервью сказал, что назначил бы Уинфри своим вице-президентом: «Я люблю Опру, она всегда будет моей первой кандидатурой». Ровно тут и начинаются проблемы с тем, чтобы выдвинуть Уинфри на пост президента в 2020 году.

 

 

Непрезидент

Пусть Опра и не стала проповедником в классическом смысле этого слова, сегодня она фигура практически религиозного толка. С детства ходившая в баптистскую церковь, Уинфри скрестила свой протестантизм (лёгший в основу американской мечты, капиталистического индивидуализма и уважения к упорному труду) с подходом Дейла Карнеги, идеологией осознанности и верой в то, что позитивное мышление способно повлиять на нашу жизнь. Опра вжилась в образ женщины, которая знает всё, и вряд ли готова с ним расставаться. Вспомнить хотя бы запуск кабельного канала OWN. «Я думала запустить канал, который принесёт людям духовную осознанность и пробуждение. Я хотела путешествовать и брать интервью у людей о том, как они пришли к просветлению, но выяснилось, что Америка не готова к этому», — сейчас Уинфри смеётся над собственной наивностью, но от взглядов не отказывается.

 

 

Уинфри же как кандидат от демократов — представь мы сегодня такую картину всерьёз — рискует несколько обесценить политический процесс и потерять статус морального компаса нации

 

Опре прощаются вещи, которые никогда бы не позволили президенту. К ней на шоу приходили люди, которые заявляли, что детские прививки могут спровоцировать аутизм, предполагали, что жертвы холокоста могли расплачиваться за грехи в прошлой жизни, объясняли возникновение рака большим стрессом, общались с мёртвыми в эфире и уверяли зрителей, что интенсивные мысли о богатстве помогают заработать реальные деньги. Можно ли представить, что хотя бы одно из этих утверждений проникло в программу реального кандидата от демократов?

С одной стороны, миллиардерша Опра — живое воплощение американской мечты, с другой — её откровенная любовь к роскоши может насторожить сторонников демократов. Поместье-плантация «Тара II», частный самолёт, беседка, построенная исключительно для чтения The New York Times по утрам, — эти атрибуты по сути мало чем отличаются от барочных интерьеров и высотки Трампа. У Опры-президента будут те же проблемы, что и у нынешнего лидера США: они оба харизматичные лидеры мнений, но их работа лежит в публичном поле и, по-хорошему, вне Белого дома.

Американская политика может позволить себе неожиданные решения — правда, деятелей шоу-бизнеса и представителей киноиндустрии до сих пор выдвигали республиканцы (достаточно вспомнить Рейгана, Шварценеггера и, конечно, Трампа). Речь Опры Уинфри на вручении кинопремии была, безусловно, политической — и по-настоящему блестящей. Телеведущая сумела сделать разговор о дискриминации женщин Голливуда разговором о достоинстве и правах очень разных людей. При этом Опра, выступающая с трибуны «Золотого глобуса», более чем уместна. Уинфри же как кандидат от демократов — представь мы сегодня такую картину всерьёз — рискует несколько обесценить политический процесс, превратив избирательную кампанию в шоу, а заодно потеряв уникальный статус морального компаса нации. Впрочем, о политической карьере Опры пока никто и не говорит как о реальности.

Фотографии: Wikimedia Commons, Getty Images (2)

 

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.