Views Comments Previous Next Search

ЖизньСбой в системе:
Кто врёт
об изнасилованиях

И стоит ли воспринимать эти случаи всерьёз

Сбой в системе:
Кто врёт
об изнасилованиях — Жизнь на Wonderzine
Сбой в системе:
Кто врёт
об изнасилованиях. Изображение № 1.

наташа федоренко

Чем чаще мы говорим о сексуальном насилии в России, тем с большим сопротивлением сталкиваемся. Заявления о харассменте и изнасилованиях у многих вызывают не сочувствие и возмущение, а страх за собственную безопасность и подозрения во лжи. Достаточно вспомнить один из главных скандалов этого года — публичное обсуждение морального облика Дианы Шурыгиной, 17-летней жертвы насилия, ставшей героиней ток-шоу Андрея Малахова на Первом канале. Шурыгину осуждали, кажется, все, а главной линией обороны стало заявление, что всякий секс отныне может обернуться для партнёра уголовным делом. Мужской глянец штамповал инструкции, как избежать обвинений в изнасиловании, а юмористические шоу соревновались в изобретательном буллинге по мотивам признаний девушки. Недавний голливудский скандал вокруг звёздных домогательств лишь подлил масла в огонь. Противники публичных обсуждений насилия вышли маршем против «женской клеветы», в орбите которой, по их мнению, теперь может оказаться каждый. Разбираемся, есть ли такая опасность на самом деле.

Сбой в системе:
Кто врёт
об изнасилованиях. Изображение № 2.

 

Наркотики и синдром Мюнхгаузена

Ложные обвинения в изнасилованиях действительно случаются, но каждый из случаев, получивших огласку, вполне экзотический. Враньё о несовершённом преступлении может происходить от болезненного желания быть в центре внимания. Британка Джемма Билз, к примеру, обвинила в изнасиловании 15 мужчин (с некоторыми из них секс произошёл по её инициативе). Следователи говорят, что Билз сделала это, чтобы привлечь к себе внимание семьи и собственной девушки (Билз определяет себя как лесбиянку), и нашли достаточно доказательств невиновности мужчин. Девушку приговорили к десяти годам тюрьмы летом этого года и прозвали «патологической лгуньей». 

По схожей причине в тюрьму попала американка Сара Илен — женщина заявила, что её изнасиловали как минимум семь мужчин (у двух из них было вполне надёжное алиби). Женщину разоблачили, когда она в очередной раз пришла в полицию с нарисованными синяками, которые легко смывались водой. Илен, кроме того, умудрилась два года получать деньги на лечение терминальной стадии рака от государства и от частных доноров, хотя выяснилось, что ей никогда не ставили такой диагноз. Илен и ей подобные героини нередко страдают так называемым синдромом Мюнхгаузена, при котором люди симулируют болезни и несуществующие симптомы, в общем, всячески требуют к себе повышенного интереса и жалости.

Иногда речь может идти и о патологической лжи. Например, Кристал Мангум в 2006 году ложно обвинила в изнасиловании трёх парней из команды по лакроссу из Университета Дьюка. Суд не нашёл этому доказательств, а девушка внезапно усомнилась в своих словах. Дело получило огромный резонанс, потому что Мангум была стриптизёршей (члены команды по лакроссу заказали стриптиз Кристал для вечеринки), да ещё и афроамериканского происхождения, в то время как парни были «образцовыми белыми мужчинами» и позволяли себе расистские выпады в её адрес. Ложные обвинения Мангум могли быть связаны со сложным комплексом проблем: изнасилование в детстве, наркотическая зависимость (девушка мешала антидепрессанты с метадоном, и поэтому у неё были проблемы на работе) и общее психологическое состояние. Как выяснилось по ходу расследования, до дела команды по лакроссу Мангум уже обвиняла в изнасиловании другого мужчину — тоже ложно. В итоге она попала в тюрьму в 2013 году, убив собственного парня.

