Views Comments Previous Next Search

Жизнь«На родных не обижаются»: Как семейные мифы ломают нам жизнь

Героические поступки, дружная семья и не только

«На родных не обижаются»: Как семейные мифы ломают нам жизнь — Жизнь на Wonderzine

Текст: Яна Филимонова

Семейный миф — понятие из системной семейной терапии. Примеры мифов описывала «миланская группа» психотерапевтов — Палаццоли, Босколо, Чеккин и Прата — и российский психотерапевт Анна Варга в работах по системной семейной терапии. Миф — это знамя, девиз, под которым выступает семья. Это очень общий и категоричный ответ на вопрос, кто мы и как мы живём. Мифы есть не в каждой семье, и появляются они не просто так.

Семейный миф должен сплотить семью и возникает в периоды огромных стрессов и социальных потрясений, когда семья оказывается под угрозой распада из-за внешних обстоятельств: смены политического режима, войн, репрессий, во время эмиграции. При этом, несмотря на то, что миф рождается именно тогда, он сохраняется на протяжении многих поколений. Считается, что семейный миф всегда дисфункционален, потому что диктует жёсткие и неизменяемые стандарты жизни, которые в спокойных условиях обычно мешают, а не помогают человеку. Семейные мифы — мощная вещь, их бывает трудно осознать и тем более самостоятельно выйти из-под их влияния: это долгая работа, которую лучше проделывать вместе с психотерапевтом. Рассказываем, как могут выглядеть наиболее распространённые мифы и как они влияют на жизни людей. 

«На родных не обижаются»: Как семейные мифы ломают нам жизнь. Изображение № 1.

 

«Один за всех, и все за одного», или «Ну просто идеальная семья»

Миф об идеальной семье — это миф о дружбе, всеобщей любви, доброте и уважении. Разумеется, в доброй и функциональной семье все эти чувства и так присутствуют. Но живые люди не могут испытывать одну только неиссякающую любовь и радость от общения друг с другом: в любой семье бывают ссоры, размолвки, раздражение и даже злость.

Миф об идеально дружной семье исключает эти чувства, члены семьи их не рассматривают. Это, конечно же, не значит, что их нет. Здесь и кроется ловушка: воспитанный в семейном мифе о дружбе человек уверен, что не может и не имеет права злиться на других членов семьи или замечать, что они ведут себя по отношению к нему как-то неприятно, не так, как он бы хотел. Люди из таких семей могут описывать своих родителей как идеальных, прекрасную пару, а свою семью — как очень сплочённую и дружную. Любое отношение и любые поступки будут трактоваться как проявления любви и заботы.

«Забота» при этом может выглядеть со стороны довольно странно. Например, мама настояла на разрыве взрослеющего сына с девушкой. В семье считают, что на самом деле она была права, ведь та девушка сыну совершенно не подходила, просто он этого раньше не замечал. Мама якобы открыла ему глаза — и ей за это нужно сказать спасибо. Или старшая сестра якобы очень дружелюбно относится к младшей: «по-доброму» указывает на недостатки её внешности, предостерегает, что муж может себе кого-то завести на стороне, если та не похудеет и не начнёт ухаживать за собой.

 

 

Часто подростки из «идеальных» семей остаются крепко связанными с семьёй и до конца жизни преданы в первую очередь родителям, а партнёра и собственных детей ставят на второе место

 

 

Знаменитая «миланская группа» — основатели системной семейной терапии — описывали пример из своей практики, когда носителем мифа оказалась семья итальянских фермеров, перебравшихся в город. Семья сохранила «общинный» сельский образ жизни: несколько братьев с жёнами и детьми жили в большом доме. Четырнадцатилетняя девочка из этой семьи, дочь одного из братьев, заболела нервной анорексией и практически таяла на глазах. Родители не понимали, откуда в их прекрасной и дружной семье такая беда.

Постепенно выяснилось, что девочка много времени проводила с двоюродной сестрой — родители обеих девочек были очень этому рады, всячески поощряли их совместный досуг. Но их отношения на самом деле были совсем не дружескими: двоюродная сестра завидовала второй девочке, считая, что та красивее её, а потому дразнила пациентку, подшучивала над ней и обращалась с ней жестоко. Девочка естественным образом злилась на сестру, но при этом не могла позволить себе таких чувств: ведь в дружной семье никто не должен сердиться и обижаться на родственников — тем более что родители все поступки кузины объясняли любовью. Чувствуя себя злой и испорченной, нарушившей семейные правила, девочка «наказывала» себя болезнью и в буквальном смысле пыталась уморить себя голодом.

Для носителей мифа о дружной семье характерно огромное чувство вины за любые недружественные чувства по отношению к родственникам, отказ в помощи, желание жить своей, отдельной от семьи жизнью. Поэтому в таких семьях часто появляются люди с психосоматическими заболеваниями, депрессивными или тревожными расстройствами. Подросткам из «идеальных» семей очень сложно пройти период отделения от родителей, поскольку это полностью противоречит мифу. Часто они остаются крепко связанными с семьёй и до конца жизни преданы в первую очередь родителям, а партнёра и собственных детей ставят на второе место.

