Views Comments Previous Next Search

ПутешествияПоход по Камчатке:
160 километров пешком
и подъем на один вулкан

Большое приключение и испытание на выносливость, которое меняет взгляд на жизнь

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан — Путешествия на Wonderzine

Я стою перед огромной витриной трекинговых ботинок в магазине «АльпИндустрия» и вспоминаю фильм «Дикая». Хорошие ботинки — это главное, без них в походе нельзя никак. Это более-менее единственное, что я знаю. 
«Когда вам уезжать?» — строго спрашивает меня продавец-консультант? «Через неделю», — отвечаю я, глядя на его нахмурившееся лицо. Плохо — ботинки надо разнашивать минимум месяц. На самом деле я вру, уезжать мне уже на следующий день, и я только начала собираться. Одолжить рюкзак у бывшего парня, палатку — у коллеги друга, найти старую куртку на антресолях, флиску у мамы в гараже, купить плащ-палатку в «Декатлоне», а фляжку с виски искать уже в Петропавловске. Кажется, всё. «Каблуки с собой можешь не брать», — шутят коллеги, знающие о моей любви к неуместной одежде.

текст: Мария Смирнова

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан. Изображение № 1.

 

Всё выглядит так, как будто я оттягиваю отъезд до последнего: не сплю ночь накануне, собираюсь в тот момент, когда такси уже ждет у подъезда, приезжаю в аэропорт впритык к окончанию регистрации и чудом успеваю на рейс. Суматоха московской жизни, неуемный драйв и желание успеть всё и везде будут со мной еще несколько дней. Но это только к лучшему — тем ярче получится контраст с тишиной и спокойствием Камчатки.

Вообще я ехала туда не за спокойствием, а за приключениями. Всё началось в феврале. В Москве была классическая мерзкая погода, на работе адовый завал, в чувствах раздрай. Я сидела перед компьютером, листала ленту фейсбука и вдруг увидела чей-то репост объявления. «Путешествие, о котором можно только мечтать», «туда, где начинается Россия», «туда, где родина вулканов». Камчатка, август-2015. До августа, как и до Камчатки, было так далеко, что вся эта затея вообще казалась нереальной, планировать так заранее я не умею, и вообще, февраль бы пережить! Пролистать ленту дальше было легко, но я всё же успела поймать то самое первое чувство, которое возникает, когда видишь какую-то новую классную возможность: да, это оно, я хочу это сделать, и я уверена, что это будет круто.

Я тут же написала сообщение Асе, организатору группы в фейсбуке. Ася ответила в течение минуты и сказала, что мест нет. «Ну, значит, не оно», — подумала я и вернулась к реальности, правда, со слегка щемящим чувством в груди. А через пару недель Ася написала опять и рассказала, что они делают дополнительную группу, в которой есть два последних места. И если я прямо сейчас скажу да, то они мои. Я особенно не думала. Мест было два, так что я сразу вписала с собой за компанию своего друга Гришу, который обычно поддерживает все мои безумные идеи. «Это изменит всю нашу жизнь, соглашайся, — уже постфактум уговаривала я Гришу, — будет весело!» И не обманула.

 

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан. Изображение № 3.

Идея поехать на край света, в полное отсутствие цивилизации с совершенно незнакомыми людьми меня
скорее пленила, чем пугала

 

 

   

 

 

 

Ася буквально организовала весь поход сама, так что поездка получилась очень бюджетной. Двухнедельный переход с питанием (гречка, овсянка, макароны, тушенка, халва, козинаки и прочие походные деликатесы) обошелся нам в 21 000 рублей. Самое дорогое — это билеты до Петропавловска. Обычно они стоят около 45 000, но нам повезло попасть в акцию «Аэрофлота», так что билеты нам достались за 17 000. Плюс мелкие расходы на пару дней в городе и деньги на покупку камчатских сувениров. С организацией на месте нам помог камчатский гид Максим, которого кто-то порекомендовал Асе еще в Москве. Максим взял на себя всю логистику, аренду машин для заброски, закупку продуктов, проработку маршрута. Честно признаться, он многое сделал не самым оптимальным образом, но мы всё ему простили за то, что он нашел для нас нашего проводника Алексея. Если бы не Лёша, мы бы вообще никуда не дошли. Лёша человек с потрясающим характером и удивительной судьбой, куда только его не забрасывала жизнь. Весь поход он таскал на себе все самые тяжелые вещи, с юмором помогал каждому, кто уставал в пути, показывал нам суперуникальные секретные места, с которыми обычно не знакомят туристов, пил с нами спирт у костра и в целом относился к походам не как к работе, а как любимому делу.

Изначально разработанный Максимом маршрут отменился буквально за пару дней до поездки, так как в этом регионе сильно испортилась погода. Так что мы даже толком не знали, куда ехали. В Петропавловске нас встретила машина, отвезла на день на Тихий океан, а оттуда мы уже добрались до Авачинского вулкана, где и начинался наш пеший маршрут. Преодолев Авачинский перевал, мы пришли в долину Налычево, к центральному кордону, где на пару дней установили базовый лагерь. Оттуда было удобно дойти до Таловских источников и к водопаду на вулкане Дзензур. Обратно наш путь пролегал к Семеновскому кордону через Пиначевский перевал (там, кстати, есть живая корова, так что наше путешествие закончилось огромной канистрой парного молока).

