Views Comments Previous Next Search

ЖизньВидоизменённый углерод: Могут ли технологии сделать нас бессмертными

И с какими этическими вопросами мы столкнёмся, научившись сохранять сознание и тело

Видоизменённый углерод: Могут ли технологии сделать нас бессмертными — Жизнь на Wonderzine

Текст: Ксения Прилепская

Реально ли когда-нибудь будет сохранить наше сознание после смерти? Этим вопросом в поп-культуре не задавался, пожалуй, только ленивый. О цифровом бессмертии, или «загрузке мозга», писали Станислав Лем и Айзек Азимов, Артур Кларк и Клиффорд Саймак, Уильям Гибсон и Грег Иган. «Призрак в доспехах», «Газонокосильщик», «Тринадцатый этаж», «Аватар», «Превосходство» — лишь немногие из популярных фильмов по теме, а уж сериалы, от «Стар Трека» и «Каприки» до «Чёрного зеркала» и «Видоизменённого углерода», вообще идеальный жанр для размышлений о не таком уж и отдалённом, глядя из 2018 года, будущем.

Есть и люди, для которых работа над сохранением сознания после смерти — ежедневный будничный труд, результат которого хотя и отдалён во времени, всё же не фантастика в полном смысле этого слова. Сохранение человеческого сознания после смерти прописано в миссиях компаний, в долгосрочных планах стартапов и чуть ли не в должностных обязанностях сотрудников. 

Видоизменённый углерод: Могут ли технологии сделать нас бессмертными. Изображение № 1.

 

Один из таких проектов — Eterni.me, представленный румынским стартап-программистом Мариусом Урсаче в 2014 по итогам участия в программе для талантливых предпринимателей Массачусетского технологического института. Платформа, которую журналисты мгновенно прозвали «Скайп с мертвецом», стремится «сохранить ваши самые важные мысли, истории и воспоминания для вечности». В течение суток после презентации на Eterni.me зарегистрировались тысячи пользователей, а авторы раздали сотни интервью всем возможным СМИ мира, oт Forbes до Wired. Первоначальная идея компании заключалась в создании — криповатого, признаться — цифрового аватара пользователя, который двигался и разговаривал на экране компьютера — отсюда аналогия со cкайпом, — а сохранять воспоминания предлагалось, записывая для Eterni.me короткие информативные видео о себе и окружающем мире. Вскоре стало понятно, что людям просто лень делать что-то, что, хотя и несёт долговременную пользу, но не является срочным — например, записывать видео для потомков.

Урсаче несколько изменил концепт, и сейчас Eterni.me сосредоточен на сохранении и структуризации цифрового наследия человека самим пользователем, пока тот жив: имейлов, текстовых сообщений, переписки в чатах, блогов. Помимо аккумуляции записей, созданных на других платформах, проект предполагает создание участниками оригинальных логов «о самом главном» прямо на Eterni.me: о первых воспоминаниях и настроении прямо сейчас, о детской влюблённости и вчерашнем споре с начальником, о любимой книге и просмотренном недавно сериале и т. д.

Эта идея в каком-то смысле напоминает чатбот @Роман, созданный подругой трагически погибшего основателя компании Idle Conversation Романа Мазуренко Евгенией Куйдой: на основе всей доступной переписки с Романом по СМС, в соцсетях и по имейлу своих и общих друзей Куйда спрограммировала бот, способный поддержать разговор и отчасти напоминающий ушедшего Мазуренко. Мнения друзей Мазуренко по этому поводу резко разделились, а его родители проект поддержали. «Если бы существовала идеально подстроенная под твою личность разговаривающая машина, мы бы все с ней разговаривали. Это нормально и естественно, — рассказывала Евгения, к которой после истории с чатботом стали обращаться с просьбами о создании аналогичных конструктов. — У кого-то умерла девушка. У кого-то Альцгеймер, и он хотел бота, чтобы оставить о себе память для детей, остаться таким, какой он сейчас. И я подумала, что можно растить бота как друга — и в какой-то момент он сможет стать твоей репрезентацией».

«Наша задача — создать не клон, а удобный интерфейс для доступа к воспоминаниям, — говорит Урсаче. — Технология и инновации многое изменили, но смерти это пока не коснулось». В данный момент стартап находится в стадии тестирования с участием ограниченного количества бета-пользователей. Остальные примерно сорок тысяч зарегистрировавшихся ожидают, когда Eterni.me станет доступна к полноценному использованию.

«Существует много культурных различий в том, как мы относимся к смерти, но нас всех объединяет одно — мы воспринимаем смерть как угрозу и избегаем разговоров о ней, — говорит создатель Eterni.me о главной, на его взгляд, этической проблеме сохранения сознания. — В результате мы не подготовлены к ней, и когда это происходит, мы оказываемся сильно травмированы. Что хуже, такая неподготовленность в итоге заставляет нас пытаться активно забыть тех, кто только что умер, хотя мы зачастую многим им обязаны».

