Views Comments Previous Next Search

СексСекс-контракт:
Может ли согласие
помешать страсти

Как разрушить парадоксальный стереотип

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти  — Секс на Wonderzine

ТЕКСТ: Наташа Федоренко (при участии Татьяны Никоновой)

«Принцип согласия убивает страсть даже у пансексуалов», уверенно заявляет колумнистка The Times Элеанор Миллс, а социальные сети разрываются от шуток и мемов про официальные запросы на секс и налоги на эрекцию. В воздухе повисло ощущение, что за любое проявление желания теперь будут наказывать, если не по закону, то точно в интернете: «А что если девушка, которую я шлёпнул по попе на втором курсе, сейчас вспомнит об этом?»

Старый порядок ломается, и многие не знают, как адаптироваться к новому, если даже в сериалах герои неловко обсуждают предстоящий секс без презерватива, а не сливаются в страстном поцелуе и во внезапном порыве. Поп-культура демонстрирует: мы вообще боимся спрашивать — это просто не принято. И ромкомы лишь ироническое отражение строгого запрета, который лежит глубоко внутри. 

Магия и двойственность

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти . Изображение № 1.

 

В традиционной культуре секс одновременно табуирован и сакрален, что кажется противоречием, но в человеческой истории достаточно примеров, когда священное одновременно исключалось из обсуждения — взять хотя бы упоминание бога всуе или тело короля, на которое, в отличие от обычного, якобы не могли напасть дикие животные. Французский философ Рене Жирар в своей главной работе «Насилие и священное» приводит в пример традиции древних цивилизаций, где обычные люди не могли прикасаться к телу своего правителя не из соображений почтения, а чтобы избежать греха, осквернения. 

Секс, рассказывает специалист по нарративной психологии Наталья Малышева, до сих пор осмысляется в культуре как нечто непреодолимое, как сила, которая снисходит свыше и по необъяснимым причинам толкает людей друг к другу: «Когда мы думаем о сексе как о чём-то сакральном и не требующем обсуждения, он становится феноменом, который мы довольно плохо контролируем, который нам совсем не принадлежит». Любой старомодный эпитет к страсти так или иначе отсылает к её «надчеловеческой» природе. Страсть понимается как безумная, дьявольская, ненасытная, непреодолимая, необузданная и какая только не. При таком отношении к сексу в нём действительно не остаётся места для коммуникации — ведь она десакрализирует секс, переводит его в категорию рационального. Это похоже на встречу верующего с агрессивным богохульством.

Именно поэтому принцип согласия настораживает не только мужчин из «отряда Вайнштейна», но и многих других. Им некомфортно расставаться с иллюзиями, глубоко укоренёнными в культуре и языке. Общество научилось обсуждать секс, когда речь идёт о попытках сохранить страсть, например, между постоянными партнёрами. Но при этом первая фаза сексуальных отношений (подразумевается, что именно в этот период люди хотят друг друга особенно безудержно) воспринимается как магическая, а значит, необсуждаемая.

 

Старый порядок

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти . Изображение № 2.

 

 

Казалось бы, такое восприятие секса не выдерживает критики, но Наталья Малышева объясняет, что для многих оно парадоксальным образом оказывается более удобным, чем коммуникация: «Мы вовлечены в совсем небольшое количество практик, где сталкиваемся с отказами, — и поэтому очень их боимся. Даже родители стараются не подвергать детей такому стрессу».

Особенно это касается мужчин — система стереотипов призывает их не принимать отказ, а занимать активную позицию: слово «нет» становится лишь поводом проявить настойчивость. «В системе, где отсутствуют вопросы, партнёр получает желаемое, в крайнем случае девушка останется недовольной и испуганной, но вряд ли сможет ему навредить», — говорит Малышева. В свою очередь, для женщин сексуальность подсознательно сопряжена с осуждением, и активное обсуждение каких-то деталей, да и разговор в принципе может казаться им чем-то стыдным. У каждой из сторон возникает желание избежать прямой коммуникации — выходит, что люди предпочитают разбираться с последствиями отказа, а не с ним напрямую. 

