Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Я никчёмная мамаша»: Женщины о первых месяцах после родов

Молодые матери о трудностях, про которые мало кто рассказывает

«Я никчёмная мамаша»: Женщины о первых месяцах после родов — Жизнь на Wonderzine

Интервью: Елена Барковская

Почти любая молодая мать хоть раз слышала фразу «После трёх месяцев станет легче» — она звучит, когда жалуешься на недосыпание, усталость, страхи, отсутствие разнообразного питания, ощущение дежавю. Эта цифра для некоторых мам становится реальной точкой опоры. На условиях анонимности мы поговорили с тремя женщинами о том, с какими трудностями они столкнулись в первое время после родов и чем их жизнь отличалась от красивых фотографий из инстаграма.

 

Вероника

дочь София, 3,5 месяца

Мне даже зацепиться не за что — первые три месяца слились у меня в один поток сцеживаний, советов, попыток разобраться со здоровьем. София — мой первый ребёнок, и о сложностях я знала мало: на курсах давали прикладную информацию, я не слышала о психологической подготовке. До родов я читала истории про трудности и бессонные ночи, но они были написаны с юмором и легко воспринимались. Поэтому я не ожидала, что будет так тяжело.

Первый месяц дочь очень плохо спала. У нас не сложилось с грудным вскармливанием: она фактически не брала грудь, и я сцеживалась каждый час — днём и ночью. Только засну, а мне уже снова нужно вставать. Сил не было ни на что. Мне стало сложно засыпать: я читала, что это депривация сна. Сейчас сплю подольше: например, вчера мы легли в 22:30, а встали в пять утра, плюс ночью я два раза поднималась сцедиться — по полчаса каждый. И это хорошая ночь, я даже выспалась. Как-то в первый месяц я готовила кабачки — и сожгла, потому что от недосыпа просто забыла о них. Тогда написала в «Помощь уставшим мамам» (петербургский благотворительный проект, волонтёры которого помогают мамам с детьми. — Прим. ред.), они пришли ко мне, взяли дочку погулять на улице, а я проспала три часа. Это было такое счастье!

Кроме того, я оказалась не готова к проблемам со здоровьем ребёнка — уже два раза вызывала скорую, потому что просто не знала, что делать. Мы один раз попали в больницу — сейчас я понимаю, что разобраться можно было и дома. Сложность ещё в том, что каждый раз надо принять решение быстро, этих решений много, и все они новые. Ты несёшь колоссальную ответственность за жизнь и здоровье другого человека.

«Я никчёмная мамаша»: Женщины о первых месяцах после родов. Изображение № 1.

Ещё я за всю жизнь не сталкивалась с таким количеством давления и советов от бабушек, дедушек, подруг (рожали, не рожали — не важно). Одни говорят — «сцеживайся», другие — «не надо», «соску ни в коем случае» — «дайте соску ребёнку», «оденьте потеплее» — «не кутайте». Ты слушаешь эти прямо противоположные советы и начинаешь терять опору внутри себя. Никто не воспринимает мать как авторитет: ты маленькая девочка, которая ещё не сформировалась как мама, и тебя надо поучить.  

Я всегда была сдержанным человеком, а тут у меня начались истерики, приступы агрессии. В этом трудно признаваться, но первое время я кричала на ребёнка. Потом поняла, что это неправильно, и стала кричать на близких. Моё поведение было неадекватным. Эта агрессия была от отчаяния, усталости, от чувства вины. Я начала пить натуральные успокоительные, и стало чуть получше.

Ещё до социальных сетей у меня в голове был такой образ семьи с детьми: напомаженные дети, мама — ухоженная, нарядная, с причёской. Идеальная картинка. У меня всё оказалось по-другому: я до сих пор не могу покрасить волосы, на голове хвостик, я иногда даже не соображаю, что на мне надето. Потом эти «идеальные» мамы всегда выходят в свет, путешествуют. Правда, мы тоже начали, но это была поездка к бабушке и дедушке, а не в Европу.

У нас нет машины, такси с детским креслом не дождёшься. Я ездила в метро с коляской и могу сказать, что город (Петербург. — Прим. ред.) не приспособлен для этого. Я в ужасе от того, что везде лестницы, а пандусы, если есть, то с таким наклоном, что не хватает сил затащить туда эту коляску — хорошо, что отзывчивые люди помогают. Одеваюсь я тоже не так красиво, как на картинках: кроссовки и джинсы. Сейчас дочка перестала долго спать в коляске, и мне приходится брать её на руки. И вот так и иду — вся потная, в одной руке держу дочь, в другой — коляску. Так что не знаю, когда стану как образ из соцсетей.