Ещё одной важной этической задачей предприниматель называет нынешнюю невозможность сохранить и передать потомкам наши самые ценные воспоминания, уроки, ощущения. «Когда умирает кто-то близкий, что остаётся после них? Несколько фотоальбомов, может быть, какие-то видеозаписи, страница в фейсбуке, личный дневник… Как насчёт самых важных историй и опытов — куда они исчезают?» Урсаче считает, что у человечества пока недостаточно данных для создания искусственного интеллекта, соотносимого с человеческим, но эта ситуация скоро изменится. 

 

Лет через пятьдесят уровень системы будет сравнимым с сознанием человека и, скорее всего, сможет продолжать развиваться после смерти физического «носителя»

 

Эту точку зрения разделяет и канадский учёный Хуссейн Рахнама, цифровой футуролог, основатель компании Flybits, профессор Медиалаборатории того же Массачусетского технологического и преподаватель Университета Райерсона в Торонто. Рахнама считает, что человечество накапливает необходимый массив данных очень быстрыми темпами, и учитывая, что девяносто процентов всех существующих на Земле данных было создано в последние два-три года и рост этот продолжается экспоненциально, его оптимизм понятен.

«Основное препятствие [созданию аналога человеческому сознанию] сейчас — это наша невозможность сохранить такое огромное количество информации и нехватка мощностей для обработки этой информации, — говорит Рахнама в интервью. — Но мы постоянно растём в этом отношении. Чего действительно не хватает, так это контекста вокруг данных, которые у нас уже есть. Я понимаю, о чём ты твитишь, и круг тем, тебя интересующих — но я не знаю, что заставляет тебя твитить? В каком тоне написан твой имейл? Как ты пишешь тому, кто тебе нравится? Или не нравится?»

Рахнама говорит, что миллениалы, производящие от пяти до десяти гигабайт информации ежедневно, это первое поколение, которое за время своей жизни создаст количество информации, необходимое для достижения сингулярности. Самый важный с точки зрения этики вопрос здесь: кто владеет всей этой информацией — Google? Facebook? Ещё какая-нибудь корпорация? Кем и как она может быть использована после смерти человека? Сейчас один из главных проектов Рахнамы — технология вроде блокчейна, которая позволит пользователю хранить всю созданную им информацию в разных местах одновременно, поделив её на части. Что сделает сохранение такой информации независимым, а самого пользователя — её единственным владельцем. 

Учёный прогнозирует, что, когда человечество найдёт способ сохранить количество данных, накопленное индивидом за всю жизнь, каждый из нас сможет оставить ключ к своему цифровому наследству кому пожелает — цифровое богатство при этом будет рассортировано и вполне готово к посмертному использованию (видимо, как раз благодаря проектам вроде Eterni.me). Через пять-десять лет человечество накопит достаточно информации для понимания недостающего пока звена — контекста всех этих данных, считает Рахнама. И вот тогда-то на основе всей этой информации мы сможем начать создавать разумную чувствующую систему. А лет через пятьдесят уровень этой системы будет сравнимым с сознанием человека и, скорее всего, сможет продолжать развиваться после смерти физического «носителя». Так что смерти в привычном понимании больше не будет — примерно как в «Видоизменённом углероде». 

 

Видоизменённый углерод: Могут ли технологии сделать нас бессмертными. Изображение № 2.

 

Всё это, по мнению учёного, никакая не фантастика, а лишь дело времени. Задача же, которая ему действительно интересна, это воссоздание ощущений, возникающих у нас при общении с определённым человеком, после его смерти. Как поговорить с любимой умершей бабушкой, чтобы не только обменяться информацией, но и ощутить ту заботу, любовь и спокойствие, которые она излучала при жизни? «Если мы решим эту проблему, то сможем синтезировать ощущения от человека при отсутствии этого человека в одном пространстве с нами. Да, именно как в „Чёрном зеркале“, только полноценную, рабочую  версию», — смеётся Рахнама.

Есть, впрочем, те, кто не только размышляет о ближайшем будущем или развивает стартапы на тему, но и непосредственно работает над приближением бессмертия, своего и окружающих, причём не обязательно цифрового. В криохранилище компании KrioRus в Сергиевом Посаде в низкотемпературном анабиозе находятся шестьдесят человек, а также кошки и собаки, многие с хозяевами, рассказывает Алексей Потапов, директор компании по Северной Америке.

