Views Comments Previous Next Search

СексНовый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие

И почему эра экспериментов подошла к концу

Новый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие — Секс на Wonderzine
Новый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие. Изображение № 1.

наташа федоренко

Секс не стоит на месте: ассортимент магазинов для взрослых становится всё более высокотехнологичным, порно частично переехало в виртуальную реальность, а секс-роботы набирают всё большую популярность не только в квартирах, но и в борделях. Вместе с тем технологии лишь отчасти расширяют наши возможности, куда меньше, чем, к примеру, равноправие. Разбираемся, как эмансипация повлияла на нашу сексуальность и представления о «правильном» сексе.

Новый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие. Изображение № 2.

 

Пенис больше не нужен

«Каждый акт пенетрации означает для женщины вторжение, которое подрывает уверенность в себе и истощает силы», — написано в манифесте революционной феминистской группы «Лидс», появившейся в 70-х годах. По мнению активисток, проникающий секс — колонизация угнетённого женского тела мужчиной. Так женщину одновременно наказывают и контролируют. Представлений о пенетрации как об изнасиловании и доказательстве власти до сих пор придерживаются некоторые радикальные феминистки.

Это звучит достаточно резко, но сам вопрос не лишён здравого смысла. В течение многих веков патриархальная культура поддерживала представление о коитусе исключительно как о проникающем сексе между мужчиной и женщиной. С конца XX века ситуация начала меняться не только из-за радикального феминизма, но и роста толерантности к ЛГБТ.

Большое значение тут имели и научные открытия о природе женского оргазма. Монополизировавшая знания о сексе теория Зигмунда Фрейда считала клиторальный оргазм инфантильным (попросту подростковым), тогда как «взрослым» назывался только вагинальный. А женщины, которые не могли его достичь, считались неполноценными.

Современная сексология уже давно признала: говорить о том, что отсутствие вагинального оргазма — патология, нельзя, напротив, он скорее является исключением. В среднем около 25 % женщин испытывают вагинальный оргазм, тогда как клиторальный доступен практически всем. Только в 1998 году учёные в достаточной мере изучили строение женского тела и выяснили, что никакого разделения не существует. За оргазм в любом случае отвечает клитор, который не ограничивается внешним бугорком — большая его часть находится внутри женского тела. Именно его особенности позволяют женщинам испытывать разные ощущения от проникновения и получать или не получать оргазм.

Очевидно, что в свете таких новостей пенетрация перестаёт быть универсальным средством удовлетворения обоих партнёров. К тому же её дискредитируют социологические опросы. Совместное исследование трёх американских университетов с участием 52 тысяч респондентов показало, что среди гомосексуальных женщин регулярно испытывают оргазм 86 % ответивших, тогда как среди гетеросексуальных женщин эта цифра составляет лишь 66 %. Во многом это связано с фиксацией на пенетрации в гетеросексуальных парах.

 

 

И анальный секс тоже

Анальный секс для женщин на заре сексуальной революции воспринимался как знак открытости новому. Сотни статей на сайтах вроде Cosmopolitan рассказывали, как подступиться к нему и не пожалеть. Все эти тексты звучали исключительно в секс-позитивистском ключе и стимулировали готовность женщин попробовать новую сексуальную практику.

Но важнее даже то, как анальный секс стал частью порнографии. Категория «anal sex» на сайте Pornhub стала самой просматриваемой во многих странах с большим отрывом, в том числе и в России. В общем, растущая популярность порнографии заставляет воспринимать анальный секс как что-то такое же необременительное, как оральный секс или петтинг. В то время как анальный секс может быть куда более опасным для здоровья, если не соблюдать технику безопасности.

«Быть классной девушкой — значит оставаться сексуальной, успешной, забавной женщиной, которая обожает футбол, покер, чёрный юмор, отрыжку за столом. Классная девушка играет в видеоигры, пьёт дешёвое пиво, любит тройнички и анальный секс и даже сексуально ест хот-доги и гамбургеры», — говорила главная героиня фильма «Исчезнувшая», затрагивающего проблемы отношений между мужчинами и женщинами. Готовность к анальному проникновению становится в таком контексте неизбежной частью образа смелой девушки, которая любит секс.