Идея поехать на край света, в полное отсутствие цивилизации с совершенно незнакомыми людьми меня скорее пленила, чем пугала. Хотя многие из моих друзей крутили пальцем у виска и на всякий случай переспрашивали: «Ты точно понимаешь, что тебе придется две недели жить в палатке? Спать на земле, есть тушенку? Не мыться в душе, ходить с огромным рюкзаком? Это поход, детка, там нельзя будет просто вызвать Uber и уехать домой, когда тебе всё надоест». «Наивные, — думала я, — трудности только привлекают меня». На самом деле некие представления о походной жизни у меня уже были. В прошлом году я ходила на байдарках в Карелии, так что о базовых принципах жизни на природе я знала. Но, конечно, пеший поход нельзя сравнить ни с чем другим. Идти по 12–13 часов с огромным 80-литровым рюкзаком сквозь ледники, бурелом, по камням, лаве — это довольно сильное испытание на выносливость. Причем как физическую, так и эмоциональную.

 

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан. Изображение № 5.

 

Первый шок пришел ко мне уже в первый день непосредственно самого пешего похода. Мы долго собирались с утра, распределили все продукты, загрузили рюкзаки и наконец вышли. Светило солнце, впереди еще была широкая дорога, мы весело сфотографировались на память и дружно пошли вперед. Через 10 минут после начала пути мы остановились у станции МСЧ, чтобы отметиться на маршруте (вообще все группы обязаны регистрироваться перед походом), сняли рюкзаки и переглянулись. В глазах у каждого реально был ужас. Первые 500 метров дались нам настолько сложно, что казалось невероятным, что мы сможем пройти за день 20 километров, да еще и по узкой тропе, полной препятствий. Страх прошел довольно быстро — каждый новый шаг давался нам легче, сил прибавлялось, и к концу дня даже препятствия перестали пугать нас.

На самом деле нам невероятно повезло с командой. Когда проводишь 14 дней бок о бок с одними и теми же людьми, то узнаёшь о них зачастую больше, чем о своих друзьях или коллегах в обычной жизни. Характер человека проявляется в трудностях — это известный факт, и тем радостнее было осознавать, что мы не ошиблись в выборе друг друга. Люди, которые решили поехать на 14 дней на Камчатку, априори не могут быть заурядными, но у нас был особенно крутой микс. Дружелюбие, ответственность, позитивный настрой и, главное, прекрасное чувство юмора наиболее активных участников похода очень помогли нам сдружиться, мы до сих пор каждый день переписываемся все вместе. Большинство ребят были москвичами, еще была суперклассная пара из Нижневартовска и отличные ребята из Минска. Плюс Лёша, наш камчатский гид, который за время пути стал нам всем практически родственником. Всего нас было 16 человек.

Одним из самых сложных моментов было восхождение на Авачинский вулкан, 2741 метр. Кто-то подсчитал, что по нагрузке это примерно всё равно что подняться на 720 этажей жилого дома. Весь путь наверх занял у нас около шести с половиной часов, и для многих это стало самым сильным моментом преодоления себя. Однако, несмотря на слезы, усталость и горную болезнь, почти все участники нашей группы дошли наверх. Последние два часа подъема были самыми тяжелыми: вначале надо было пройти через супергустой туман по леднику, где едва протоптана тропа. То есть и так по снегу передвигаться сложно, а там еще и не видно ничего вообще. А потом начался совсем ад — верхняя часть вулкана покрыта очень странной красной землей, по которой почти невозможно идти, так как нога с трудом держится на осыпающейся поверхности. Многие из ребят потом говорили, что если бы знали, что будет так тяжело идти, то отказались бы от этой затеи на более ранних этапах.

 

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан. Изображение № 7.

Мне снится, как мы смеемся у костра,
а потом идем в поле, ложимся и смотрим, как через всё небо падают огромные звезды

 

 

   

 

 

 

На красной земле мы то и дело встречали спускающихся из тумана людей, которые подбадривали всех и рассказывали, что осталось совсем чуть-чуть. Час спустя мы уже проклинали их — это ни разу не чуть-чуть! Последние сто метров надо было преодолеть по совсем отвесной поверхности, уже по веревке. Подняться, пройти несколько метров и лечь на горячую, влажную, чуть дымящуюся землю. Мы лежим на вулкане. От этой мысли сносит крышу. Очень пахнет серой, немного кружится голова, четко ощущается счастье. Единственное, чего не хватало, — это бара, где можно было бы выпить бокал шампанского или хотя бы чашку горячего чая. К сожалению, под вершиной лежало облако, так что фантастический вид на долину нам не открылся, зато было очень круто видно вершину вулкана напротив. Мы еще немного полюбовались ею и пошли спускаться вниз пить виски, не упустив возможности скатиться со снежной грани вулкана на сидушках. Это еще больше подняло нам настроение, так что мы совсем окрыленные вернулись к лагерю готовить ужин.  

