Views Comments Previous Next Search

ПутешествияКак я прокладывала пешеходную тропу
в лесах Бразилии

Ирина Летягина о работе с WWF в Рио-де-Жанейро и Флорианополисе

Как я прокладывала пешеходную тропу 
в лесах Бразилии — Путешествия на Wonderzine

Текст: Ирина Летягина

Путешествие по Бразилии было моей детской мечтой, которая сбылась. После Камино де Сантьяго в апреле 2016 года самолёт из Мадрида примчал меня в жаркий Сан-Паулу. Через неделю мой друг познакомил меня с координатором проектов WWF в Бразилии. Я прошла собеседование и в мае 2016 года стала работать волонтёром WWF на проекте создания пути Атлантического леса.  Путь соединит пешеходной тропой четыре бразильских штата: Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Парану и Санта-Катарину.

Как я прокладывала пешеходную тропу 
в лесах Бразилии. Изображение № 1.

 

Проект Пути существует уже около четырёх лет, но все эти годы работа велась в основном в умах и на бумаге: разрабатывалась стратегия, публиковались материалы в журналах. WWF готовил почву. Я вошла в проект на той стадии, когда идею начали претворять в жизнь. Работы было много: я ездила и ходила по всем четырём штатам, знакомилась с руководителями национальных парков, участвовала в собраниях «зелёных», пилила деревья и копала землю. Наиболее активные движения по созданию Пути проходят с двух противоположных сторон тропы: в Рио-де-Жанейро и Флорианополисе. О работе в двух этих городах я и расскажу подробнее.

Флорианополис и Рио-де-Жанейро. Два бразильских оазиса в центре городской застройки. Километровые пляжи, солнце, которое гладит лучами бронзовые плечи жителей, беззаботные сёрферы, деревья-гиганты, обезьяны и колибри, Христос раскинул свои каменные руки в разные стороны, обнимая лагуны, острова, яхты, бизнесменов, рыбаков и бездомных. Города-контрасты. Им можно простить шум, сутолоку, дороговизну, потому что они дети леса и океана, а лесу и океану можно всё на свете простить. Здесь говорят по-португальски, танцуют на улицах и много смеются. Если видишь лес, то деревья упираются прямо в небо, если начинается дождь, то ты промокаешь за секунду. Здесь автоматически становишься ближе к природе. Национальные парки Тижука в Рио и Табулейро во Флорианополисе этому способствуют: стоит недалеко отойти от бизнес-центров, и ты уже оказываешься в центре леса, где не слышно машин и небо проглядывает сквозь заросли древних деревьев. Там водятся опоссумы и дикие собаки, тапиры и анаконды, капибары и муравьеды.

Природа то забирает своё, разрастаясь вширь, то сдаёт позиции, поддавшись экскаваторам и топорам. Местные экологи берегут оставшиеся гектары атлантического леса как зеницу ока, чего не скажешь о политиках. Министра экологии Бразилии в народе прозвали «бензопилой», потому что площадь атлантического леса и лесов Амазонии во время её правления резко снизилась. Простые люди тоже подливают масла в огонь, самовольно оккупируя лесные земли и несанкционированно проводя строительные работы. Но несмотря на все повреждения, атлантический лес живёт и радует красотой и разнообразием.

 

 

Есть два способа сохранить леса. Первый — «законсервировать» их, организовав что-то вроде заповедной зоны. Второй способ, наоборот, открывает лес для людей

 

Есть два противоположных способа сохранить леса. Первый — в буквальном смысле «законсервировать» лес и исключить какую-либо деятельность на лесной территории, законодательно организовав что-то вроде заповедной зоны. Второй способ, наоборот, открывает лес для людей: жителям предлагают участвовать в волонтёрских работах, школы проводят на лесных станциях уроки экологии и биологии. Первый способ был популярен в прошлом веке, второй стал пользоваться успехом в наше время. Активность в лесу положительно сказывается как на людях, так и на лесе. Люди чувствуют связь с природой, начинают интересоваться тем, что происходит вокруг них. Политикам и представителям бизнеса становится сложнее вырубать лес: жители осведомлены о состоянии экосферы, и это нельзя делать втихую.

Многие страны преуспели в применении второго подхода, например США и Австралия: национальные парки здесь открыты для жителей и туристов и пользуются большой популярностью. Бразилия пока догоняет: пляжи популярны среди местных жителей, а дикая природа нет. Экологи Бразилии во главе с WWF решили изменить ситуацию, максимально открыть парки для посещения и создать один длинный пешеходный маршрут наподобие Аппалачской тропы или маршрута Тихоокеанского хребта.

Путь Атлантического леса сначала создавался на бумаге: собиралась информация о существующих тропах, с помощью GPS была построена модель маршрута на карте. Потом эта модель была разослана руководителям национальных парков — они либо уточняли проект, либо вносили кардинальные изменения, если «бумажная» тропа проходила через непроходимые чащи или горные пики. После этого началась серия обсуждений: в Рио и Флорианополисе проект Пути обсуждали экологи, работники национальных парков и некоммерческих организаций в области экосферы, скалолазы, биологи, геологи, географы, туристические гиды, студенты университетов. Параллельно велись переговоры с национальными парками, по территории которых проходит тропа. Со всеми руководителями нужно было договориться: некоторые из них считают, что леса нужно «консервировать», и иметь такой «консервант» на середине тропы не здорово. Иногда мне казалось, что дальше разговоров дело не уйдёт, от расписания встреч и собраний рябило в глазах — но наконец от бумажной работы мы перешли к строительству на местности.

 

Как я прокладывала пешеходную тропу 
в лесах Бразилии. Изображение № 2.

