Views Comments Previous Next Search

ЖизньБез исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех

И как сделать общество инклюзивным

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех — Жизнь на Wonderzine
Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 1.

александра савина

Все мы слышали слова «инклюзия» или «инклюзивность» — принцип, который подразумевает, что в жизни общества участвуют самые разные люди и ни один из них, вне зависимости от внешности, происхождения, гендера, физических данных, состояния здоровья, ориентации и любых других признаков, не чувствует себя обделённым и исключённым. Инклюзивность снимает барьеры, которые мешают человеку получить доступ к той или иной сфере: образованию, возможности принимать политические решения, культуре и других. К грядущему инклюзивному фестивалю House of Hearts, который пройдёт в Москве 2 и 3 сентября, мы решили разобраться, как появилась идея инклюзивности и чего её адепты добились за это время.

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 2.

 

Декларации о правах

До XX века понятия инклюзивности в принципе не существовало. Хотя первые учебные заведения для детей с инвалидностью возникли ещё в восемнадцатом-девятнадцатом веке (например, в 1791 году в Париже открылась школа для детей с инвалидностью по слуху, а одна из первых школ для детей с инвалидностью по зрению в Англии появилась в 1799 году), их едва ли можно назвать инклюзивными. Да, они дали детям с инвалидностью возможность наконец получить образование, но ученики по-прежнему были изолированы от других детей.

Первые инклюзивные культурные проекты, которые начали появляться в начале XX века, были связаны с образованием: например, Чарлтон Дис, куратор музея в Сандерленде, организовал для детей с инвалидностью по зрению выставку, где они могли потрогать модели животных, чтобы понять, как они выглядят и какого они размера. О том, что общество неоднородно, а привычная среда, строение домов и города в целом могут быть кому-то неудобными, задумались позже — только в XX веке. Благодаря улучшению жизненных условий и медицине продолжительность жизни людей выросла; после мировых войн с инвалидностью столкнулось гораздо больше людей, чем раньше, а с помощью новых лекарств людям удавалось пережить заболевания и ранения, которые прежде считались фатальными. Демография изменилась, население стало старше — теперь мы понимаем, что рано или поздно любой может столкнуться с тем, что окружающая среда ему не подходит, но тогда эта идея казалась новой.

 

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 3.

О том, что общество неоднородно, а привычная среда, строение домов и города в целом могут быть кому-то неудобными, задумались только в XX веке

 

Инклюзивное образование, как мы понимаем его сегодня, и вовсе начало зарождаться только во второй половине прошлого века. В 1971 году ООН приняла «Декларацию о правах умственно отсталых лиц», а в 1975 году — «Декларацию о правах инвалидов». Примерно в это же время на Западе появилось движение за права людей с ограниченными возможностями здоровья: взрослые люди с инвалидностью были возмущены тем, что общество обязывает их жить в приютах, отдельно от остальных людей. Заговорили и о том, чтобы дети с инвалидностью учились вместе со всеми. Правда, перемены не были мгновенными: соответствующие изменения в законах об образовании начали появляться в 1980-х (а где-то не произошли до сих пор).

В России право детей с ограниченными возможностями здоровья учиться вместе с остальными в обычном учебном заведении было закреплено законодательно и вовсе только в 2012 году — а то, как программа применяется на практике, и сегодня вызывает вопросы.

 

 

Дизайн

Концепция «дизайна для всех» появилась в XX веке, в первую очередь из-за демографических перемен. Американец Рональд Мейс придумал термин «универсальный дизайн» — так он описывал дизайн предметов и среды, который подходит всем, вне зависимости от возраста, наличия или отсутствия инвалидности или социального статуса. В 1989 году Мейс основал Центр доступного жилья, который сейчас называется Центром универсального дизайна, — именно в нём разработали основные принципы нового подхода, который и лежит в основе современного инклюзивного дизайна.

Универсальный дизайн описывается простым принципом — «ban the average, design for the edges», то есть «забудь о „среднем“, создавай дизайн для крайних точек». Понять его помогает простой исторический пример. В середине прошлого века ВВС США выявили несколько проблем, мешавших развитию авиации, — например, они обнаружили, что пилотам не подходит кабина, разработанная в 1920-х. ВВС решили, что средний пилот, как и средний американец, просто стал крупнее, и ему неудобно в тесной кабине. Они измерили десять показателей у 4 тысяч пилотов — например, длину туловища и объем грудной клетки — и надеялись, что смогут создать новую «среднюю» кабину.

 

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 4.

Универсальный дизайн описывается простым принципом — «ban the average, design for the edges», то есть «забудь о „среднем“, создавай дизайн для крайних точек»

 

В реальности всё оказалось не так: выяснилось, что почти никто из пилотов не вписывается в «средние» параметры — например, не у всех у высоких пилотов длинные руки, не у всех людей среднего роста одинаковый объём груди. В результате ВВС использовали принципиально другой подход: вместо «средней» кабины они решили выбрать дизайн, который подойдёт людям с самыми разными параметрами — например, использовать регулируемые сидения для людей разного роста.

