Views Comments Previous Next Search

Героини«Наадя» о своем новом сингле и независимой русской музыке

Певица Надежда Грицкевич о русской музыке, любви к интернету и родителях

«Наадя» о своем новом сингле и независимой русской музыке — Героини на Wonderzine

В рубрике «Героиня» мы знакомим читателей с девушками из разных профессиональных сфер, которые вдохновляют нас талантом, жизненной позицией и целеустремленностью. В этом выпуске — вокалистка группы Moremoney с сольным проектом «Наадя» Надежда Грицкевич, которая сегодня выпустила новый сингл «ХХС», а вечером выступит в Dewar's Powerhouse.

«Наадя» о своем новом сингле и независимой русской музыке. Изображение № 1.

элина чеббочча

«Наадя» о своем новом сингле и независимой русской музыке. Изображение № 2.

 

Надежда Грицкевич

  

певица

 

 

 

Я люблю редактируемую реальность. В ней я добрая и милая

  

По образованию я журналист, но сейчас по специальности не работаю. Большую часть времени я занимаюсь музыкой, иногда перепадают какие-то переводы. Пару лет назад я сильно увлеклась изготовлением украшений из серебра — всю жизнь мечтала этим заниматься, но боялась и ленилась. Теперь иногда делаю украшения для себя или для друзей, пока что на очень любительском уровне, но все равно делать что-то своими руками мало с чем сравнимое удовольствие. Особенно я люблю этап полировки уже готового изделия.

Песня «ХХС» о том, что надо ко всем неудачам в жизни относиться спокойно, с холодным сердцем. Потому что дуб — дерево, воробей — птица, а смерть неизбежна. Переживать по поводу разрыва или несложившихся отношений — плохое вложение сил. Жаль только, что это понимание приходит после 25. Но в целом это послание можно применить более-менее ко всем областям деятельности: не получилось — и ладно. Мне кажется, главное не останавливаться и делать как можно больше. Ошибаться тоже очень важно. Есть хороший ролик на эту тему, который нужно посмотреть всем, кто занимается творчеством. В нем Айра Гласс в своей неповторимой манере говорит о проблеме, с которой многие сталкиваются — о несоответствии того, что ты делаешь, с твоим вкусом. И он nails it.

Мы сводили сингл ночью в студии, которая находится на Электрозаводе. Там оригинальная пропускная система — в ночную смену туда можно зайти только до одиннадцати вечера, а после этого никого не впускают. Поскольку я амбициозно решила, что мы сведем песню за пару часов, мы не взяли с собой ни еды, ни воды. Естественно как только мы открыли файл, стало ясно, что парой часов дело не ограничится. В итоге мы шатались по тихим коридорам Электрозавода в поисках автоматов с едой. Мы видели комнату с боксерской грушей и турниками, туалет с проломленной стеной, цех с какими-то печами, кошку, и очень, очень много импульсивного современного искусства: зомби в кокошнике, олени на человеческих ногах, разного калибра злобные рты, кресты и угрозы. Разумеется, нашлась и маска лошади. Больше всего почему-то меня насмешил старинный советский аппарат для сушки рук, на котором кто-то аккуратно написал «KORG».

 

 

Мне самой не всегда нравится то, что я делаю. Но я понимаю, что это все от недостатка опыта. Я учусь у других музыкантов, мне все интересно. Я из тех, кто на фестивале пробирается в первый ряд до начала сета не чтобы поплясать, а чтобы посмотреть, какие примочки лежат на сцене, а потом эти примочки громко обсудить. Люблю узнавать, на каких синтезаторах играют, и потом в интернете слушать их. Ну и другое дилетантство.

Вообще не хочется в который раз сравнивать отечественных артистов с зарубежными, но придется, потому что если говорить о самой культуре живого выступления музыканта, общения с публикой, того самого коннекшена, то пока российские группы очень сильно проигрывают. Выступление потому и называется performance — это такой же художественный акт, как и сочинение музыки. Большой успех некоторых российских инди-групп связан именно с тем, что им удалось этот элемент освоить. Я говорю, конечно, про On-The-Go, Pompeya, Tesla Boy, Motorama и NRKTK. Надеюсь, этот список скоро можно будет продолжить. Нет, я не имею в виду нашу группу, я просто болею за Россию.

