Views Comments Previous Next Search

ГероиниКристен Стюарт: Актриса, сломавшая стереотипы о себе

«То, что меня волнует — жить правдиво, и так я сейчас и живу»

Кристен Стюарт: Актриса, сломавшая стереотипы о себе — Героини на Wonderzine

Текст: Алиса Таёжная

На петербургском фестивале «Послание к человеку» показали «Персонального покупателя» Оливье Ассаяса — драму с Кристен Стюарт в главной роли о молодой девушке, которая работает ассистенткой у знаменитости, а в свободное время пытается пообщаться с духом брата-близнеца. Фильм в этом году участвовал в Каннском конкурсе, а Ассаяс уже снимал Стюарт в «Зильс-Марии»: за роль актриса получила престижный приз французской киноакадемии «Сезар» — уникальный случай для голливудской кинозвезды. Разбираемся, как Кристен Стюарт изменилась за годы на экране и из звезды франшизы «Сумерки» выросла в великолепную актрису — одну из самых сильных в своём поколении.

Кристен Стюарт: Актриса, сломавшая стереотипы о себе. Изображение № 1.

 

«„Играть“ звучит для меня как „лгать“, а я стараюсь делать противоположное. Когда ты „играешь“ что-то, то будто манипулируешь людьми, чтобы они чувствовали определённые вещи. А мне не хочется думать, что я форсирую чувства: это бы значило, что я терплю поражение как актриса». Стюарт действительно не принуждает ей сопереживать и не давит на зрителей: её небрежная и суперобычная Белла Свон — возможно, единственный способ совладать с китчевой романтической героиней и пятью частями тяжеловесной саги. Одновременно с тем, как «Сумерки» пять лет вытаскивали карманные деньги из подростков, и Стюарт, и Паттинсон запустили другие карьеры, в которых юношеский съёмочный опыт с жёлтыми и бордовыми глазами уже кажется нелепым анекдотом.

Стремление играть неброско было очевидно по первой сильной взрослой роли в «Стране развлечений». Там Кристен изображала студентку на летней подработке, которая убегает из богатой семьи в дурацкий парк летнего отдыха, чтобы не видеть мачеху и богатого отца. Её интрига с героем Джесси Айзенберга лишена каких бы то ни было эмоциональных спецэффектов, и на контрасте с «Сумерками», принёсшими славу, «Страна развлечений» выглядела как проникновенное, простое и точное кино о негероической юности. Пока бледная Белла Свон скакала по деревьям, Кристен выбирала другие роли, сложившиеся в крепкую и интересную актёрскую биографию. «Приоткрывать, а не отображать»,

 

— говорит она о методах любимых режиссёров, которые помогли ей вырасти. Шон Пенн, Грег Моттола, Оливье Ассаяс, Келли Рейхардт, Вуди Аллен — она училась у всех, превращаясь из объекта одержимости читательниц Seventeen в актрису с режиссёрскими амбициями. Недавно Стюарт сняла первый короткий метр и признаётся, что видит себя в главном кресле на съёмочной площадке после того, как снимется во всех возможных ролях. Деньги давно не имеют значение: настоящая актёрская благодать, по её мнению, — работать с теми, кто думает историями, а не долларами.

 

 

«Я хочу, чтобы меня видели и понимали — я готова предстать перед зрителями самым честным, самым искренним образом»

 

Стюарт выросла в Лос-Анджелесе в семье киношников, в 8 начала сниматься, в 11 получила первую звёздную роль, в 18 — первые миллионы, а потом ещё и ещё — сейчас Кристен Стюарт 26 лет, и ей самой удивительно, что своё взросление она может проследить по экранным ролям. Ни на секунду не переставая быть суперзвездой после «Сумерек», она почувствовала себя увереннее именно с приходом большой популярности. Когда объективы направлены на тебя 24 на 7, не остаётся ничего другого, как просто быть собой, каким бы человеком ты ни был. Сейчас Кристен — лицо Chanel и Balenciaga — готовится к свадьбе со своей девушкой. После каминг-аута она всё меньше стремится оправдывать медийные ожидания, изменила стиль и, придя на красную дорожку в расстёгнутом бордовом костюме на голое тело, выглядит зрелой, спокойной и невероятно уверенной в себе. «Я так хочу показать себя. Я хочу, чтобы меня видели и понимали — и я сама готова предстать перед зрителями самым честным, самым искренним образом».

