Views Comments Previous Next Search

ЖизньSexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения

Почему асексуальность — норма, а не отклонение

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения — Жизнь на Wonderzine

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 1.

наташа федоренко

«Со мной что-то не так», — Нина заметила это ещё в подростковом возрасте. Пока все ровесники обсуждали секс и отношения, и первое, и другое приводило её в ужас. Нина никогда не хотела секса, правда, могла испытывать короткую платоническую симпатию к людям, разделяющим её взгляды и вписывающимся в её представления о красоте (обычно это были женщины, реже — мужчины). Нина пробовала заниматься сексом, когда состояла в моногамных отношениях — в качестве компромисса. С мужчинами было неприятно и больно, с женщинами — терпимо, но никакого удовольствия. После полового акта симпатия обычно сменялась раздражением. 

Нина сдавала анализы на гормоны, ходила к сексологам и психотерапевтам — всё было в порядке, кроме того, что она по-прежнему не хотела заниматься сексом и не страдала от этого. «Я не считаю секс чем-то грязным, а непорочность — признаком святости и возвышенности. Пусть люди занимаются сексом на здоровье, лишь бы не со мной», — говорит Нина. Она — асексуалка, и таких, как Нина, довольно много. Согласно британскому исследованию 2004 года, около 1 % всех людей на земле асексуальны. Сегодня, предположительно, эта цифра может достигать 3 %. В 2021 году в Великобритании пройдёт традиционная перепись населения, в которую впервые могут внести определение ориентации как «асексуальной». Возможно, тогда мы сможем получить более точную статистику. 

 

Что такое асексуальность?

 

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 2.

 

Катя рассказывает, что в 19 лет у неё впервые появился партнёр, который не принуждал её к сексу. «Довольно быстро стало ясно, что когда никто не инициирует секс, я даже не подумаю о том, чтобы им заняться. После секса мне было очень неуютно и некомфортно», — рассказывает Катя.

Асексуалы — это люди, которые не хотят заниматься сексом с другими людьми. Как правило, секс их просто не интересует. Важно отличать асексуальность от целибата, религиозного воздержания до свадьбы или антисексуальности (осознанного решения отказаться от секса по этическим или любым другим причинам. — Прим. ред.). Нежелание заниматься сексом может быть продиктовано депрессией, посттравматическим расстройством и другими ментальными проблемами. У просексуалов (людей, которые хотят секса и получают от него удовольствие. — Прим. ред.) либидо часто снижается из-за недостатка, к примеру, тестостерона. У асексуалов же нормальные гормональные показатели, и в целом они психически здоровы. Проще говоря, главное их отличие в том, что человек, у которого есть проблемы со здоровьем, испытывает страдания от невозможности заняться сексом, тогда как асексуалы — нет. Многие асексуалы шутливо сравнивают секс с тортом (последний успел стать неофициальным символом сообщества): кто-то любит сладкое всегда, кто-то ест его периодически, а другие и вовсе не переносят на дух. Другие говорят: «Секс? Нет, спасибо, я лучше съем кусочек торта». Эта тема активно обыгрывается в тематических мемах.

Асексуальность изучают поразительно мало, однако исследование 2013 года Лорри Бротто Университета Британской Колумбии доказывает, что асексуалы способны на эрекцию и выделение вагинального лубриканта в ответ на определённую стимуляцию, как и все здоровые люди. «Знаете, я исследовал свой „прибор“. Всё работает отлично, мне вроде как даже приятно. Просто я не испытываю никакого влечения», — пошутил один из участников похожего исследования Бротто.

 

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 3.

Асексуалы даже могут испытывать оргазмы, просто они не приносят им эмоционального удовлетворения. Некоторые асексуалы получают удовольствие от мастурбации, но для них это скорее дежурная телесная разрядка

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 4.

 

Асексуалы даже могут испытывать оргазмы, просто они не приносят им эмоционального удовлетворения. Некоторые асексуалы получают удовольствие от мастурбации, но для них она работает иначе, чем для просексуальных людей, — это скорее дежурная телесная разрядка. Они не используют образы знакомых людей или чувствуют неловкость от просмотра порно. Правда, некоторые из них наловчились мастурбировать на эротические рассказы — их возбуждает нарратив, при этом они всё ещё не чувствуют сексуального влечения ни к реальным, ни к воображаемым людям. Виней рассказывает, что использует эротические рассказы и комиксы для мастурбации: «Я возбуждаюсь от самой истории, какого-то эмоционального накала. Но испытываю оргазм, не доходя до части, где описывается сам секс».

Формально асексуальность всё ещё считается отклонением, а конкретно — гипоактивным расстройством сексуального влечения, которое, в свою очередь, входит в списки Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, например, в США. Однако главная местная активистская организация асексуалов AVEN (Asexuality Visibility and Education Network) активно борется с такой постановкой вопроса. 