О том, что не всем просто в первое время после родов, надо говорить и писать. Потому что когда видишь эти чудесные картинки, чувствуешь себя неполноценной. У меня и так было тяжёлое состояние, а мысли, что я одна никчёмная мамаша, меня ещё больше угнетали. Когда мне начали скидывать ссылки на группы, где я увидела другие истории материнства, то поняла, что я не одна такая — нас миллион.

Недавно читала статью о послеродовой депрессии. Там говорилось, что за рубежом есть группы, где мамы могут получить поддержку. У нас же все делают вид, что всё прекрасно, материнство — это святое, знала, на что шла и тому подобное. Хотя на самом деле это невозможно знать заранее. С таким отношением я тоже столкнулась — мол, не ты первая, не ты последняя. Все терпят, а ты с жиру бесишься. Поэтому даже страшно признаться, что у тебя такое состояние.

 

 

Ксения

близнецы Тимофей и Иван,
7 месяцев

После родов меня подкосила именно физическая нагрузка. Нас после роддома перевели в больницу (близнецы родились раньше срока. — Прим. ред.), дети были слабенькими, поэтому их надо было кормить из бутылки. Первое время я сцеживалась минут сорок, потому что молока было мало. Сцеживаешься, потом обоих детей судорожно кормишь, переодеваешь, даёшь лекарство. Интервал между кормлениями — три часа, за сорок минут надо начинать сцеживаться. Полтора часа на сон. До палаты доходишь, чуть-чуть спишь и встаёшь.

Так смешно: патронажная медсестра приходила и говорила, что надо больше спать и есть. Но как это делать, объясните мне? Как спать, если кормить надо каждые три часа? В какой-то момент мне стало физически плохо, началась паника — конца-то этому никакого не видно. Помню, мне тогда ещё казалось: всё, личная жизнь закончилась, нет никакой возможности уединиться, непонятно, что с сексом — в какой момент им заниматься? Я поняла, что состояние у меня страшное, и наняла ночную няню. И когда я впервые поспала десять часов, то перестала воспринимать происходящее как трагедию.

Нас с детьми разделили после их рождения: и меня, и их отправили в реанимацию. Бессмысленно себя корить за это, произошло и произошло. Но есть люди, которые катализируют твои личные сомнения. Моей подруге тоже делали кесарево, и, по её представлению, её дочь как-то не так пришла в мир. Я говорю: «И что? Выбросим её? Родишь нового ребёнка, который „так“ придёт?»

«Я никчёмная мамаша»: Женщины о первых месяцах после родов. Изображение № 2.

Вообще, наше общество — мастер по вырабатыванию чувства вины. Сколько бы ты ни делала, сколько бы ни вкладывала — мало, ты плохая мать. Я не знаю, кто задал эту высочайшую планку. Почему в нашем сознании живёт то, что мы должны быть безупречными матерями? Я сразу надеваю на себя шутовской колпак: «У нас тут лёгкий балаганчик, мы из себя героев не строим, и так всё хорошо». Но это требует усилий. Ужасно, сколько людей, даже родных, говорят: «Мы страдали, своих детей растили в трудах, и вы помучайтесь». Пропаганда мучения.

Я недавно читала статью: девушка пишет, что в самолёте у неё закричал ребёнок — все кривят лица, самолёт опаздывает. И она говорит: «Так что вы не подойдёте, не предложите помощь?» Потому что на самом деле это очень трудно. Всё, что нужно человеку, — помощь, поддержка, чей-то опыт. Любой, кто разгрузит тебя на полчаса, даст возможность хотя бы в душе постоять чуть больше обычного. Так что если говорить о советах, то мне кажется, нельзя оставаться одной. Я очень сочувствую матерям-одиночкам. У меня всё-таки возможностей побольше, чем у среднестатистического гражданина: я была не очень стеснена в средствах, хотя на детей уходит много денег.

Дети — это часть жизни, просто в момент появления они склонны занимать почти всю жизнь, и тебе надо как-то искусственно выстраивать границы. На молодые пары часто давят родители: «Вот вы поженились, когда у вас будут дети?» А люди ещё не понимают, что это такое. Сходите в гости к тем, у кого есть дети, — и пробудьте там день.

 

 

Екатерина

сын Костя, 4 года

Я очень активный человек, занимаюсь спортом, поэтому страдала во время беременности. Помню, как после родов, проснувшись, я легла на живот и выглянула в окно. Это январь, накануне был дождь, а тут солнышко, мороз ударил. Я подумала: «Ура, теперь я поеду на лыжах кататься!» А потом перевожу взгляд на Костю и всё понимаю.

