Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными

Как устроен пушистый фандом и почему его участники не зоофилы

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными — Жизнь на Wonderzine

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными. Изображение № 1.

наташа федоренко

Леон с детства интересовался животными — это началось совсем в юном возрасте после мультфильмов «Король Лев», «Спирит» и «Балто». Он много рисовал их — все игрушки дома тоже были в виде зверей. Потом было аниме «Легенда о серебряном клыке Уиде» о собаках. «Я общался с людьми в интернете, рисовал фан-арт. Тогда я уже знал о фурри, но относился безразлично, пока не увидел фурсьютера в одном парке. Сначала этот фандом показался мне странным и дорогим, но как-то пошло-поехало, и вот недавно я завершил свой седьмой костюм», — рассказывает Леон.

Леон — фурри (от английского «fur», мех), то есть любит антропоморфных животных — тех, что ведут себя как люди. Говорящие животные знакомы нам со времён Эзопа, что уж говорить о «Диснее». Тем не менее появление субкультуры обычно относят к 70-м годам и первым андеграундным зинам, которые не создавали улучшенную версию Микки Мауса, а предлагали свой взгляд на человекоподобных зверей. Историки фандома Октавия Вульф и Фред Паттен связывают его появление с изданием Vootie и комиксом «Омаха, кошка-танцовщица», в котором открыто говорилось о сексе между антропоморфными животными.

Впрочем, само слово «фурри» начало набирать популярность после Мирового конвента научной фантастики в 1980 году, где обсуждали первого персонажа из будущего комикса «Albedo Anthropomorphics» — антропоморфную кошку, которая служит в инопланетных войсках. С тех пор фурри только набирали популярность: в начале 90-х уже проходили первые конвенты, а появление широкополосного интернета помогло субкультуре разрастись на весь мир. По сути, фурри мало чем отличаются от представителей других фандомов (любителей научной фантастики или аниме) — правда, чаще всего они предпочитают жанр «ориджинал», где персонажа нужно придумывать самостоятельно, а не брать готового из поп-культуры.

← Короткая документалка «Быть фурри»

Фурсьюты и фурсоны

«На сходки часто приходят люди без костюмов, и их не так уж мало. Не у всех есть деньги, а кто-то не хочет переодеваться по своим причинам», — рассказывает Леон. Чаще всего мы думаем о представителях фандома как о людях в фурсьютах, то есть костюмах животных, однако их меньшинство. Согласно результатам междисциплинарного «Международного антропоморфного исследования», костюм носят лишь 20 % людей в фандоме. Иван, фурри с двухлетним стажем, рассказывает, что заказать фурсьют в приличной российской мастерской обойдётся минимум в тысячу долларов.

 

Фурсона — уникальное антропоморфное животное, с которым ассоциирует себя фурри, проще говоря, альтер эго. Участники фандома продумывают все мелочи о своей фурсоне — от цвета глаз до характера

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными. Изображение № 2.

«Это сложно, это дорого. Одна голова обходится в двадцать тысяч рублей, и это ещё очень дёшево. В России зарабатывают меньше, чем на Западе, и мы привыкли к дешевизне. Хотя в США отдать за фурсьют две с половиной тысячи долларов абсолютно нормально», — рассказывает Леон. Эрнст, в фандоме уже четыре года, объясняет, что для хорошего фурсьюта даже собственного производства придётся подождать и хорошо заплатить: «Основа для костюма — минимум двенадцать тысяч рублей. Плюс надо понимать, что российский мех — это потрёпанная кошка, а американский дорогой. Одна доставка обойдётся не меньше чем в две тысячи рублей». Из-за дороговизны мастерских многие фурри делают костюмы сами, однако признаются, что это очень не просто. «Иногда мне кажется, что фурсьютмейкеры — боги. Это очень талантливые люди», — считает Эрнст.

Костюм обычно шьют, копируя «фурсону» заказчика — вымышленное пушистое альтер эго, в котором важны и внешность, и характер. Эрнст рассказывает, что разработка фурсоны — это возможность выбрать себе новую личность: «Человек не может изменить свой характер или пол, в то время как здесь ты лепишь себя словно из пластилина. Вот я ощущаю себя панк-рокером с ирокезом, зелёными глазами и чёрными волосами, но в реальности выгляжу абсолютно иначе».

Как часто использовать свою фурсону — каждый решает сам. Эрнст надевает костюм, когда он чувствует себя грустным и злым, а в обычной жизни носит только ошейник. Мила часто надевает костюм на прогулку, ходит в нём по дому — может даже уснуть в нём. «Пару раз я приходил на учёбу в фурсьюте — реагировали забавно. Но это так, на один раз побеситься. Вообще нравится ходить так на концерты, но в целом это опасно для костюма и может быть жарко. Сам так не делаю, но знаю фурри, которые в повседневной жизни носят хвост или перчатки», — говорит Леон.

Йифф и костюмы для секса

Эрнст и другие фурсьютеры рассказали нам, что почти никогда не сталкивались с агрессией на улице. Фурри любят дети — правда, иногда слишком сильно дёргают за хвост или уши, что угрожает костюму. «Моя любимая аудитория — районные алкаши, они отлично принимают мой сьют. Они самые крутые», — говорит Эрнст. Правда, это не значит, что в интернете и медиа все думают так же. С тех пор как фурри стали заметны на Западе, первые попытки исследовать их оказались как минимум неудачными.