AVEN предоставила 75-страничный документ со ссылками на научные исследования, в котором заявила, что асексуальность должна восприниматься не как расстройство, а как идентичность. Это не говорит о том, что самого расстройства не существует, а лишь вносит поправку: не у всех, кто не хочет заниматься сексом, есть проблемы. Кстати, согласно исследованиям Бротто, люди с гипоактивным расстройством сексуального влечения занимались сексом, целовались и вступали в отношения заметно чаще, чем люди, которые определяли себя как асексуалов.

 

 

Широкий спектр

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 5.

 

Однако асексуальность не столь однозначна. В комьюнити есть очерченный спектр, согласно которому люди могут определить свою сексуальность. Существуют, к примеру, грейсексуалы — их можно определить людей, которые испытывают сексуальное влечение, но довольно редко. Сексуальная идентичность подвижна, и вчерашний асексуал может перебраться в серую зону и обратно.

Маша рассказывает, что несколько лет назад определяла себя как асексуалку: секс её ужасал и причинял боль (в большей степени моральную). Однако после того, как она начала встречаться со своей нынешней девушкой, её идентичность курсирует от полного отрицания секса в демисексуальность (возникновение сексуального желания только после достижения высокого уровня эмоциональной близости с партнёром). «Она раскрыла мою сексуальность. Сначала я вообще не подпускала её к своему телу — выступала только в активной роли и была рада, что могу доставить ей удовольствие. Но своей тактичностью, заботой и бережностью она показала, что секс может быть приятным и для меня тоже», — говорит Маша. У неё всё ещё есть определенные ограничения как у принимающей стороны, но её девушку это не смущает.

Однако отличия среди асексуалов существуют не только в сексе, но и в том, как они видят или не видят для себя романтические отношения, определяют влечение к конкретному типу людей. Люди, которые не хотят вступать в романтические отношения, называют себя аромантиками. Аромантик при этом может быть и грейсексуалом, то есть редко заниматься сексом, не вступая в моногамные или полиаморные отношения.

 

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 6.

Среди асексуалов много панромантиков, последних привлекают личные качества человека вне зависимости от его гендера и физиологических особенностей. Так определяет себя Маша — сейчас она состоит в отношениях с девушкой, но до этого ей нравились и мужчины

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 7.

 

Елена рассказывает, что никогда не влюблялась и не испытывала сексуального влечения, однако не спешит приклеивать себе ярлык. «Я не называю себя аромантиком и допускаю возможность того, что в будущем смогу в кого-нибудь влюбиться. На мой взгляд, это был бы отличный опыт. Но если я этого так и не испытаю — тоже не проблема». Нина в этом смысле более категорична — она считает себя аромантиком. Ненавидит прикосновения к обнажённым участкам своего тела, поцелуи — всё это может вызывать отторжение. Для неё приемлема только дружба, а традиционная концепция романтических отношений её раздражает: «Очень не люблю, когда от меня постоянно требуют быть рядом, смотреть фильмы в обнимку под одеялом, гулять за ручку, принимать вместе ванну».

Вместе с тем асексуалов-романтиков тоже достаточно. Как правило, они вступают в обычные, с точки зрения общества, отношения, просто не занимаются сексом. Вика рассказывает, что находится в отношениях с мужчиной уже довольно долго. Он — просексуал, она — асексуалка, однако им удалось прийти к компромиссу: «Я не люблю заниматься сексом, и сначала он очень обижался. Всё усложнялось тем, что, несмотря на отторжение самого полового акта, я очень люблю флирт, объятия, в общем всё, что относится к прелюдии, но не сексу. Со стороны это выглядело так, будто я намеренно его „обламываю“». Однако со временем ей удалось убедить партнёра в своей особенности, первоначальная страсть поутихла, и теперь они занимаются сексом редко — в качестве компромисса. К счастью, он не доставляет Вике никаких страданий — она чувствует лишь равнодушие и скуку. Вика — асексуал-гетероромантик. Но в сообществе также есть биромантики, гоморомантики и так далее.

Среди асексуалов много панромантиков, последних привлекают личные качества человека вне зависимости от его гендера и физиологических особенностей. Так определяет себя Маша — сейчас она состоит в отношениях с девушкой, но до этого ей нравились и мужчины. «Хотя, кто знает, может, я просто махровая лесбиянка», — иронизирует она.

Мирра и вовсе считает себя ресексуальной — это понятие популярно скорее в тематических сообществах, в медиа встречается редко. Ресексуалы не принимают секс на психологическом уровне, считают его чуждым для себя и отвергают навязанные обществом социальные и гендерные роли. В общем, речь идёт скорее об осознанном отказе от секса, чем об отсутствии желания как у асексуалов. Мирра счастлива в браке — её муж тоже определяет себя как ресексуала. Они не занимаются сексом, однако любят целоваться, обниматься, всячески выражать нежность друг к другу и полностью сходятся во взглядах на отношения. «Я сторонница „sexfree“ — это направление, которое не борется с сексом, а лишь распространяет информацию о том, что жизнь без секса существует и она вполне приятна и увлекательна», — рассказывает Мирра.