 

 

Миф о том, как стать человеком

Анна Варга в своей книге называет его «Мы — люди». Это миф о том, что людьми не рождаются, а становятся — через образование и приобщение к культуре. Носители этого мифа уважают интеллект и знания, много читают, считают, например, что есть целый набор книг, без прочтения которых человек не может считаться культурным и вообще «настоящим» человеком. Детей в таких семьях принято ласково называть какими-нибудь животными — «заиньками», «котиками» и «рыбками», а ругаться — «свиньями», «скотинами» и «животными» (хотя, разумеется, это не единственный признак мифа). Миф гласит, что человеческий облик можно не только приобрести, но и утратить, если перестать следить за развитием и начать лениться: так ты превратишься в «тюленя», «ленивца» или того хуже — «кабана». Носители этого мифа очень любят учиться и могут получать несколько высших образований подряд. С карьерным успехом это никак не связано, семья при этом может находится на грани бедности, а дополнительное образование — не иметь никакой практической ценности.

Последствия этого мифа оказываются особенно болезненными для современных семей, которые оказались разделены цифровой эпохой. Родители сокрушаются, что дети ничего не читают — а значит, так и не станут «людьми». Их не убеждает то, что у дочери или сына при том могут быть прекрасные способности к математике, программированию, грамотная речь, так как они много читают и пишут в интернете. Важно лишь то, что формального, «правильного» приобщения к культуре не случилось, и это очень горько для родителей. Если ребёнок вдруг обнаружит в себе склонности к какой-нибудь практической деятельности и захочет идти в колледж, а не в вуз, это тоже может стать настоящей драмой.

 

«На родных не обижаются»: Как семейные мифы ломают нам жизнь. Изображение № 2.

 

Миф о героях

Это, пожалуй, один из самых распространённых в России мифов — так случилось из-за особенностей истории нашей страны. Он формируется, когда семье приходится существовать в невыносимых условиях — во время войны, голода, репрессий. Миф говорит, что члены семьи — герои, они всё выдержат. Он действительно помогает совершать поступки, выходящие за грань обычной, мирной жизни: голодать, чтобы прокормить детей, жить в землянке и быть партизаном в отряде, пройти войну, скрываться от преследователей.

В спокойное и сытое время миф становится дисфункционален, но часто продолжает жить ещё многие поколения. Носители этого мифа должны создавать себе условия для героической борьбы, преодоления трудностей и испытаний. В отсутствие серьёзных проблем они очень успешно их создают и так же успешно решают, чтобы снова ввязаться в какую-то переделку.

 

 

У героев эмоции на пределе: дружба навеки, а если ссора — то до конца жизни. К себе и к другим людям герои относятся очень требовательно, «нытиков» и «любителей комфорта» нередко презирают

 

 

Носители этого мифа могут, например, организовать себе настолько плотный график, чтобы не высыпаться в принципе, везде бежать и всё равно опаздывать. Они постоянно находятся в условиях физического дискомфорта: забывают поесть или одеться по погоде, потому что еда — не главное, а главное — дело. Они просто не умеют жить в спокойных условиях: в семье их этому не научили, это незнакомый для них образ жизни. Если вдруг у героя случается период успеха и затишья, когда никаких трудностей не предвидится, у него может резко возрасти тревога или даже начаться депрессивное состояние. Он не умеет жить в такой обстановке и чувствует себя глубоководной рыбой, которую вытащили на поверхность.

Героический миф предписывает не только правила жизни, но и размах чувств. У героев эмоции на пределе, на максимуме: дружба навеки, а если ссора — то до конца жизни, обиды смертельные, любовь роковая (и часто мучающая). Нет полутонов — спокойной симпатии, тёплой привязанности или лёгкой досады. К себе и к другим людям герои относятся очень требовательно, «нытиков» и «любителей комфорта» нередко презирают. И правда, когда вокруг вечный бой, они только мешают.

 

 

Миф о спасателе и спасаемых

Это в некотором смысле подвид героического мифа, только рыцарем в сверкающих доспехах становится один человек, который должен выручать остальных членов семьи. Этот миф хорошо заметен со стороны: члены семьи постоянно говорят об одном человеке, что он их надежда, опора, могут прямым текстом заявлять, что она или он буквально «спасает» семью. Или сам спасатель может идентифицировать себя таким образом: в речи таких людей как бы в шутку то и дело проскакивают слова «надо спасти» (вместо «надо помочь), «всех спасаю», «лечу на помощь», «без меня пропадут» и тому подобное. Не важно, чем занимается спасатель: хорошо зарабатывает и делится деньгами, возит «спасаемых» по больницам и травмпунктам или забирает из отделений полиции (а часто и совмещает все эти функции) — главное, что он незаменим для своей семьи.

От обычной взаимопомощи ситуация отличается тем, что в семье спасаемых функции супермена всегда выполняет один и тот же человек. А хуже всего, увы, то, что остальные ради поддержания мифа вынуждены действовать определённым образом — иначе спасать их будет не нужно, и идентичность семьи окажется под угрозой. Поэтому «спасаемые» конфликтуют с начальством и бросают работу, на которую вышли две недели назад, пьют алкоголь, принимают наркотики, не лечат болезни и совершают любые другие поступки, которые систематически ставят под угрозу их благополучие. Спасатель выручает их, выматывается, но продолжает исполнять свою роль. Их отношения с партнёром также строятся по принципу спасения. Созависимость — хорошо знакомая им модель отношений, и проявлять любовь они привыкли именно таким образом.

Фотографии: barkstudio — stock.adobe.com, Valery Sibrikov — stock.adobe.com

  

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.