Views Comments Previous Next Search

ЖизньЧайлдфри: Почему люди отказываются заводить детей

От 70-х до наших дней

Чайлдфри: Почему люди отказываются заводить детей — Жизнь на Wonderzine

Текст: Елизавета Любавина
ИЛЛЮСТРАЦИИ: Даша Чертанова

О феномене чайлдфри — то есть сознательном нежелании заводить детей — активно заговорили в 70-е годы в Европе. В России же пик популярности чайлдфри-сообществ пришёлся уже на нулевые. Правда, в подобной позиции многие до сих пор видят не свободный выбор, а уклонение от «долга» перед обществом, хотя далеко не все готовы и хотят становиться родителями. Разбираемся, как возникла идеология чайлдфри и почему люди осознанно отказываются заводить детей.

 

Как появились чайлдфри 

Концепция чайлдфри появилась в Европе, где в брак традиционно вступали позже: считалось, что прежде нужно позаботиться о своём материальном положении. Говоря о том, как люди в разных странах вступают в брак, учёные пользуются линией Хаджнала — воображаемой чертой, проходящей по Европе (от Финляндии через Санкт-Петербург до города Триест в Италии). Наиболее высокий процент чайлдфри встречается в западных странах. К востоку же от этой линии общества всегда были более традиционными, но сейчас и там ситуация меняется — чайлдфри появляются даже в Арабских Эмиратах. А вот в африканских странах южнее Сахары рождение ребёнка по-прежнему считается обязательным.

Возможность осознанно выбрать бездетность появилась во многом благодаря сексуальной революции и надёжной контрацепции. Но всё же говорить, что чайлдфри возникли только после шестидесятых, не совсем верно. Исследователи полагают, что исключения встречались и раньше: правда, те, кто хотел отказаться от детей, были вынуждены отказываться и от секса — например, девушки могли стричься в монахини или не выходить замуж в принципе, оставаясь «старыми девами». Иные и вовсе шли на жестокие меры, вплоть до детоубийства.

Развитие контрацепции помогло развести сексуальность и деторождение. Материнство стало правом, а не обязанностью, женщины получили возможность самостоятельно распоряжаться своим телом, а давление извне начало ослабевать. В шестидесятых годах, благодаря большей свободе, возник и новый тип семьи. В послевоенные годы семьи строились вокруг детей: ради них родители были готовы сохранять брак или отказываться от карьеры. Но в следующем десятилетии фокус сместился на взрослых и их потребности: люди получили большую свободу выбора, начали тратить силы исключительно на свои интересы или совмещать их с воспитанием детей.

 

 

Часть из тех, кто в двадцать лет хотели завести ребёнка, изменили своё решение. Тем не менее многие женщины признаются, что не пожалели о своём решении не рожать

 

Во многом идеи чайлдфри были тесно связаны и с феминизмом. Рождение ребёнка всегда считалось не просто долгом, но ещё и «естественным» желанием любой женщины, а материнский инстинкт — «встроенным» в каждую по умолчанию. Феминизм второй волны не обошёл этот вопрос стороной: тяжёлое положение женщины связывали со способностью к деторождению — она оказывалась заложницей физиологии. Например, придерживавшаяся радикальных взглядов Суламифь Файерстоун считала, что деторождение должно стать основой феминистской революции — женщины должны были захватить контроль над воспроизводством.  

Популярность чайлдфри привлекла внимание социологов: в 1980 году Джин Виверс опубликовала книгу «Бездетные по собственному выбору». Она выделяла два типа людей с такими взглядами: так называемых реджекторов и аффексьонадо. Первые испытывают отвращение ко всему, что связано с маленькими детьми: беременности, родам и лактации. Вторые настолько очарованы своим бездетным образом жизни, что не хотят от него отказываться; при этом они могут положительно относиться к чужим детям.

Если одни чайлдфри никогда не сомневались, что у них нет «родительского гена», другие не всегда настолько уверены в своём выборе. В 2000-х годах на первый план выходят новые типы людей, отказывающихся от деторождения, — исследователи Дилан Нил и Хизер Джоши назвали их «волнообразные отказники» и «постоянные откладыватели». Их позиция по поводу детей может меняться со временем. Первые хотят завести ребёнка, затем меняют свои планы, а потом снова возвращаются к мыслям о детях, не переставая при этом использовать надёжную контрацепцию, — в итоге появление потомства так и остаётся на уровне нереализованного проекта. Вторых же сложно назвать уверенными в своём решении не рожать: они готовы к детям, просто не сейчас. В итоге это «не сейчас» становится постоянным: со временем люди настолько привыкают к своему образу жизни, что уже не могут вписать в него детей, или не могут завести их по состоянию здоровья.