 

 

К тому же анальная стимуляция не всегда предполагает проникновение пениса: можно вполне обойтись секс-игрушками, пальцами или языком

 

Подвижек в разрушении этого стереотипа пока немного, но тему возможных проблем со здоровьем, связанных с анальным сексом, и прессинга со стороны мужчин всё же стали поднимать. Очевидно, что у женщин нет простаты — органа, напрямую ответственного за удовольствие во время анального проникновения, поэтому такой вид секса совершенно точно подходит не всем, и презентовать его как одну из стандартных сексуальных практик неверно.

Не так давно Teen Vogue (журнал, который очевидно рассчитан на девочек-подростков) выпустил гид по анальному сексу. Статья вызвала бурную реакцию у женщин, которые посчитали, что секс-позитивизм в этом случае вышел из-под контроля. «Относясь к вагинальному и анальному сексу как к одинаковым практикам, мы повышаем шансы того, что аудитория не поймёт потенциальной опасности и нанесёт вред либо себе, либо своему партнёру», — написала Джи Джи Барнс в издании Independent. В целом в адрес сильно выросшей популярности анального секса теперь много претензий: феминистки обвиняют его и в том, что гетеросексуальные мужчины стремятся выступать в активной позиции в анальном сексе и не задумываются о том, что в этот момент чувствует женщина.

Впрочем, забывать о добровольном и согласованном выборе пар тоже не стоит. К тому же анальная стимуляция не всегда предполагает проникновение пениса: из соображений безопасности можно вполне обойтись секс-игрушками, пальцами или языком, никто не заставляет вас пользоваться порнодирективами, которые мало сочетаются с актуальным положением дел.

 

Новый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие. Изображение № 3.

 

Мужчина снизу

Мы уже писали про пеггинг — сексуальную практику, в которой при анальном проникновении женщина входит в мужчину с помощью страпона. Разумеется, пеггинг бьёт по традиционным представлениям о маскулинности и вызывает ассоциацию с гомосексуальным сексом в пассивной позиции, который веками считался недостойным настоящего мужчины.

Тем не менее наука идёт вперёд, и теперь о мужских оргазмах, связанных со стимуляцией простаты, знают все, и постепенно эта практика становится всё более популярной. Секс-шопы расширяют ассортимент страпонов, Cosmopolitan выпускает список лучших поз для пеггинга, а колумнистки западных изданий друг за другом описывают опыт анального секса в позиции сверху. Но пеггинг важен не только с точки зрения расширения границ удовольствия — он помогает серьёзно переосмыслить стремительно меняющиеся гендерные роли. 

В мире, где поведение во время секса было чётко закреплено за полами, пеггинг часто заставлял чувствовать себя странно и мужчин, и женщин, пишут Чарли Гликман и Эйслинн Эмирзян в своей книге «Ультимативный гид по простате: Эротические открытия для мужчин и их партнёров». Мужчины, осознавая, что получают удовольствие от анальной стимуляции, могут ощущать кризис своей маскулинности и становиться перед необходимостью переосмыслить своё поведение в постели. В то же время гетеросексуальные женщины, даже рефлексирующие и формально прогрессивные, часто задаются достаточно архаичными вопросами: «Если ему это нравится, значит, он гей?», «Могу ли я уважать его после пеггинга?». 

По мнению Гликмана, пеггинг стал настоящей революцией в гетеросексуальном сексе и открыл уникальную возможность для мужчин и женщин проникнуться эмпатией к своим партнёрам. «Для мужчины секс традиционно происходит как будто за пределами его тела, тогда как проникновение помогает ощутить большую близость», — считает Гликман. В свою очередь, для женщин пеггинг становится возможностью понять, что такое быть в активной позиции, то есть с какой ответственностью — за комфорт и безопасность партнёра — сталкивается человек, который кого-то пенетрирует. 

 

 

Осознанный БДСМ

Если сам по себе пеггинг не подразумевает подчинения — в большинстве случаев партнёры действуют в рамках конвенционального секса, просто меняются функциями, — то женское доминирование, или, как его ещё называют, «фемдом», построено на идеологии, что мужчина полностью отказывается от привилегий хотя бы на время полового акта.

Существует множество разновидностей женского доминирования — от страпонесс и футфетиш-доминации до финансового доминирования и куколда. Практику можно выбрать себе по вкусу, но все они завязаны на желании мужчины поменяться гендерными ролями, а популярность женского доминирования берёт начало в 60-х годах, в канун западной сексуальной революции. 