Чем тише её роли, тем заметнее, как Стюарт гипнотизирует и впитывает в себя героев, работая на глубину. В последнем фильме — «Персональном покупателе» Оливье Ассаяса — Кристен играет мелкую сошку: ассистентку знаменитости, застрявшую в Париже. Её обязанности в течение дня — забрать платья и отвезти драгоценности, катаясь на мопеде из одного бутика в другой. Работа — глупая и бессмысленная, как и знаменитость, на которую она работает. Но есть и сумеречная часть этой истории: страдая от порока сердца, который привёл к преждевременной смерти брата-близнеца, героиня Стюарт чувствует в себе силы ясновидящей и стремится связаться с душой недавно умершего.

 

Кристен Стюарт: Актриса, сломавшая стереотипы о себе. Изображение № 2.

 

Вечерние прогулки в заброшенный дом, чтение про спиритизм и загадочные диалоги с неизвестным по SMS, которому известно о героине самое сокровенное — вокруг этого, а не фасада персонального покупателя, строится её настоящая душевная жизнь. Вместо вымучивания из себя трагической роли Кристен играет человека, о волнениях которого невозможно догадаться по тому, что лежит на поверхности: под гладью голоса, мимики и движений живёт призрак, которому интересно совсем не то, чем он окружён. «Она играла то, что я написал, — говорит в интервью автор сценария и режиссёр фильма Оливье Ассаяс, — но уносила это в другое измерение. Это самое волнующее, чему можно стать свидетелем». 

Стюарт убеждена, что человек превращается в самого себя, когда на него никто не смотрит: в невидимых моментах сна, дыхания, простых разговоров и маленьких дел мы тихо идём по единственно верной тропе. Не все значительные моменты завязаны на действия и не все чувства убедительно выглядят в полярностях: передавать смятение, задумчивость, приглушённую тоску и ангедонию без громких криков ей удаётся без видимых усилий. Видимо, из этого же её свойства проистекает и шутка про resting bitchface и сотни вопросов о том, почему она никогда не улыбается. Кристен Стюарт на самом деле много улыбается, но её улыбка не обладает торжественным блеском, присущим многим знаменитостям. Она скорее передаёт нейтральную благожелательность человека, который не мечтает влюбить в себя сразу весь мир и находится в мыслях где-то далеко.

Отрешённую, мнимо покорную и тоже ассистентку, Стюарт уже играла у Оливье Ассаяса в «Зильс-Марии». С небрежной причёской, в практичной одежде, с лаконичными репликами и собственным мнением она воплощала собой идею повседневности. «Зильс-Мария» — бергмановский по духу и совершенно завораживающий фильм, где мистика так же ненавязчиво, как и в «Персональном покупателе», соседствует с практичными отношениями. Эта драма — триумф двух актрис, ни в чём друг на друга не похожих: Жюльет Бинош с королевской осанкой и неуловимой изысканностью и Кристен Стюарт — с грязными волосами, не снимающая блёклую футболку (за роль Стюарт получила главную французскую актёрскую премию «Сезар», которую американкам не давали полвека).

