Views Comments Previous Next Search

ГероиниЛада Чуровская:
«Сейчас у меня есть
возможность ошибаться»

Wonderzine рассказывает про новых молодых московских актрис

Лада Чуровская: 
«Сейчас у меня есть 
возможность ошибаться» — Героини на Wonderzine

Выпускница курса В. Коршунова в Щепкинском училище, актриса московской «Первой студии» — экспериментальной молодой площадки театра им. Вахтангова, открывшейся осенью прошлого года. Лада играет в двух ее флагманских постановках — «Птицах» по Аристофану и «свободной импровизации» по мотивам пьесы Луиджи Пиранделло «VI персонажей в поисках автора». На основной сцене Вахтанговского театра Ладу можно увидеть в «Анне Карениной» и «Береге женщин» по мотивам песен Марлен Дитрих.

Лада Чуровская: 
«Сейчас у меня есть 
возможность ошибаться». Изображение № 1.

камила мамадназарбекова

 

 

 

 

Лада
Чуровская

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У меня есть фотографии такие,
ну, брутальные

 

 

 

 

 

На Ладе:
Топ Richard Nicoll (UK Style), юбка Christopher Kane (UK Style)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С 8 лет у меня есть привычка вести дневник. В то время тетради на замочке стоили дорого, и я купила себе обычную тетрадь, проколола ее дыроколом и повесила замок. Она и сейчас у меня лежит, здоровая такая, с какими-то вклеенными конвертами. Там есть совсем детские записи: кто мне дал шоколадку, как я выменяла гелевую ручку. А есть более осознанные вещи, которые я иногда зачитываю своему молодому человеку.

С 5 лет я занималась балетом. Сначала русский народный танец, потом три года в Вагановском училище, в консерватории, в балетной школе Якобсона. Недолго танцевала в кордебалете Мариинки в постановке «Спящей красавицы». За год до диплома я заболела, и мама стала меня уговаривала уходить. Я тогда сильно плакала, но теперь ни о чем не жалею.

Мама у меня на тот период работала в Александринке гримером. Она нашла мне театральную студию. Я очень боялась туда идти, потому что вообще никогда не думала об актерской карьере. В итоге вышло так, что мне в студии сильно помогли. У нас там были всевозможные тренинги на раскрепощение, воображение и главное — люди. Я же мало общалась, пока занималась балетом.  

В студии у нас была администратор, которая работала кастинг-директором где-то в кино. Как-то она мне говорит: «Лада, нужно сыграть дочку мента». Я никогда не снималась, но сразу согласилась. Я была хорошей дочкой мента, пельмени лепила. Сериал «Улицы разбитых фонарей», он же с черт знает какого года идет, и все студенты театрального там обязательно снимаются. У каждого в фильмографии есть «УРФ-14» или «УРФ-15» — в зависимости от возраста.

Как мне нравился Римас Туминас! Я посмотрела спектакль «Дядя Ваня» и стала читать все его интервью. Мне он просто нравился как человек — простой и в то же время таинственный. Сейчас все ходят на современные спектакли, и там все так — правой рукой за левое ухо, а потом делают сложное лицо. А у Туминаса все просто. Мы от этого совсем отвыкли.

Наша студия в Вахтанговском театре существует первый год. Мы только притираемся друг к другу, и это сложно, потому что у всех разные школы. Но мне кажется, в обычном театре мне бы давали небольшие роли, вводили бы на замену. И я бы так и делала только то, что умею. Может быть, и нормально, достойно, но для себя я бы ничего не открыла, кроме, конечно, большой сцены. А тут сейчас есть возможность ошибаться, искать что-то новое.

Я люблю гулять, чувствую в этом потребность. В Питере я постоянно гуляла. У меня есть очень легкий коврик, который бабушка сшила из лоскутков. И я могу сесть на него где угодно и даже поспать. Записать что-нибудь, музыку послушать. Когда я приехала в Москву, никак не могла найти такое место, где бы мне было хорошо. Потом поняла, что дело не в месте, а в образе жизни. Здесь если я выхожу из дома, значит, обязательно куда-то иду. В таком ритме начинаешь многое забывать, теряешь чувствительность. Мне очень важно видеть и чувствовать.

В Москве люблю Фадеевский парк — там троллейбусное депо и мало народу, и еще Патриаршие пруды. А недавно научилась кататься на велосипеде. Когда я занималась балетом, мне мама говорила, нельзя — иначе ляжки накачаются, а нужно, чтобы они были стройные. И вот мне недавно подарили велосипед. Так страшно было: взрослая тетка, еду по этому троллейбусному депо. Правда, я с бордюров все еще не умею спускаться. Поэтому останавливаюсь, спускаю велосипед и потом еду дальше.

С родителями мы жили в коммуналке и все время были вместе, а теперь я уехала. Мне нравится быть самостоятельной. Даже помогать им могу. Директор театра к нам очень добр, за это ему реально большое спасибо. Однокурсники в других театрах ужасы рассказывают, а мы из студии вообще не вылезаем да еще и деньги зарабатываем.

 у меня есть два крупных проекта — сериалы «Моими глазами» и «Моя большая семья». Там я снималась с известными актерами. Но это в театре важна энергетика, контакт, партнерство, а там, конечно, все по-другому. Телевидение больше ориентировано на результат, но сам процесс мне нравится.

Оба моих сериала вышли в один год, и в соцсетях началось что-то невероятное. Хотя я вообще не известная актриса, но мне постоянно писали школьники и совсем еще дети, задавали какие-то вопросы, консультировались, как поступить в институт, просили вступить в фан-клубы. И я всем отвечала — объясняла, что не очень люблю долгие беседы.

В кино у меня пока не получалось сыграть. Наверное, потому, что я пробовалась на взрослые роли, а сама была еще маленькая. У меня есть фотографии такие, ну, брутальные. И вот прихожу я, например, к Кеосаяну пробоваться на роль медсестры, которая с лейтенантом шуры-муры крутит. Он сидит, долго так на меня смотрит: «У тебя парень-то есть?» — «Господи, почему же вы все задаете мне этот вопрос?! Есть у меня парень, есть!»

 

 

Фотограф:
Иван Кайдаш

Визажист:
Марк Годар

Ассистенты:
Аня Репина и Лиза Кологреева

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.