Предприниматель подчёркивает, насколько важна для криопациентов оплата процедуры и всего срока хранения заранее — чтобы не пришлось размораживать клиентов, если их родственники передумали платить или опоздали с ежемесячным взносом. За криосохранение всего тела в Kriorus просят 36 тысяч долларов в рублёвом или долларовом эквиваленте, за сохранение только головы — 15 тысяч долларов, можно в рассрочку. Потапов считает, что успешная разморозка криоклиентов в будущем невозможна без достижения цифрового бессмертия как для диагностики нейродегенерации, так и для оценки повреждений после криосохранения, независимо от того, осуществляется ли восстановление пациента в биологическом теле или в компьютерной симуляции. 

По мнению Потапова, смерть значит настолько разные вещи для, скажем, верующей пожилой женщины и молодого реаниматолога, что называть её одним и тем же словом просто нельзя. «На данный момент с научной точки зрения процесс смерти насчитывает около сорока этапов, от предсмертной агонии через остановку сердца до полного разложения, — говорит Потапов. — Медики, юристы, учёные, обыватели определяют смерть по-разному. Главный парадокс заключается в том, что смерть лучше всего исследована учёными, а сталкиваются с ней чаще всего, просто статистически, обыватели. Поэтому люди привыкли говорить о смерти как об одном моменте, а это не так». 

 

Связь между ИИ и нервной системой человека будет становиться всё крепче, и всё бо́льшая часть мыслительного процесса будет происходить в «облаке»

 

Бизнесмен полагает, что до того момента, как наука сделает возможными разморозку и оживление криопациентов, ждать осталось не так уж долго, всего два-три десятка лет — видимо, с этим связаны планы компании открыть официальное представительство KrioRus в Европе этим летом. Компания уже собрала более 3,5 млн долларов в криптовалюте от желающих быть замороженными после смерти, и предложение остаётся открытым.

Главной этической проблемой в своей сфере Потапов считает ни много ни мало общепринятое отношение к смерти. «Мы живём в обществе смертнической парадигмы, где смерть приемлема, где она ожидаема и гарантирована, и вследствие этого конструктивное отношение к ней невозможно», — говорит предприниматель. Потапов сетует на засилье «смертничества» в науке, культуре, обществе и бизнесе, из-за чего по-настоящему огромные проекты, например по изучению мозга для посмертной загрузки, не получают пока необходимого финансирования: «Есть несколько больших проектов в Европе, по 3–5 миллиардов, но нет мегапроектов, когда цель была бы важнее, чем средства, как это было, например, с космическим проектом, или с ядерным проектом». «Каждый день в мире умирает около двухсот тысяч человек, примерно половина из них — от причин, непосредственно связанных со старением. Мы, имморталисты, считаем именно это главной проблемой человечества», — говорит предприниматель. 

Что же остаётся нам, обывателям? Нужно ли бросаться структурировать цифровое наследство, бронировать капсулу для заморозки или, наоборот, продолжать жить так, как будто никаких исследований в этих сферах не существует, как будто бы мы не генерируем 2,5 нониллион-байтов новой информации каждый день своими руками?

Ответ, видимо, где-то посередине. Похоже, что вопрос о сохранении собственного сознания после смерти постепенно перестанет быть чем-то из области фантастики и лет через двадцать-тридцать превратится в один из пунктов посмертного планирования — вроде «жертвовать ли органы для спасения других людей» или «кремировать или хоронить». Так, у нас появится опция выбрать между цифровым бессмертием и правом на забвение: не все верят, что жизнь кончается вместе со смертью, но те, кто придерживаются именно такой точки зрения, смогут продолжить киберсуществование — ну или кто-то похожий на нас сможет это делать, уже без оглядки на гормональные перепады и особенности физического тела.

Британский футуролог Иэн Пирсон считает, что модель единовременной «загрузки мозга» устарела и что на деле разум человека будет очень постепенно перекладывать всё больше и больше обязанностей на искусственный интеллект, и через годы такого замещения мозг нам станет, по сути, не нужен: «Связь между ИИ и нервной системой человека будет становиться всё крепче и крепче, и всё бо́льшая и бо́льшая часть вашего мыслительного процесса будет происходить за пределами мозга, в „облаке“. В один прекрасный день вы и сами не заметите, как в „облаке“ окажутся 99 % вашего сознания, и, когда ваше тело умрёт, вы потеряете всего лишь небольшую частичку этого сознания — всё остальное будет надёжно сохранено. Вы купите андроидное тело для повседневных нужд, сходите на свои похороны, а потом отправитесь обратно в офис. Смерть перестанет быть препятствием для карьеры». Пирсон говорит, что нужного качества связи между мозгом и ИИ удастся достичь к 2050 году, и это значит, что большинство людей, которые сейчас моложе тридцати пяти, смогут при желании испытать цифровое бессмертие на себе. 

Фотографии: pogonici — stock.adobe.com

  

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.