Дело не только в гендерных особенностях, продолжает Малышева: «Отказ от разговора — способ справиться с уязвимостью, ускользнуть от прямого диалога. Если мы не будем разговаривать, то никогда не обнаружим острые противоречия, а то и причины вообще отказаться от секса с этим человеком».

Впрочем, риски слишком очевидны, чтобы позволить мифу о бессловесной страсти существовать и дальше. Достаточно вспомнить золотую триаду БДСМ: безопасность, разумность, добровольность. Практики, которые многие назовут «безумными», строятся на гиперрациональном подходе и постоянной коммуникации. Парадокс, но пока люди, которые практикуют альтернативные сексуальные практики, вовсю договариваются, классический гетеросексуальный секс остаётся бастионом молчания и традиционализма.

В едва ли не самом популярном социальном ролике о концепции согласия секс сравнивают с чашкой чая: «Вы же не будете заливать человеку в рот чай, если он в отключке!» Метафора, конечно, не самая романтическая, но её невозможно оспорить. 

 

Молчаливое тело

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти . Изображение № 3.

 

Противники согласия любят говорить о языке тела, который якобы может заменить вербальное общение, если речь идёт о сексе. Для начала напомним, что страстные поцелуи и короткая юбка не означают безоговорочной готовности к сексу. Да и в целом «язык тела» часто считывается принимающей стороной в вольном переводе — теперь этому есть и научные доказательства. Недавно, американские учёные исследовали, насколько хорошо мужчины понимают принцип согласия. В эксперименте участвовали 145 белых гетеросексуальных студентов из США, которые сначала заполнили анкеты, где ответили на вопросы, связанные с гендерной дискриминацией, маскулинностью и уровнем агрессии, а затем описали своё вероятное поведение в смоделированных ситуациях с помощью шкалы от 1 («совершенно не согласен») до 7 («абсолютно согласен»). Студентам предлагали разные варианты развития событий, по которым они должны были определить, хочет ли девушка заняться с ними сексом.

Результаты оказались неутешительными. Например, средний балл при сценарии, когда девушка прекращала реагировать на слова или движения мужчины, но при этом никак не сопротивлялась, составил 3,71. В случае чёткого вербального отказа балл равнялся 2,34. При этом ошибались и «хорошие парни», не склонные к демонстрации маскулинности: они тоже излишне полагались на язык тела. 

Исследования подтверждают и тот факт, что активное обучение принципам согласия в школах и университетах повышает качество секса, а не делает его скучным. Большинство голландских школьников и студентов (которым много рассказывали о согласии) описывают свой первый сексуальный опыт как приятный и желанный, тогда как 66 % американских подростков (незнакомых с этой концепцией) в 2004 году сказали, что предпочли бы подождать ещё. 

 

Секс по договору

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти . Изображение № 4.

 

 

После «дела Вайнштейна» шутки про доступ к сексу по контракту или через официальное заявление в органы полились рекой. Более того, коллективный твиттер оказался не так далёк от истины. В 2015 году американские активисты запустили в продажу «Комплекты согласия» для студентов. Всего за два доллара можно было купить мешочек с презервативом, ручкой, жвачкой и секс-контрактом, снабжённым откровенно издевательской надписью «ДА! Мы согласны на СЕКС!» и пространством для подписей сторон.

Разработчики приложений пошли ещё дальше: SaSie, We-Consent и (ныне уже не работающее) Good2Go предлагали студентам прочитать контракты, приложить фотографии своих паспортов и расписаться. Всё это сохранялось в защищённом паролем файле и могло потенциально использоваться в суде. Мало того, что этот процесс можно честно описать как самый несексуальный на свете, контракты абсолютно не улавливали идею, о которой говорят сторонники принципа согласия. Он необходим не для того, чтобы улизнуть от потенциальных обвинений в изнасиловании, а чтобы сам секс стал приятнее и веселее. 