Актриса и её ассистентка уезжают в горы, чтобы отрепетировать пьесу: одной героине пьесы 40, другой 20, их неминуемо тянет друг к другу, а молодая манипулирует зрелой. Карьера героини Бинош началась, когда она играла 20-летнюю, теперь ей нужно сыграть 40-летнюю, и оперативная и прагматичная ассистентка легко бросает реплики, выполняет задания и в нужное время всегда оказывается в нужном месте. Но что-то в этой пьесе тревожно и беспокойно: облака над швейцарскими горами сгущаются, а премьера ставит перед актрисой болезненные вопросы о собственном таланте, отношениях с людьми, будущей старости и смерти. Отражающая и нейтральная, как любое зеркало, героиня Стюарт, Валентина, показывает то, что окружающим хочется увидеть. И именно её мягкое присутствие даёт истории возможность много раз обернуться вокруг своей оси. Как и в «Постоянном покупателе», она — тень с собственной жизнью и мотивациями, существо ускользающее и тихое, в котором невозможно отыскать клише: её контуры нарисованы пунктиром и сделана она из воздуха.

 

Кристен Стюарт: Актриса, сломавшая стереотипы о себе. Изображение № 3.

 

«Ещё раз и с чувством» — говорится на одной из татуировок Стюарт о природе актёрской игры и о том, что чувство необязательно будет значить эмоциональные пики. Глухие, зыбкие, непроговорённые чувства, которые заменяются действиями, получаются у неё лучше всего — и ей самой это отлично известно. Как она работает? Да почти как во сне. Глаза открываются, всё уже случилось, это как будто была не она. В «Нескольких женщинах», последнем фильме американского инди-режиссёра Келли Рейхардт, Кристен Стюарт на ощупь играет сдержанную и обманчиво невыразительную преподавательницу вечерней школы в Монтане: её взрослая ученица с фермы начинает одержимо

 

следовать за наставницей. Стюарт снова говорит простые вещи ровным неторопливым голосом, но телом и лицом рассказывает куда больше, чем речью. Бог в деталях — именно будничные позы, мямление и сосредоточенный взгляд, шёпот и банальности удаются ей лучше всего. Ещё раз и с чувством она играет дочь больной Альцгеймером, юную битницу и рок-звезду, хиппи и жительницу антиутопии, никогда не задевая актёрские пределы. «Меня здесь нет» — Стюарт пропадает, остаются только очертания её ролей.

 

 

Передавать смятение, задумчивость, приглушённую тоску и ангедонию ей удаётся без видимых усилий

 

В интервью актриса объясняет, как стала лучше чувствовать себя по мере взросления: честность по отношению к себе привела к интуитивному выбору режиссёров и игре, в которой нельзя заподозрить фальшь. Говоря о первой четверти жизни, она вспоминает о грусти, перенасыщенности и изнуряющей физической тревоге, которые остались в прошлом. От конкурентных отношений в женском мире она пришла к тому, что больше всего ценит женщин, захваченных собственным творчеством и интересами — будь это коллеги Жюльет Бинош и Джулианна Мур, музыкант и старший товарищ Патти Смит, кумиры Лиззи Борден или Джоан Джетт.

Открыв свои отношения с девушкой и объявив о помолвке, она ощутила себя счастливее: «Как будто я снова жива». Но что самое главное — придуманный маркетологами «Сумерек» образ рассеялся как дым и нынешняя Кристен Стюарт мало напоминает старлетку с лисьим личиком на ковровой дорожке 8-летней давности. Какая всё-таки радость, скажет она (и не раз), что можно стричься, одеваться и материться в интервью без оглядки на сложившийся стереотип о тебе.

В «Светской жизни» Вуди Аллена она искрится авантюризмом и жизнерадостностью и светит той тёплой красотой, которую излучают люди, живущие в гармонии с собой. «Как чувствовать себя принадлежащей себе и в то же время не стоять на страже, лишая себя всех удовольствий жизни?» Спустя время Стюарт отвечает себе сама — в интервью и ролях новых женщин, которые ещё недавно не существовали в кино, а им давно пора было появиться. «То, что меня волнует — жить правдиво, и так я сейчас и живу». Экранное и человеческое освобождение Стюарт от тех клише, которыми её наградили в конце нулевых — символ больших перемен, которые случились с женскими персонажами в драме и женщинами в кино за последние несколько лет.

Фотографии: Miramax Films, CG Cinéma, Arte France Cinéma, Film Science, FilmNation Entertainment

 

Рассказать друзьям
16 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.