 

 

В ходе нескольких журналистских и одного полицейского расследования выяснилось, что девушка просто выдумала участников событий. Очевидно одно — Джеки испытала большой стресс, но совершенно неясно, из-за чего

 

Ложные обвинения в изнасиловании иногда делают юные девушки, не осознающие последствия своих действий. Так, несовершеннолетняя англичанка обвинила своего отца в том, что он насиловал её шесть лет подряд. В ходе расследования выяснилось, что все показания девушки почти дословно совпадают с текстом романа «Пятьдесят оттенков серого», а обвинения девушка выдвинула, потому что «отец сломал ей жизнь», хоть и никогда не применял физического насилия.

Похожее дело разбиралось в Великобритании — четырнадцатилетняя ученица дорогой частной школы сказала, что её трижды изнасиловал учитель географии. Позже стало известно, что девушке не нравилась это место: на многочисленных сессиях у психотерапевта она признавалась, что над ней издеваются одноклассники и учителя. У школьницы были панические атаки, проблемы с пищевым поведением и подавленное состояние. Довольно быстро выяснилось, что никакого изнасилования не было, несмотря на то, что родители девушки наняли дорогого частного детектива, которая пыталась вмешаться в расследование, чтобы доказать виновность преподавателя. 

В 2014 году журнал Rolling Stone опубликовал историю Джеки — студентки Университета Вирджинии, в которой она рассказала, что её изнасиловали пятеро парней. В ходе нескольких журналистских и одного полицейского расследования выяснилось, что девушка просто выдумала участников событий, время и место предполагаемого изнасилования. Причём она использовала вымышленные детали не только в разговорах с журналистами, но и с друзьями и родственниками. Очевидно одно — Джеки испытала большой стресс, но совершенно неясно, из-за чего.

 

 

В ходе расследования выяснилось,
что мужчина никак не домогался девочки,
все доказательства были сфабрикованы
его тёщей

 

Среди лгунов есть и особый тип людей, которые просто стремятся получить по итогам суда деньги от государства — тогда в ход идут не только попытки сломать руку на лестнице, но и обвинения в изнасилованиях. В 2002 году 47-летняя американка заявила, что её изнасиловал мужчина в одном из офисных зданий Чикаго. На тот момент женщина была должна около 100 тысяч долларов по налоговым выплатам, так что подала в суд не только на мужчину, но и на округ штата Иллинойс, потребовав компенсацию в 400 тысяч долларов — и выиграла. Позже дело пересмотрели — в ходе нового расследования не нашли следов ДНК обвиняемого и не обнаружили свидетелей, которые, в соответствии с показаниями жертвы, должны были услышать её крики. К тому же стало известно, что женщина уже жаловалась в полицию на изнасилование в офисном здании около двадцати лет назад — тоже беспочвенно. Мужчина, обвинённый в насилии, вышел на свободу в 2013 году. Впрочем, такое поведение можно списать на региональную специфику: далеко не везде можно получить компенсацию, если тебя насилуют на территории, относящейся к собственности государства.

 

 

Родственники и юность

В случае сексуального насилия в суд далеко не всегда обращается жертва. Так, несколько исследований указывают на то, что половину ложных обвинений в изнасиловании делают близкие «жертвы». Например, в 2012 году в Краснодарском крае женщина попыталась помешать браку своей дочери и лишить её родительских прав. Она уговорила внучку дать ложные показания и обвинить нового отчима в сексуальном насилии. В ходе расследования выяснилось, что мужчина никак не домогался девочки, все доказательства были сфабрикованы его тёщей. Очевидно, что на поводу у обеспокоенных близких, как правило, идут совсем юные и зависимые от родственников девушки.