Принцип согласия подразумевает не только заветное «да» на старте, но и постоянную коммуникацию. «Люди представляют согласие как что-то максимально сухое и формальное, вроде дежурных проверок каждые полминуты», — говорит психотерапевт Екатерина Сигитова. При этом, по её мнению, правильный подход может либо усилить возбуждение, либо никак не повлиять, но уж точно не «убить настроение», как этого боятся многие. Об отсутствии постоянных разговоров можно задуматься в долгих здоровых отношениях, где со временем вырабатывается общий невербальный язык и нет проблем с тем, чтобы сказать партнёру «нет» без дополнительных вопросов. Для секса на одну ночь предусмотрена совсем другая манера взаимодействия — пылкая страсть, ошибочно уверены его участники, просто не позволяет вклиниться заботливому вопросу.

 

Алкоголь и любовь

Секс-контракт: 
Может ли согласие 
помешать страсти . Изображение № 5.

 

Напомним, что дискуссия о принципах согласия началась, когда университеты США и Западной Европы столкнулись с необходимостью искоренить практику сексуального насилия в кампусах. Многочисленные разбирательства, пугающая статистика (в 2014 году Барак Обама заявил, что каждая пятая студентка сталкивается с сексуальным насилием) и попытки обнаружить причины привели к очевидному выводу. Blame it on the alcohol, как пел Джейми Фокс.

Если смотреть на вещи трезво (хотя человек после четырёх бутылок пива куда менее рационален), никто не может запретить пьяный секс — он нравится многим. Нет точного ответа и на вопрос, где проходит этическая граница, после которой секс инициировать уже не стоит. Полбутылки вина или полторы? А что если её уже вырвало? А если вы не знакомы? Всё зависит от обстоятельств. Издание «Лайфхакер» предлагает простой вариант. Задать себе вопрос: готов ли я доверить потенциальному партнёру вести свою машину? Многие ли последуют правилу, получив ответ «нет»? Сложность в том, что пьяный секс в таком случае точно придётся отменить.

Впрочем, есть пара советов, на которые вполне можно ориентироваться. Во-первых, не стоит заниматься сексом с человеком, который не стал бы делать этого с вами трезвым (вам говорилось об этом прямо, или ответ «нет» хотя бы подразумевался). Во-вторых, стоит задуматься о том, насколько активен ваш партнёр. Если энтузиазм взаимен и вы уже договорились заняться сексом — ответ «да». В остальных случаях — однозначное «нет». Любая пассивность (не говоря уже о бессознательном состоянии и сне), даже при условии вербального согласия, — это красный свет. В случаях с насилием опьянение вовсе не становится смягчающим обстоятельством. Напротив, и тут пример с пьяным вождением вполне уместен, оно отягчает вину. 

Конечно, дело может быть в темпераменте участников процесса, но проверить это наверняка стоит уже на трезвую голову. Если речь идёт о постоянном партнёре, подумайте, не выпил ли он девять коктейлей вместо обычных четырёх, а если выпил, лучше оставьте человека в покое. Вместо чуть более страстного любовника можно получить как минимум обиженного и недовольного.  

Прелесть согласия в том, что оно призвано не только спасти нас от насилия, но и улучшить нашу жизнь в принципе. В концепцию романтической любви зашито немало патриархальных представлений (её необходимость, чёткое разделение ролей, отказ от индивидуальности), а мы давно согласились с тем, что отношения — это не только эйфория и самопожертвование, но и вполне будничная работа. Удивительным образом секс продолжает оставаться святым Граалем в мире, где, кажется, разрушены все стереотипы, кроме одного: хорошего секса не выйдет, если не шлёпнуть коллегу по попе без разрешения.

Обложка: Etsy

 

Рассказать друзьям
21 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.