Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Красота вместо профессионализма – это страшно»:
Как проиграл «Аэрофлот»

Стюардессы о победе в суде

«Красота вместо профессионализма – это страшно»:
Как проиграл «Аэрофлот»
 — Жизнь на Wonderzine
«Красота вместо профессионализма – это страшно»:
Как проиграл «Аэрофлот»
. Изображение № 1.

александра савина

Вчера суд признал незаконными требования к размеру одежды стюардесс «Аэрофлота». О том, что компания давит на сотрудниц старше сорока или с размером больше сорок восьмого, стало известно в начале года: бортпроводницы компании рассказали, что «Аэрофлот» уменьшает им зарплаты и лишает возможности летать на международных рейсах. Первая попытка обратиться в суд не увенчалась успехом: в апреле суд отклонил иск Ирины Иерусалимской, которая требовала убрать из правил компании пункты, дискриминирующие сотрудников по росту, весу и размеру одежды.

Вчера Мосгорсуд отменил решение Пресненского суда. «Суд признал не подлежащим к применению подпункт 7.1 требований „Аэрофлота“ в части предъявления требований к размеру одежды», — рассказала «РБК» адвокат Ксения Михайличенко, представлявшая интересы бортпроводников в суде. Бортпроводницам Евгении Магуриной и Ирине Иерусалимской присудили пять тысяч рублей компенсации и обязали вернуть надбавку к зарплате. Представители «Аэрофлота» настаивали на том, что требования к внешности бортпроводников обоснованы, так как больший вес мешает им быстро передвигаться по салону и перемещаться между рядами кресел, а также может помешать полноценно выполнять свои обязанности при эвакуации пассажиров. Мы поговорили с Евгенией Магуриной и Ириной Иерусалимской о суде, дискриминации и отношении к профессии бортпроводника.

 

Евгения Магурина

Всё началось в прошлом году, в январе-феврале, когда объявили, что в нашей авиакомпании появились новые правила игры: теперь за границу будут летать только молодые и стройные, а «старые, толстые и страшные» будут летать вокруг Нижнего Новгорода, и желательно ещё по ночам, чтобы их никто не видел. У нас в авиакомпании был внутренний документ (надеюсь, что после суда его уже не будет), согласно которому зарплата бортпроводников зависела от размера одежды. У женщин с размером одежды больше сорок восьмого снималась часть надбавки, в среднем это три с половиной — четыре тысячи в месяц.

Меня эта история коснулась год назад, в середине августа, когда у меня резко изменилась география полётов. Так как слухи ходили уже давно, я поняла, что и меня записали в эти «волшебные» списки (потом мне кто-то из доброжелателей их прислал — там было шестьсот фамилий). Авиакомпания решила избавиться от людей, которые, на их взгляд, не вписываются в стандарты красоты господина Савельева (генеральный директор ПАО «Аэрофлот». — Прим. ред.). Нас сняли с международных рейсов, с нас сняли исполнение обязанностей старшего бортпроводника — а это тоже определённая сумма в доходе. На данный момент я потеряла в зарплате порядка двадцати тысяч.

К сожалению, в «Аэрофлоте» нет документа, который определял бы географию полётов, и в этом плане у руководства руки развязаны. На сегодняшний день у нас четыре группы рейсов и четыре группы бортпроводников — их полёты зависят от того, к какой группе они относятся. Всех бортпроводников сфотографировали, некоторых ещё и измерили сантиметровой лентой и соответственно размерам распределили на несколько групп. Если ты «истинный ариец», то ты летаешь везде. Если ты не вписался в каноны красоты, то у тебя условный Нижний Новгород.

Я, может быть, не так воспитана: есть люди, которые промолчат, а если их ударят по левой щеке, подставят правую. Я так не считаю, и мы с Ириной решили отстаивать свои права. Я до последнего надеялась на благоразумие руководства — исковое заявление я подала в последний возможный день. Тем не менее каких-то глобальных перемен не произошло. Единственное — нам стали давать налёт (зарплата у нас зависит и от него): если до скандала я летала шестьдесят часов, то сейчас летаю свои восемьдесят — восемьдесят два. Мне добавили Караганду и Бишкек, а Ирина как летала по Российской Федерации, так и летает.

Победа, конечно, неожиданная, вымученная, выстраданная. Я считаю, что восторжествовали справедливость и здравый смысл. Предполагаю, что руководство знало, что мы не остановимся на Мосгорсуде, и я думаю, что они приняли решение не выносить скандал за пределы России.