Фемдом в идеале призвано разрушить представление об ультимативно доминирующей природе мужчины. Но даже доминатрикс остаются относительной редкостью для БДСМ-культуры. Согласно одному из датских исследований, три четверти женщин определяют себя как сабмиссивов, то есть следуют привычной гендерной роли, требующей от них подчинения мужчинам. 

 

 

Гендерные исследовательницы призывают критично относиться даже к тем вещам, которые приносят нам удовольствие

 

Либеральные феминистки считают, что быть сабмиссивом — это личный выбор женщины и никто не имеет права запрещать ей ложиться под плётку. Об этом пишет журналистка Меган Карпинтиер в своей колонке на Jezebel, в которой признаётся, что раньше чувствовала вину перед фемсообществом из-за своих предпочтений. В таком же духе выступает другой автор, Джессика Вейкман, рассказывая о противоречии между приверженностью к БДСМ и идентичностью феминистки. Разумеется, политизировать личную жизнь — выбор особенно последовательных активистов, и стыд перед воображаемым сообществом не должен мешать удовольствию. 

И всё же патриархальную природу БДСМ стали критиковать ещё в 70-х годах. Так, исследовательница Кэтлин Бэрри в своей книге «Женское сексуальное рабство» называет БДСМ насилием над женщиной, а её коллега Джоселин Боришка в книге «Подозреваемые граждане» уверяет, что подчинение остаётся токсичным, даже когда практикуется лесбийскими парами. Гендерные исследовательницы призывают критично относиться даже к тем вещам, которые приносят нам удовольствие. Брианна Фас, автор книги «Заниматься сексом», например, следует формуле о том, что личное — это политическое, и предлагает рассматривать личные желания через призму истории и социальных конструктов, например традиции женского подчинения. 

О том, что общество стало гораздо критичнее относиться к БДСМ, свидетельствует хотя бы активное обсуждение книги «Пятьдесят оттенков серого», в которой многие критики и журналисты увидели не просто романтическую историю с элементами фетиша, но откровенный абьюз и принуждение. Теперь мы думаем дважды, прежде чем стать частью «темы»: во-первых, о банальной безопасности, во-вторых, о природе и истинности этого желания.

 

Новый секс:
Как равенство изменило наши взгляды на удовольствие. Изображение № 4.

 

Возмутительное поведение

В 2015 году канадские исследователи выяснили, что девушки в два раза реже получают оральный секс и в те же два раза чаще обеспечивают им мужчин. Впрочем, и отношение к куннилингусу стремительно меняется. Если раньше он представлялся исключительно женской обязанностью (для кого-то неприятной), то сейчас медиа пестрят заголовками в духе «Настало время побороть гендерное неравенство в оральном сексе», «Как неравенство проявляется в постели?», а мужчин, отказывающихся от куннилингуса, допрашивают о причинах такого возмутительного поведения. Новый консенсус состоит в том, что женщины должны получать столько же орального секса, сколько и мужчины, а журнал Men’s Health выпустил чуть ли не сотню гидов по куннилингусу. До разумного равенства пока далеко, но хорошая новость в том, что женщины учатся не стесняться удовольствия, а рынок секс-игрушек предлагает всё больше моделей, имитирующих куннилингус.

 

 

Право на себя

Многие века мастурбация оставалась табуированной практикой из-за религиозных предписаний, особенно это касалось женщин, чью сексуальность стыдили гораздо больше, чем мужскую. Но с тех пор как мастурбация стала частью гендерной повестки, женщины не только стали уделять больше внимания своему телу, но и почувствовали себя раскрепощёнными.

В одном из американских опросов 2013 года исследовательница Кристин Бауман выяснила, что 91 % опрошенных ею молодых девушек не чувствуют стыда из-за мастурбации, а большинство из них сказали, что чувствуют себя более свободными, потому что через эту практику понимают, как распоряжаться собственным телом. Женская мастурбация даже стала полноценной частью поп-культуры — о ней говорят Бейонсе и Ники Минаж в треке с говорящим названием «Feeling Myself», а ещё поёт и показывает Майли Сайрус в клипе на песню «Adore You».

Феминизм часто упрекают в антисексуальности, но очевидно, что всё сложнее. Дискуссия и даже критический взгляд на традиционные сексуальные практики — всего лишь повод задуматься о наших истинных желаниях в постели.

Фотографии: reshoot – stock.adobe.com, Nataliia Pyzhova – stock.adobe.com, dmitriykazitsin – stock.adobe.com, DenisNata – stock.adobe.com

 

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.