В 2011 году пятнадцатилетняя британка занялась сексом с ровесником по обоюдному согласию, но после испугалась, что забеременела. В силу неопытности она не нашла ничего лучшего, чем сказать родителям и друзьям, что её изнасиловали, — так она надеялась избежать скандала. Похожая история случилась в американском штате Вирджиния, где четырнадцатилетняя девушка с когнитивными нарушениями заявила, что её изнасиловал ровесник, только чтобы не злить мать, — в клевете она призналась лишь спустя несколько месяцев после начала расследования.

 

 

В 2011 году пятнадцатилетняя британка занялась сексом с ровесником по обоюдному согласию, но после испугалась, что забеременела. В силу неопытности она не нашла ничего лучшего, чем сказать родителям и друзьям, что её изнасиловали

 

Самый известный случай инфантильного ухода от ответственности произошёл в 2016 году в Германии, став причиной международного скандала с Россией. Тринадцатилетняя Лиза из семьи российских мигрантов пропала из дома больше чем на сутки. Вернувшись, она сказала родителям, что её похитили и изнасиловали мигранты с Ближнего Востока. Полиция начала расследование и довольно быстро выяснила, что Лиза соврала: в день пропажи она осталась ночевать у своего взрослого парня, потому что столкнулась с проблемами в школе и не хотела показываться родителям на глаза. В ходе расследования выяснилось и то, что Лиза занималась сексом со своим двадцатичетырёхлетним парнем, который снял процесс на видео, а это проходит по категории изготовления детской порнографии. Секс не был насильственным, но на тот момент Лизе ещё не исполнилось четырнадцать лет (возраст согласия), так что мужчина получил условный срок и выплатил три тысячи евро штрафа. 

Иногда ложные обвинения делают, чтобы избежать слатшейминга (обвинений в «распущенности»). Так, в 2009 году студентка Университета Хофстра обвинила в групповом изнасиловании пятерых парней после вечеринки. Абсурдным образом мужчинам помогла видеозапись, где было видно, что девушка не сопротивлялась и не звала на помощь (хотя это могло стать поводом для обвинения в незаконной съёмке). После того как видео передали в суд, девушка отозвала свои претензии. Выяснилось, что студентка обратилась в полицию, потому что не хотела разрушать свои только завязывающиеся моногамные отношения. 

 

Сбой в системе:
Кто врёт
об изнасилованиях. Изображение № 3.

 

ДНК и Клинтон

Бывает, что ложные обвинения связаны с ошибками следствия: изнасилование действительно происходит, но за решётку попадают не те люди. Как правило, это случается из-за халатного отношения к ДНК-тестам. Например, в 2009 году на свободу вышел Лоуренс Маккинни, который отсидел в тюрьме тридцать один год за изнасилование, которого не совершал. Всё из-за невнимательного отношения к ДНК-тесту — после пересмотра биологических доказательств следователи выяснили, что мужчина не имеет отношения к преступлению. 

После 28 лет тюремного заключения на свободу вышел Кларенс Мозес-Эль — его обвинили в изнасиловании, проигнорировав результаты ДНК-теста. Девушка не знала, кто конкретно напал на неё — у полиции было сразу три подозреваемых. В итоге она указала на Мозес-Эля, потому что «увидела его во сне». В 2013 году другой мужчина (ранее обвинявшийся по той же статье) признался, что это он изнасиловал пострадавшую.

 

 

В случае с обычными женщинами сложные мотивы, стереотипная меркантильность и желание наказать каждого парня, который не перезвонил после секса «на одну ночь», звучат параноидально

 

ДНК-тесты помогают избежать как ошибок в поиске виновного, так и в случае предъявления ложных обвинений. Правда, если жертва не успевает обратиться в полицию достаточно быстро, они мало чем помогут. Например, так случилось с противоречивым обвинением в адрес Билла Клинтона. В прошлом медсестра, Хуанита Броддрик давно заявляет, что её изнасиловал бывший президент — при этом нет ни свидетелей, ни теста ДНК. В этом случае остаётся вопрос: кому мы верим? Женщине, которая не может представить весомых доказательств, но которая теоретически могла подвергнуться насилию, или Клинтону, в чьей биографии есть неэтичный, но вполне добровольный роман с подчинённой Моникой Левински? Должны ли мы верить анонимным обвинениям Дональда Трампа в изнасиловании тринадцатилетней девочки, учитывая серию взрослых обвинений и его высказывания на тему харассмента? 