Я не люблю ставить точки, наверное, это в моем характере. У меня просто море недоделанных проектов, песни без припевов, мелодии без песен, кольца без камней — все это в одной куче. Я верю, что в один момент волшебная сила поможет мне все закончить. Мне очень понравилась цитата ювелира Варвика Фримана: «В мастерской всегда есть место для материала в поисках идеи или идеи в поисках материала». По-английски это звучало лучше: «Sometimes it's a material looking for an idea — or an idea looking for a material». Рано или поздно они воссоединятся и искусство восторжествует.

Мне часто пишут разные люди по поводу моих песен. Это может быть, например, тринадцатилетняя девочка, а может быть сорокалетний мужчина. Все они что-то находят в нашей музыке, и это одновременно удивительно и прекрасно. Интернет позволяет тебе взглянуть в лицо своему слушателю еще до того, как ты увидишь его на концерте. Ну а «Вконтакте» просто мир без границ. Недавно один молодой человек написал мне, что зря я так зациклилась на теме ада. Что, мол, он был в коме и никакого ада нет, и вообще ничего нет. И добавить нечего.

Каждый человек создает в интернете определенный образ себя и поддерживает это нежное место, в котором желаемое берет верх над действительным. Я люблю редактируемую реальность. В ней я добрая и милая. А в жизни могу и нахамить, и дедлайн просрать, могу не отвечать на звонки, если не хочу. 

 

 

 Я не могу обижаться или злиться на людей,
которым не нравится моя музыка — мне жаль на это сил

 

 

У родителей есть идеализированное представление о своем ребенке, мои, например, часто говорят мне: «Ты была такой веселой девочкой». А теперь они слушают мои песни и недоумевают, как веселая девочка превратилась в задумчивую грустняшку. Мои родители всегда и во всем нас с братом поддерживали, and look how it turned out! Когда я говорю «во всем и всегда поддерживали», я не имею в виду, что они восхищались каждым нашим действием. У нас в семье всегда ценилась здоровая критика. Грубо говоря, не каждый рисунок попадал на холодильник. Это до определенной степени продолжается и сейчас. Например, когда вышел наш первый live-сингл «Пираты», я по традиции отправила видео маме. Через день позвонила. Мама очень сильно мялась, а потом сказала, что, по ее мнению, это не лучшая моя песня. Я приняла это с достоинством — и больше мы не разговариваем (на самом деле нет).

До недавнего времени с женщинами в процессе работы над музыкой я не сталкивалась вообще. Теперь же регулярно сталкиваюсь с нашей гитаристкой Машей Теряевой. Она мой настоящий друг и компаньон, у нас с ней почти полное понимание и приятная идиллия. Маша из тех девушек, которые в случае чего не задумываясь дадут обидчику по морде. Когда она идет мне навстречу, у меня в голове играет «Eye Of The Tiger». С очень большим количеством женщин я столкнулась на съемках рождественского сингла «Carol Of The Bells». В записи принимали участие Нина Карлссон, Яна Блиндер, Катя Шилоносова, Тина Манышева, Мириам Сехон и Яна Чекина. Рита, моя подруга и менеджер, очень переживала, что мы друг друга растерзаем, но в итоге мы все время шутили и потом еще день у меня болел от смеха рот.

Я не могу обижаться или злиться на людей, которым не нравится моя музыка — мне жаль на это сил. Меня удивляет, например, агрессивное восприятие музыки, когда кто-то говорит: «Я ненавижу русский рэп». Серьезно? Ну вот прямо ненавидишь? Как будто Русский Рэп убил твоих детей и сжег твой дом. Или когда кто-то специально находит в интернете твою страницу, чтобы сообщить вот тебе, тебе лично, что твоя музыка — говно, или что у тебя маленькие сиськи. Ну уж нет. Я на такое не куплюсь. Каждый день появляются новые группы, и очень крутые группы. Я всегда радуюсь, когда нахожу хорошую песню — это как найти удивительно вкусный торт, который ешь и не толстеешь. Один из плюсов — ты чувствуешь причастность к успеху действительно талантливого музыканта, которого начал слушать, когда он был только «подающим надежды». В прошлом году на сете Джеймса Блейка на «Примавере» я испытала что-то близкое к катарсису: мы стояли в многотысячной толпе людей, окутанные каким-то невероятным глубоким басом и когда все одновременно закричали «садденли ам хит», меня чуть не стошнило. Это было счастье.

фотограф: Андрей Давыдовский

 

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.