Со временем позиция любого человека может меняться, и чайлдфри — не исключение. В Австралии провели долгосрочное исследование: респондентов дважды спрашивали о желании завести ребёнка: сначала в двадцать лет, затем в тридцать. За это время позиции опрошенных успели измениться: те, кто раньше считали себя чайлдфри, задумались о детях. Часть из тех, кто в двадцать лет хотели завести ребёнка, изменили своё решение. Тем не менее многие женщины признаются, что не пожалели о своём решении не рожать.

 

 

Как и почему становятся чайлдфри

Статистика бюро переписи населения США показала, что женщин без детей становится всё больше. В 2014 году этот показатель достиг рекордного уровня: 47,6 % женщин в возрасте от 15 до 44 лет сказали, что у них никогда не было детей. Правда, этот опрос не учитывает важный фактор — само желание стать родителем: сюда попадают и те, кто хотел бы детей, но лишён этой возможности. Сейчас об осознанном нежелании продолжать семью говорят всё больше. О бездетном образе жизни рассказывают многие знаменитости — от Челси Хэндлер до Опры Уинфри и Долли Партон. Писательница Сезин Кёлер в колонке для The Huffington Post сказала, что ей «не нужно выталкивать ребёнка из вагины, чтобы стать настоящей женщиной». Традиционно между женственностью и материнством ставился знак равенства, но сейчас женщины всё чаще сомневаются в необходимости деторождения — при этом мужчины-партнёры не всегда разделяют их взгляды. Во многом это связано с нагрузкой, которая при рождении ребёнка до сих пор ложится только на мать, и тем, что женщины боятся потерять карьеру.  

Причины, по которым люди отказываются от детей, могут быть разными. Первыми чайлдфри часто становились люди с высоким уровнем дохода и образования, в основном атеисты — но сейчас к такому решению могут прийти люди с другими убеждениями. По словам социолога Ольги Исуповой, причины не заводить детей у мужчин и женщин различаются: тогда как у большинства женщин-чайлдфри высокий уровень образования и дохода, мужчины, наоборот, зарабатывают меньше. Выбирая бездетность, женщины подумают скорее о времени, необходимом для ухода за ребёнком, а мужчины — о деньгах. Женщины-чайлдфри предпочитают сосредоточиться на карьере и не уверены, что смогут совместить её с ребёнком — решение мужчины завести детей тесно связано с тем, сможет ли он их обеспечить: не все мужчины готовы зарабатывать больше ради ребёнка и при этом меньше тратить на себя.

Чайлдфри называют и другие причины: от простого отсутствия желания до несовершенства мира, в котором детям будет нелегко. Некоторые женщины открыто говорят, что их пугает беременность и то, что будет происходить с их телом после родов. Многие чайлдфри всерьёз обеспокоены социальными проблемами, которые могут затронуть и их детей.

Позицию чайлдфри часто считают инфантильной или эгоистичной, но сами они так не считают. Многие упирают на то, что уход за ребёнком требует огромной ответственности и вложений — и материальных, и эмоциональных — и нельзя заводить детей, как следует не обдумав вопрос. Психолог Катерина Поливанова отмечает, что сейчас наступила эпоха интеллектуального выбора: если раньше воспитание детей было более интуитивным, а родители беспокоились прежде всего о физическом комфорте детей, сейчас модели воспитания усложняются, а родителей больше волнует психологическое состояние и материальное благополучие ребёнка.