Очевидно, что если эти обвинения ложные, то дело не просто в личной мести или попытках скрыть необдуманные поступки — речь идёт о борьбе за власть и ресурсы. Но в случае с обычными женщинами сложные мотивы, стереотипная меркантильность и желание наказать каждого парня, который не перезвонил после секса «на одну ночь», звучат параноидально.

 

 

Ничтожная статистика

Страхи противников клеветы как минимум преувеличены — лишь 15 % жертв в Англии, до 18 % в Канаде и 31 % в США (в России это и вовсе не больше 10 %) в принципе заявляют в полицию о преступлениях, связанных с насилием. Ложными признают в среднем от 2 % до 10 % от общего числа таких обвинений, и это довольно ничтожный показатель.

Обвинение в изнасиловании может показаться кому-то пустяком — как если бы жертва вышла в магазин за молоком, только свернула в отделение полиции. На самом деле это травматичный опыт: женщина обязана обратиться в полицию максимально быстро после преступления, делиться подробностями своей сексуальной жизни с незнакомыми людьми, пройти обязательный осмотр у гинеколога. Легко представить себе, во что эти формальности могут вылиться в России. Без спешки, снятия побоев и сбора материала ДНК выиграть дело практически невозможно — то же касается и западных судов. Так что перспектива превращения каждого одноразового секса в уголовное дело, просто нереалистична.

Мы не раз писали о том, почему женщины мира, тем более в России, редко доходят до полиции и до суда. Вопреки стереотипу, что насиловать должен незнакомец, до 65 % нападений приходится как раз на знакомых жертвы — а если вы знакомы, о каком насилии может идти речь, думает консервативный страж порядка. Следящую за собой девушку чаще обвинят в провокации или в том, что на самом деле секс был инициирован ею. А «пьяный секс» с применением насилия и вовсе считают извинением насильника, а не отягчающим обстоятельством.

 

 

Сообщать о насилии, и тем более врать
о таких вещах, как минимум небезопасно — можно столкнуться с прямолинейной физической местью со стороны разоблачённого нападавшего

 

Думать, что звёздам в такой ситуации приходится легче, не стоит. Напомним, что голливудские актрисы, позировавшие для знаменитой обложки Time, пережили вполне драматичные преследования со стороны агентов продюсера Харви Вайнштейна: в ход шли шантаж, запугивание и подкуп. Жертвы насилия могут столкнуться с серьёзными репутационными потерями, а при наличии подозрений в том, что обвинение ложно, рискуют если не реальным сроком, то как минимум потерей доверия суда в случае совершённого нападения в будущем (ложное обвинение в прошлом всегда будет учитываться не в пользу пострадавшего). 

В российских условиях, где женщину вроде Дианы Шурыгиной готовы затравить всей страной, предъявлять обвинения в изнасиловании и вовсе большая смелость. За ложный донос можно попасть в тюрьму на срок до пяти лет; сообщать о насилии, и тем более врать о таких вещах, как минимум небезопасно. Можно столкнуться как с прямолинейной физической местью со стороны разоблачённого нападавшего, так и с армией хейтеров в социальных сетях, готовых вступиться за насильника. 

Мировая статистика говорит и о том, что ложные обвинения, как правило, отсекаются ещё на этапе рассмотрения дела. Так, согласно одному из самых подробных британских исследований начала нулевых, из 216 случаев ложных доносов только в 126 случаях «жертва» пишет официальное заявление, из них лишь в 39 объявляют подозреваемых, только шесть случаев доходят до задержания, и всего два — до ареста.

Фотографии: alswart — stock.adobe.com

 

Рассказать друзьям
38 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.