 

В Рио-де-Жанейро тропы уже относительно готовы, потому что несколько поколений руководителей национальных парков придерживалось второго подхода к сохранению леса. В Рио открыта тропа Транскариока («Через Рио») протяжённостью около 200 километров. Транскариока — это проект мечты Педро Менезеса, прошлого руководителя национального парка Тижука в Рио-де-Жанейро. Он был ещё совсем молодым, когда задумал эту тропу. Сейчас жители Рио вовсю ею пользуются: спортсмены бегают по лесным дорожкам, любители видов приходят на обзорные площадки сделать селфи на фоне океана и островов, в выходные по тропе гуляют семьи, экономисты и зубные врачи помогают обустраивать тропу в качестве волонтеров.

В Рио-де-Жанейро не нужно создавать маршрут с нуля, поэтому моя работа заключалась в основном в разметке тропы. Краской мы ставили на деревьях и камнях принты логотипа Транскариоки в форме туристического ботинка с фигурой Христа, подрубали траву и лианы, рубили засохшие деревья. По дороге мы встретили тысячелетнее дерево жубачикабы, полое внутри, и гигантский красный муравейник, который был выше меня. Мы ели лесные фрукты, которые не встретишь на витринах супермаркетов, перекрикивались с обезьянами и пересвистывались с птицами, пили воду из ручьёв и купались в водопадах, нас кусали дикие осы и москиты. За три дня нам удалось разметить четырнадцать километров тропы в обе стороны.

После успешной работы в Рио я отправилась во Флорианополис. Он расположен на острове в 2500 километрах на юг от Рио-де-Жанейро. Это один из самых красивых городов Бразилии, и летом здесь нет отбоя от туристов из обеих Америк. Дикая природа и цивилизация существуют в гармонии: например, рядом с большим торговым центром в речке живут аллигаторы и цапли, над дорожными развязками высятся синие горы, в которых застревают облака, на пляжах запросто можно увидеть дельфинов и черепах. Сёрферы иногда спасают пингвинов, которые из-за уменьшения ледников теряются в водах Атлантического океана и доплывают до Бразилии, голодные, уставшие и полумёртвые. На скалах нудистского пляжа расположены древние рисунки индейцев, значение которых разгадывают до сих пор.

 

 

Мы поднимали в горы большие камни
и брёвна, рыли землю и рубили засохшие деревья, используя их как строительный материал для ступеней

 

Прямо посередине острова есть две пресные лагуны, соединённые небольшими натуральными каналами с океаном. На берегах лагун живут потомственные рыбаки. Если у рыбака рождается сын, он сажает дерево с особой древесиной. Когда сыну исполняется восемнадцать, вся рыбацкая деревня рубит это дерево и делает из него первую лодку для молодого рыбака. В общем, не город, а какая-то сказка.

Путь Атлантического леса пересекает Флорианополис с севера на юг. Здесь много троп, не соединённых между собой. Кроме того, многие маршруты из-за гористой местности и мягкого грунта подвержены сильной эрозии. Мы соединяли тропы в один путь и останавливали эрозийные процессы. Для этого мы с помощью системы дренажей меняли водные пути на маршрутах, заставляя дождевую воду уходить в лес, не скапливаясь на пути. Также мы делали каменные и деревянные ступени, чтобы путешественникам было удобнее ходить — ступени тоже замедляют течение воды, что снижает вероятность эрозии.

Работа во Флорианополисе физически была намного сложнее. Мы поднимали в горы большие камни и брёвна, рыли землю и рубили засохшие деревья, используя их как строительный материал для ступеней. Но тяжёлый физический труд окупился сторицей, когда путешественники, проходящие по тропам, говорили нам слова благодарности, когда мы встречали закат на вершине холма с видом на одну из лагун и океан, когда после трёх дней сильного дождя мы видели, что дренажи работают отлично и тропа больше не разрушается.

 

Как я прокладывала пешеходную тропу 
в лесах Бразилии. Изображение № 3.

 

Путь Атлантического леса — проект мечты, очень масштабный и амбициозный. Я работала над ним четыре месяца, но не берусь предсказывать, когда первый путешественник пройдёт через все четыре штата насквозь. В Рио и Флорианополисе трекинговые маршруты готовы для путешественников, но на повестке дня работа в двух других штатах, Сан-Паулу и Паране, а также создание тропы вдали от городов, на местности, свободной от цивилизации. Аналогичные тропы в Штатах создавались полвека. Автор идеи маршрута Тихоокеанского хребта умер до того, как он был открыт для тех, кто путешествует на дальние расстояния. Но проект мечты тем и хорош, что в нём нет места для сомнений и грусти. Это слишком большая цель, чтобы стрелок мог промахнуться.

Работа с WWF на пути Атлантического леса дала мне многое. Появилось понимание, как работать над действительно большими проектами и как взаимодействовать в команде. Здорово чувствовать себя причастной к созданию чего-то громадного и красивого. Плюс я заговорила на португальском, познакомилась с людьми, которые очень бережно относятся к природе и верят в работу, которую делают. Это невероятно вдохновляет. Лес каждый раз одаривал меня встречами с дикими животными, шумом растущего бамбука и ветром свободы.

У долгосрочности этого проекта есть свой плюс: в нём можно участвовать вновь и вновь — и через год, и через два по-прежнему будет над чем работать. Я собираюсь вернуться к созданию пути Атлантического леса, и, возможно, не раз. По крайней мере, беру в Бразилию обратный билет.

Фотографии: Xico Putini — stock.adobe.com, superbbs — stock.adobe.com, brizardh — stock.adobe.com, sattriani — stock.adobe.com

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.