 

 

ЖЖ породил ещё одно понятие — чайлдхейт: так называют тех, кто ненавидит детей. Таких людей раздражает всё, что связано с маленькими детьми: слёзы, шумное поведение, грудное вскармливание и сам уход за ребёнком 

 

Актриса Соня осознанно подходит к своему решению: «В отличие от многих коллег, я не считаю, что после родов будет трудно, а то и вовсе невозможно вернуться в профессию. И всё же для меня рождение ребёнка стало бы шагом назад: моя мечта — это интересные роли, а не дети. Но несмотря на то, что я прекрасно нахожу общий язык с детьми, своих я не хочу. Они требуют колоссальной отдачи энергии, ребёнок — это не то, что можно вернуть, подарить или поменять, он останется с тобой навсегда. К сожалению, многие родители и те, кто хочет ими стать, забывают об этом. Такая позиция мне видится менее зрелой, чем выбор чайлдфри: зачем мучить себя и ребёнка, если я чувствую, что он будет меня ограничивать?»

Чайлдфри исходят из того, что не нужно рожать ребёнка из-за социального давления: «на радость маме», которая мечтает понянчить внуков, ради спасения брака или «потому что потом будет поздно». «Дети должны появляться только в семьях, которые могут им что-то дать: от материальных благ и собственной комнаты до образования и заботы. Я просто не готова дать их ребёнку, — говорит Соня. — Я не хочу рожать „для себя“ — во-первых, я не считаю, что смысл жизни в детях. Во-вторых, я считаю, что ребёнку нужна полная семья, независимо от пола партнёров — а не ситуация, когда мать берёт на себя все роли, от добытчика до уборщицы. Я безумно благодарна своей маме — она была для меня всем, — но не думаю, что это лучшая модель для ребёнка». Девушка не сводит главную цель женщины к материнству: «Я искренне рада за тех, кого материнство делает счастливыми — как я порадуюсь за любого, кто сумел достичь желаемого. Я хорошо отношусь к детям, но не считаю, что ребёнок — это главное достижение женщины».

 

 

Формированию культуры чайлдфри в России во многом помог интернет. Началось всё в эпоху ЖЖ, с сообщества ru_childfree. ЖЖ породил ещё одно понятие — чайлдхейт: так называют тех, кто ненавидит детей. Таких людей раздражает всё, что связано с маленькими детьми: слёзы, шумное поведение, грудное вскармливание и сам уход за ребёнком. К родителям они зачастую относились негативно и придумывали для них прозвища, среди которых «овуляшка» покажется самым невинным. Со временем бурные дискуссии вокруг сообщества сошли на нет, а чайлдфри-группы переместились в социальные сети.

Участница одной из таких групп Ксения совсем не видит себя в роли матери. В своём образе жизни она находит множество плюсов: тишину, наличие свободного времени и своего пространства, а главное — возможность не беспокоиться о малыше, который полностью зависит от родителей. «Ребёнок — это не красивая кукла, которой можно только умиляться, а человек со своими потребностями и нуждами. Не все готовы брать на себя такую ответственность — и это не признак инфантильности. Незрелость — это скорее рождение ребёнка без подходящих для него условий», — считает Ксения.

К своей позиции она пришла очень рано, даже не зная самого термина. «Моя основная мотивация — это банальное „не хочу“. На первом месте у меня стоят мои увлечения, а в планах — публикация книги. Вопреки стереотипам, мы не пропагандируем наш образ жизни: в нём есть плюсы и минусы, но бонусов для меня больше. Скорее наоборот, в интернете я сталкивалась с агрессией и угрозами в свой адрес из-за моей позиции. Я отношу себя к чайлдхейт — не люблю маленьких детей, — но у меня никогда не было ни малейшего желания оскорбить ребёнка или его родителей, хотя многие нас представляют именно так. Причём с неприязнью я отношусь только к невоспитанным детям, а детоцентрики лишь усугубляют ситуацию вечными оправданиями. Спокойных детей я воспринимаю нейтрально и даже с уважением», — рассказывает Ксения.

Противники бездетности считают, что чайлдфри угрожают демографической ситуации в стране. Но сами чайлдфри отмечают, что стоит обращать больше внимания не на рождение детей, а на их воспитание и создание благоприятных условий. Подписчик чайлдфри-паблика Натан считает, что «угроза вымирания абсолютно мифическая, страшнее — перенаселение планеты при постоянном сокращении ресурсов»: позиция чайлдфри не настолько популярна, чтобы привести к масштабному демографическому кризису. Само появление чайлдфри он считает результатом большей сознательности: «Люди стали отчётливее понимать: только им решать, кем становиться и что делать, а не слепо следовать за предками, родителями или обществом».

  

Рассказать друзьям
109 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.