 

Фурсьют — сделанный на заказ пушистый костюм, выглядит как изображение фурсоны. Бывает полный или частичный, например только лапы и хвост. Самые популярные животные для фурсьюта — волки, лисы, собаки, семейство кошачьих

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными. Изображение № 3.

В 2001 году в Vanity Fair фурри представили как «плюшефилов», а в репортаже 2003 года на канале CSI субкультуру обозначили в основном как йифферов (йифф — сексуальный контент, связанный с антропоморфными животными). С тех пор большинство материалов о фурри выходит под заголовками в духе «Это не фетиш» или «Это не про секс», потому что сексуальные коннотации закрепились за движением очень крепко.

«Семье плевать на моё увлечение, зато друзья называют зоофилкой — это обидно», — рассказывает Мила, которую как раз всегда смущали материалы 18+. Тем не менее любители йиффа существуют, их немало, но уж точно не большинство. Ещё реже фурри занимаются сексом в костюмах хотя бы из соображений целостности фурсьюта. По признанию одной из крупнейших мастериц фурсьютов на Западе Сары Ди, её лишь раз попросили сделать молнию между ног — в тот раз она взяла тысячу долларов сверху и принципиально отказалась чинить костюм при поломке. Впрочем, в йиффе нет ничего странного: каждый фандом неизбежно обрастает сексуальным контентом — от «Стартрека» до «Южного парка».

Фильм National Geographic о фурри →

 

ЛГБТ и белые мужчины

«Я раз в жизни ходил на конвент, когда мне было пятнадцать лет, и вокруг было много тридцатилетних мужиков — это было очень странно. Правда, один парень мне всё-таки понравился», — говорит Эрнст. На деле на Западе в фандоме действительно доминируют белые мужчины от восемнадцати до тридцати лет. Несмотря на это, только 30 % фурри считают себя строго гетеросексуальными, а 2 % идентифицируют себя как трансгендеры, рассказывает доктор Кортни Плант, один из участников «Международного антропоморфного исследования».

Йифф — сексуальный контент, связанный с антропоморфными животными. Сюда входят и фан-арт, и фанфики, и рисованные порноролики

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными. Изображение № 4.

Фурри-фандом очень инклюзивен, более того — фурсона многим помогает осознать свою сексуальную идентичность. Возможность примерить другой гендер или характер, придумав фурсону, часто ведёт к переменам в реальном мире.

«Иногда случается так, что человек приходит в фандом как гетеросексуал, а потом осознаёт себя как гомосексуала. Или, наоборот, осознаёт чёткое разделение, где он сам, к примеру, гетеросексуал, а его фурсона — гомосексуал». В общем, у фурри есть возможность обрастать новыми идентичностями, которые им может быть стыдно, страшно или неловко проявлять в реальном мире. 

 

Газовые атаки и альт-фурри

В США, где проживает самое большое количество фурри, участников фандома многие воспринимают как носителей важной идентичности. Например, на самом большом фурри-конвенте Anthrocon проводят специальные мероприятия для фурри с инвалидностью, родителей фурри (где объясняют, как относиться к новому увлечению подростка) и семинары, на которых учат рассказывать о своей идентичности людям, далёким от фандома.

Альт-фурри — альтернативные правые, которые появились в рядах фурри во время предвыборной кампании Дональда Трампа

«Фурри — это коммунизм»: Зачем люди наряжаются животными. Изображение № 5.

Вместе с тем фурри часто приходится отстаивать своё право носить хвост — так, в сентябре 2017 года член городского совета Нью-Милфорда (штат Коннектикут) ушёл в отставку, потому что в соцсетях опубликовали доказательства его принадлежности к фандому, а в 2014 году на конвенте MidWest FurFest 19 человек отправились в больницу из-за умышленной утечки газообразного хлора. И это не говоря о многочисленных издевательских видео на ютьюбе на миллионы просмотров.

Достаточно и склок внутри фандома. Например, в прошлом году в американском подразделении появились альт-фурри (то есть альт-райт), из-за чего остальному комьюнити пришлось решать, как противостоять сторонникам идей, совершенно несовместимых с принципами сообщества. Это свидетельствует не столько о кризисе среди фурри, сколько о том, что фандом становится всё более заметным. Например, диснеевский мультфильм «Зверополис» явно таргетировал фурри. Создатели обсуждали с ними идею, призывали присылать свои фото в фурсьютах и договорились с группой Furlife, которая устраивает встречи с участниками фандома, промоутировать хештеги #Zootopia и #ZooU

← Инфографика о фурри

Коммунизм и дружба

«Фурри для меня как другой дом, уйти из него равносильно убийству. Только здесь есть возможность открыться, изменить себя так, как хочется. Но мы всё равно остаёмся людьми и просто уходим в фандом, когда устаём от обычной жизни», — рассказывает Ева. По мнению Кортни Планта, несмотря на то что многие считают фурри странными, исследования доказывают, что фантазии и занятия, связанные с выдуманными персонажами и вселенными, присущи почти всем людям.

«Нарисованные животные понятны всем — у любви к ним нет национальных, географических и религиозных границ», — считает Самуэль Конвэй, который исследует фурри на фестивале Anthrocon. По мнению Планта, большинство фурри приходят в фандом за дружбой, толерантной средой и поддержкой. «Фурри — это типа коммунизма, где нет бедных и богатых», — уверен Эрнст.

Обложка: Uatoys

  

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.