Изначально в объявлении о поездке говорилось, что никакой специальной подготовки не нужно, так как большой нагрузки не будет. На самом деле это, конечно, не совсем так. То есть дойти-то можно куда угодно, но, чтобы не страдать в активном двухнедельном походе, надо быть в хорошей спортивной форме. Выносливость — важный фактор получения удовольствия от всего происходящего. Компания в нашу поездку набралась случайно, и некоторым было сложно справиться с нагрузкой. Главный секрет успеха в походе — верить в себя, помнить, что с каждым шагом становишься только сильнее, и не останавливаться. Но к этой мысли приходишь не сразу. Для меня самым трудным моментом стал шестой день пути. К этому времени реально начинает накапливаться усталость от бесконечных переходов, сна в холодной палатке (первые дни я спала в наглухо застегнутом спальнике, трех слоях одежды, шарфе и шапке), отсутствия горячей воды, мокрых вещей, надоевших ботинок (они, кстати, оказались суперкрутыми и ни разу не подвели меня), ранних подъемов, высоких перевалов, а главное, тяжести рюкзака. Еще накануне мы потеряли тропу и целый день шли буквально на ощупь, через бурелом, ориентируясь только на бесполезный GPS.

Наш гид Алексей очень круто поддерживал нас всю дорогу, помогал каждому и активно подбадривал нас мыслью, что к концу дня мы дойдем до горячих источников, где будет тепло и мы сможем полноценно отдохнуть. И вот, уже совсем изнеможенные, мы наконец вышли к долине Налычево, дошли до места стоянки, бросили рюкзаки и буквально упали на землю. Ни сил, ни эмоций уже не осталось. Последние ресурсы организма были брошены на то, чтобы наскоро разобрать палатки и в зомби-режиме пройти еще один километр до горячих природных ванн. Мне кажется, этот километр был самой трудной дистанцией в моей жизни. Ощущения и эмоции от погружения в горячую воду источников были абсолютно взрывными, я буквально плакала от счастья, от мысли, что я справилась и дошла, что хватило воли и сил и что теперь можно просто расслабиться, так как всё самое сложное уже позади.

 

Поход по Камчатке: 
160 километров пешком 
и подъем на один вулкан. Изображение № 9.

 

Самое классное, чему я научилась в походе, — это слушать себя. В Москве я всё время нахожусь в огромном информационном потоке: новости, работа, социальные сети, звонки, радио, — мозг обрабатывает нереальный объем данных из внешнего мира каждый день, времени сконцентрироваться на себе не хватает. На Камчатке не ловит телефон, нет интернета и круг общения ограничен только теми людьми, что идут рядом с рюкзаками. Идти тяжело, так что в основном все бредут молча, каждый сфокусирован на своих эмоциях. В первые два дня я вспомнила все слова всех песен, которые когда-либо слышала. В следующие два я вспомнила все места, где я была, события, людей, которые прошли через мою жизнь. Потом воспоминания заканчиваются, а работу мозга остановить сложно. Так потихоньку, шаг за шагом, я начала задумываться о своих чувствах: что я испытываю прямо сейчас; как отношусь ко всему, что со мной происходит, к тем, кто рядом; зачем принимаю те или иные решения; чего я хочу на самом деле.

Я вдруг увидела себя со стороны — ту, которая тогда сидела в холодной февральской Москве, со всеми возможными страхами и предрассудками, не готовая разбираться со своими эмоциями и проблемами. Ту, что смотрела на ленту фейсбука в экране компьютера и думала, чем дальше я убегу, тем большее изменится. Глупо, да. Всем известно, от себя не убежишь. Но, чтобы осознать и принять эту банальную истину, чтобы найти в себе силы что-то поменять, мне пришлось пройти эти 160 километров с тяжеленным рюкзаком по вулканам Камчатки и честно и в тишине посмотреть на себя.

Конечно, это только начало трудного пути и работы над собой. Но я рада, что смогла проложить первые шаги, и это точно произошло благодаря тому опыту, который я пережила. Не могу сказать, что я научилась фиксировать свои чувства в каждый момент времени, но в моей жизни, очевидно, стало больше свободы и легкости, меньше зависимостей. Я учусь быть спокойнее и осознаннее, более открыто смотреть на мир и не бояться своих чувств.

До сих пор почти каждую ночь мне снится Камчатка. Снится, как я иду по заснеженной горе, перехожу реки по шатающимся камням, собираю дрова, развожу огонь, ставлю котелок на горелку. Как я ужасно боюсь, но всё же прыгаю в горное озеро с ледяной водой, выныриваю и вижу, как радостный Игорь протягивает мне руку. Как я падаю с ледника и смеюсь во весь голос, а Наташа крепко держит меня и со словами: «Не ржи, дура», — вытягивает меня обратно на тропу. Мне снятся все ребята, как мы смеемся у костра, а потом идем в поле, ложимся и смотрим, как через всё небо падают огромные звезды.

 

 фотографии: Марина Родионова, Наталья Широкова,
Григорий Захаров, Алексей Юрков, Наталья Чернявская,
Евгения Долганова, Наталья Чернявская

Рассказать друзьям
11 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.