Проблемы начались уже в роддоме: нужно было научиться кормить, пеленать, держать, надевать подгузник — меня на курсах этому не учили, и я думала, что всё получится само собой. Но самое страшное было с кормлением. У меня втянутые соски, а Костя, так как родился раньше срока, был маленького веса. Все вокруг начали кричать мне о важности грудного вскармливания, о том, что смеси давать нельзя. У меня тогда было постоянное ощущение, что мой ребёнок умирает, и я этому способствую — ещё чуть-чуть, и сведу его в могилу. Мне казалось, что все мои манипуляции его травмируют. Муж тоже переживал. Приходил с работы, спрашивал: «Ну что, прибавил в весе?» — «Да, вроде прибавил». Взвешиваем Костю — не прибавил. 

Я с ребёнком на груди проводила по три-четыре часа. В первый месяц он не набрал в весе, и я начала применять смешанное вскармливание, но потом перевела сына полностью на грудное молоко. Я понимала, что сама выращена на искусственных смесях, муж тоже, но на тот момент все говорили, что грудное вскармливание очень важно, и я думала, что буду бороться до последнего. С постели я практически не вставала: муж приносил чай с молоком или сгущёнкой, и как только я его выпивала, нёс следующую кружку.

«Я никчёмная мамаша»: Женщины о первых месяцах после родов. Изображение № 3.

Так как Костя родился на месяц раньше срока, мы не успели закончить ремонт в квартире. У меня вообще не было кухни, плиты тоже — только чайник. Я заваривала себе кашку на воде и пила чаи. Вместо того, чтобы набрать вес, после родов я похудела на десять килограммов. Костя был беспокойным, поэтому я ещё и не спала. У меня всё тело было в синяках, потому что от недосыпа я «собирала» все углы в квартире. Плюс ко всему муж постоянно работал, а я была одна. У него был ненормированный рабочий график — мог уйти в девять утра, а приходил в шесть утра следующего дня. Но это было такое счастье, когда он приходил — ему можно было хоть немного передать ответственность.  

Мне говорили, что после трёх месяцев станет легче, и у меня был специальный листочек, на котором я зачёркивала дни — он сохранился. Меня посещали суицидальные мысли: периодически я представляла, что мне сейчас проще выйти на балкон и улететь вниз. Ты ведь всё время должна думать о ребёнке, о себе забываешь, а физическое истощение никто не отменял — оно напрямую воздействует на психологическое состояние. Я допускаю, что в какой-то степени была на грани. Мне тогда помогла взрослая коллега. Мы разговаривали по телефону, и я говорю: «Мне кажется, я что-то не то делаю, я убиваю сына. Как мне его выкормить?» Она сказала: «Катя, успокойся, ещё ни один младенец не умер от истощения». Эта фраза мне очень запомнилась.

Но главное — помогли родители. Мы каждый день созванивались по скайпу (они живут в другой стране). При одном из таких разговоров присутствовала жена моего брата. Я рассказываю, что у меня происходит, а она говорит: «Ты что, с ума сошла? Ты ешь только кашу? Ничего сладкого?» — «Да, только печенье „Мария“. Яблоко очищенное, бананы нельзя — опасно». Она сказала: «Так, успокойся — тебе всё можно, вот у меня здоровый ребёнок вырос. В Израиле вообще такого нет: сейчас же иди в магазин, купи, что хочешь, и съешь». Я после этого разговора пошла и купила себе зефир. В тот вечер к нам пришли друзья — я чуть пригубила вина, расплакалась. Я тогда вообще рыдала постоянно.

Когда я начала есть, то стала соображать. Потом разгребла квартиру, сделала себе гнёздышко. Фактически стало легче не через три, а через четыре месяца: Костя продолжал плохо спать, но мы привыкли друг к другу — я начала его понимать, разбираться в эмоциях, наладилось грудное вскармливание. Я посадила ребёнка в слинг, начала с ним выезжать, делать что-то по дому. С трёх месяцев я начала бегать с коляской.

Когда мне сейчас звонят молодые мамы и робко спрашивают: «А что ты делала в таком-то случае?» — я сразу отвечаю: «Успокойся, ты не одна такая! Всё в порядке». У меня тоже было ощущение, что все остальные мамы счастливые, а я одна теряю рассудок. Для меня до сих пор загадка, у всех ли так проходят первые месяцы. Скорее всего, так бывает у тех, кто рожает первенцев и у кого нет большой поддержки. Если есть мама, папа, няня, деньги, то, думаю, от этих проблем можно было бы избавиться.

Сейчас те первые месяцы для меня как сон. Конечно, они не повод не иметь ребёнка. Просто нужно заранее подготовить себя, что первое время будет нелегко, договориться с родными, чтобы они как можно больше помогали, потому что ты будешь не в состоянии трезво оценить некоторые вещи.

 

 

Фотографии: niradj — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
80 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.