«Универсальный дизайн сводится к идее, что всё следует создавать с учётом запросов людей с самыми крайними формами инвалидности и самой высокой степенью дискриминации, — говорит Саймон Хейхоу, исследователь, специализирующийся на опыте инвалидности в контексте образовательных программ и искусства. — То есть вместо того чтобы сделать пандус, мы сделаем само крыльцо таким, чтобы на него можно было сразу заехать на инвалидном кресле. И если нам это удастся, всем остальным людям без инвалидности уже будет проще простого им пользоваться». Такой подход помогает переосмыслить привычные нам вещи: например, автоматическая дверь, в отличие от обычной, будет удобна и тем, кто передвигается на коляске, и родителям с маленьким ребенком, и тому, кто просто несёт тяжёлые сумки. 

  

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 5.

 

Образование

Образование, пожалуй, самая привычная сфера, где стремятся применять принцип инклюзивности — просто потому, что это одно из базовых прав человека. Инклюзивное образование подразумевает, что в школе создаются такие условия, чтобы у любого ученика была возможность заниматься в классе, активно участвовать в уроках и достигать высоких результатов. При этом просто помочь ученикам с особенными потребностями «встроиться» в существующую систему недостаточно — нужно учитывать потребности разных детей и понимать, подходит ли им существующая система в принципе. 

Говоря об инклюзивном образовании, чаще всего имеют в виду учеников с инвалидностью или особенностями развития, но трудности, которые мешают школьникам получать образование, могут быть связаны с их гендером, происхождением, экономическим положением, национальностью и другими причинами. Более того, и ученики с инвалидностью — это не единая группа с одинаковыми потребностями: если одним ученикам могут быть нужны пандусы, то другим, например, направляющая плитка или возможность получать информацию на жестовом языке.

 

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 6.

Школьников распределяют по классам по возрасту, учебники тоже делают более подходящими для того или иного возраста, стандартные тесты, вроде IQ или нашего ЕГЭ, оценивают способности ученика по сравнению со способностями «среднего» школьника

 

Тодд Роуз, профессор Гарварда, развил эту мысль ещё дальше — он считает, что школьная система в нынешнем виде в принципе построена под «среднего» ученика, которого, как и «среднего» американского пилота пятидесятых, не существует. Школьников распределяют по классам по возрасту, учебники тоже делают более подходящими для того или иного возраста, стандартные тесты, вроде IQ или нашего ЕГЭ, оценивают способности ученика по сравнению со способностями «среднего» школьника. В результате у учеников часто нет возможности по-настоящему проявить свои способности, а талантливые ученики могут делать меньше, чем на самом деле могли бы, потому что выполняют задания, рассчитанные на «среднего» ученика. Вопрос, можно ли построить такую по-настоящему индивидуальную систему, остаётся открытым.

 

 

Культура 

«Я не верю, что, чтобы поменять отношение к инвалидности в обществе, достаточно лишь упростить людям с ограниченными возможностями здоровья доступ в кафе и магазины. Здесь всё-таки задействовано много разных факторов, — отмечает Саймон Хейхоу. — Для сравнения можно взять наше отношение к нынешнему кризису миграции. Когда экономическая обстановка благоприятная, мы рады прибывающей рабочей силе и не против того, чтобы жить с людьми из разных стран и культур. Однако, как только дела наши начинают идти хуже, отношение к мигрантам меняется в негативную сторону».

Конечно, инклюзивность не заканчивается тем, чтобы просто предоставить всем равный доступ куда-либо: чтобы общество стало по-настоящему инклюзивным, нужно научиться принимать разнообразие. Тут полезны культурные проекты — например, специальные кинозалы, где комфортно людям с аутизмом, или музейные проекты: московский «Гараж» открывал музей на час раньше для посетителей с аутизмом. Для гостей с инвалидностью по зрению могут использовать тактильные материалы, а для гостей с инвалидностью по слуху — проводить экскурсии на жестовом языке. 

 

 

Капитализм

Универсальных приёмов инклюзивности не существует — хотя её принципы можно (и нужно) использовать в любой сфере — образованием и культурой всё не ограничивается. ООН выпустила доклад об инклюзивном обществе — о том, как сделать общество более открытым и как добиться того, чтобы всё больше людей принимали участие в политической жизни. Бывают и менее очевидные способы применить принцип инклюзивности: например, The Guardian опубликовали колонку об инклюзивном капитализме — «идее, что люди, наделённые властью и средствами, должны сделать общество сильнее и помочь ему стать более инклюзивным для тех, у кого власти и средств нет. Это можно сделать, дав людям больше доступа к образованию, модернизировав общественный транспорт и местные инициативы, которые делают города более удобными для жизни».

 

Без исключений:
Что мы знаем о мире, доступном для всех. Изображение № 7.

Московский «Гараж» открывал музей на час раньше для посетителей с аутизмом. Для гостей с инвалидностью по зрению могут использовать тактильные материалы, а для гостей с инвалидностью по слуху — проводить экскурсии на жестовом языке

 

Есть и более узкие и конкретные проекты — например, концепция инклюзивного туризма, для которой даже разработали специальную инструкцию. Она подразумевает не только универсальный дизайн и работу над тем, чтобы города были комфортными для всех, но и уровень сервиса, и работу над тем, чтобы индустрия туризма стала более дружелюбной к разным людям.

Принцип инклюзивности можно применять практически где угодно — ограничений нет. Универсальное правило только одно: учитывать, что не бывает людей с одинаковыми потребностями и абсолютно одинаковым опытом, поэтому не стоит отталкиваться только от собственных представлений — лучше поинтересоваться мнением других.

 

 

  

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.