Я надеюсь, что наш суд поможет изменить ситуацию в целом, потому что, конечно, мы создали прецедент. Единственная проблема в том, что люди у нас очень молчаливые: большинство ограничены кредитами, детьми, пожилыми родителями, поэтому не каждый может пойти против руководства — тем более против «Аэрофлота». Мало кто в нас верил, все говорили: «Куда вы идёте против системы? „Аэрофлот“ вас уничтожит». Тем не менее мы выстояли — хотя, конечно, это нервотрёпка, переживания, естественно, это далось нам непросто. Всё зависит ещё и от работника. Если сотрудники будут давать отпор работодателю, то, конечно, такого правового беспредела не будет. Ну а если все будут молчать, то и работодатель будет из работника вить верёвки.

Я в авиации пятнадцать лет и такого абсурда, как в «Аэрофлоте», не видела ни в одной компании. На самом деле непонятно, вокруг этой профессии существует такой ореол. Бортпроводник — это обычная работа, тяжёлый физически и эмоционально труд. Авиация связана с повышенной опасностью. Но кто-то решил перенести опыт, скажем прямо, азиатских стран — в европейском обществе такого нет — в «Аэрофлот», на первое место поставив красоту. На мой взгляд, это полная глупость: мы не фотомодели, мы устраивались на работу бортпроводником. Авиакомпания — это предприятие, которое прежде всего перевозит груз, багаж и пассажиров. Когда в приоритете красота вместо профессионализма, это страшно. Сейчас старшими бортпроводниками у нас летают с годом стажа — решайте сами, насколько это возможно и, главное, безопасно.

 

 

Ирина Иерусалимская

Наша зарплата стала зависеть от внешности совсем недавно: в моём случае с ноября прошлого года, в случае Евгении немного раньше. Именно в прошлом году началось массовое фотографирование бортпроводников, замеры — якобы в связи с ребрендингом формы. В требованиях к членам кабинного экипажа есть пункт 7.1, который мы вчера и оспорили в суде: в нём прописаны требования к кабинному экипажу, для мужчин и для женщин — рост, индекс массы тела и размерный ряд.

Я работаю в этой компании двадцать лет. Работаю честно, хорошо: руководители награждают меня грамотами, выносят мне благодарности, у меня очень много благодарностей и от пассажиров. В прошлом году при продлении свидетельства мне озвучили ставку личного вклада, она стала существенно ниже. Я попросила руководство объяснить, с чем это связано, потому что никаких замечаний по работе нет: я достаточно владею иностранным языком, соответствую всем другим обязанностям.

«Аэрофлот» официально ответил, что размер формы (заметьте, это не мой размер, а размер формы, полученной на складе) не соответствует требованиям, предъявляемым к членам кабинного экипажа. Я обратилась в «Аэрофлот» с просьбой пересчитать надбавку, поскольку снижение я посчитала незаконным. В компании мне ответили, что оснований для пересчёта надбавки не видят. После этого я была вынуждена обратиться для защиты своих прав в суд. В соответствии с Трудовым кодексом должны рассматриваться исключительно деловые качества работника, а размер формы к ним не относится — это мы вчера и доказали в Мосгорсуде.

Я считаю, что судебное решение правильное — мы доказали, что документ нарушает трудовое право работника. Мы ждём мотивировочную часть решения суда — через две недели посмотрим, чем руководствовался суд. Всё-таки остаётся вопрос, считается этот пункт дискриминационным или нет.

Если мы берём зарубежные компании, европейские и американские, то, конечно, там ситуация отличается. Наблюдая за бортпроводниками KLM, Air France или той же Delta, мы чётко видим, что у них нет ограничений по внешности, по размерному ряду и, самое главное, по возрасту. Ситуация, которая сложилась в авиакомпании, коснулась ещё и более старших людей. Кто-то пошёл в суд, как мы, а другие предпочли уволиться: им создали такие условия, при которых работать им стало невыносимо. Руководство нашей компании взяло пример с азиатских авиалиний. Мы больше европейская компания, поэтому я считаю, что ставить во главу угла опыт азиатских компаний не совсем правильно.

Мне кажется, только в нашей стране есть мнение, что бортпроводник — это что-то, связанное с внешней привлекательностью. Ни в требованиях Минтранса и гражданской авиации, ни в воздушном кодексе — нигде не написано, какими внешними данными должен обладать бортпроводник, там несколько другие критерии. Мнение, что бортпроводник — это обязательно что-то неземное, — это стереотип, и он не имеет ничего общего с реальной жизнью. У многих бортпроводников, которые приходят устраиваться на работу, есть представление, что это романтичная, лёгкая работа, а стюардессы такие волшебные и воздушные. Когда люди сталкиваются с этой профессией и понимают, насколько она сложная, ожидания очень многих не оправдываются, и они уходят. Это очень тяжёлый физический труд, помимо этого нужно обладать, например, стрессоустойчивостью. Одна эта профессия вмещает в себя тысячу других, и не каждый человек сможет по ней работать. Раньше, когда я только приходила работать, говорили, что случайных людей в авиации нет.

 

Обложка: morita — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.