 

 

Стигма и квирплатоника

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 8.

 

 

Асексуалы сходятся в мнении, что не сталкиваются с такой дискриминацией, как, к примеру, ЛГБТ-сообщество. Обычно им просто не верят, советуют подождать настоящую любовь, сменить партнёра или позы в сексе и в целом стремиться раскрыть свой сексуальный потенциал. В мире, где массовая культура гиперсексуализирована, а романтические отношения неразрывно связывают с сексом и считают важнее всех остальных, сообщество чувствует себя некомфортно. Исследование 2013 года показывает, что асексуалы чаще других могут быть склонны к депрессивным и тревожным состояниям из-за того, что не воспринимаются обществом всерьёз и не вписываются в существующие модели поведения.

Проблема и в том, что асексуалов не так много. Найти партнёра с очень низким или отсутствующим интересом к сексу довольно сложно: рассчитывать можно только на онлайн-сообщества, а отношения с просексуалами часто заканчиваются травматичным разрывом. «Я хочу отношений, но пока решила отказаться от этой идеи. Несмотря на то, что мой бывший просексуальный партнёр был очень понимающим, секс был для нас большой проблемой», — говорит Катя. Отсутствие секса всё же фрустрировало её парня, а когда пара им всё-таки занималась в качестве компромисса, ей становилось плохо. «Сначала страдала я, потом ему становилось стыдно передо мной, потом опять расстраивалась я, что не могу сойтись с ним в темпераменте. Получался бесконечный цикл страданий, который было проще разорвать», — говорит девушка. Катя пришла к выводу, что следующие отношения будет строить только с асексуалом, правда, найти такого человека быстро она не особенно надеется.

Александр тоже признаётся, что испытывает большие проблемы с поиском партнёрши из-за своих особенностей. Девушки привлекают его эстетически, интеллектуально, но не сексуально — из-за этого он избегает свиданий. «Хотя недавно я встретился с девушкой-асексуалкой, мы просто познакомились в интернете. Мне было удивительно спокойно и легко. Это даёт определённую надежду», — говорит Александр. Он рассказывает, что в глубине души всё-таки хочет отношений, но не готов включать в них сексуальную составляющую.

 

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 9.

Несмотря на все сложности, асексуальное сообщество верит, что их существование способно полностью перевернуть наши взгляды на отношения,
ценности и иерархии

Sexfree: Как живут асексуалы и нужны ли им отношения. Изображение № 10.

 

Дискуссия о том, насколько секс должен быть связан с романтикой, существует не только среди асексуалов. В последнее время появилось сообщество людей, идентифицирующих себя как «квирплатоники». Они могут любить или не любить секс (то есть быть асексуалами и просексуалами), однако совершенно однозначно избегают романтических отношений. Вместо этого они могут выстраивать долгую связь с людьми исключительно в платоническом смысле, например, дружбу, партнерство или бостонский брак. Квирплатоники изучены пока хуже всего, но тоже заставляют задаться вопросом, что составляет фундамент прочных отношений и является ли секс таким уж важным для здоровой партнёрской связи.

Несмотря на все сложности, асексуальное сообщество верит, что их существование способно полностью перевернуть наши взгляды на отношения, их ценность и иерархии. Дело не в том, что мы слишком много говорим о сексе, объясняет Джей Дэвид, один из пионеров движения AVEN, в котором сейчас состоят десятки тысяч людей. «Проблема в том, что мы фетишизируем секс, приравнивая его к сумме всех отношений, которые случаются между людьми», — считает Дэвид. По его мнению, дружба и общение в сообществах не менее ценны, чем сексуальные или романтические связи. Их тоже нужно обсуждать и исследовать. В своём публичном выступлении он рассказывает, что говорить об отношениях принято только в моногамных парах, однако это может быть полезно и для дружбы. «Например, обсудить со своим давним другом, как вы тратите время друга на друга, что бы вы хотели делать в это время и как развивается ваша связь», — предлагает Джей.

Асексуальность открывает глаза на то, как мы все сконцентрированы на сексе, считает культуролог Йоркского университета в Канаде Эла Пшибыло — и предлагает другую оптику. Если мы перестанем превозносить только те отношения, которые включают романтику и секс, то сможем пересмотреть понятие «одинокого человека». Если перенесём часть эмоциональных сил на дружбу, коллег и единомышленников, то станем более открытыми друг перед другом и начнём избавляться от социальных стереотипов. В идеале, считает Пшибыло, мы должны перестать рассматривать нашу сексуальность как что-то статичное, принять, что её интенсивность зависит от множества факторов, и не стесняться «не заниматься сексом» или заниматься им слишком много. 

Фотографии: nasajob — stock.adobe.com, prapann — stock.adobe.com, Nataliia Pyzhova — stock.adobe.com

  

Рассказать друзьям
14 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.