Views Comments Previous Next Search

ЖизньМашинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах

Не пора ли дать детям играть в то, что им нравится

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах — Жизнь на Wonderzine
Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 1.

ольга лукинская

В СВОЕЙ КНИГЕ О ТОМ, КАК ВЫРАСТИТЬ РЕБЁНКА БЕЗ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ, Кристия Спирс Браун говорит, что детям любого пола нужны три категории игрушек: развивающие интеллект, тело и эмоции. Первый понадобится человеку для всего, что связано с учёбой и работой — и на его активное развитие направлены головоломки или, например, конструкторы. Для здоровья тела важна физическая активность, поэтому у каждого ребёнка, мальчика или девочки, должны быть велосипеды и мячики. Наконец, игра с куклами или мягкими игрушками помогает развивать эмпатию, доброту, учит заботиться. 

Маленькие дети берут пример с взрослых, которых видят каждый день — неудивительно, что часто тарелки, сковородки или краны с водой привлекают их намного больше игрушек. Ребёнок изучает, как устроен мир, и понятия не имеет о том, что в сознании многих людей к нему уже есть определённые требования в зависимости от пола и гендера. Мы узнали у мам мальчиков и девочек, с какими стереотипами они сталкивались при покупке игрушек своим детям и какие стратегии выработали в связи с этим.

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 2.

Ада Торчинова

менеджер проектов

Как-то мы с трёхлетним сыном приехали на дачу — а там хранились старые гантели моего папы, по пятнадцать килограмм каждая (сын на тот момент весил меньше). И один наш родственник торжественно подарил ему эти гантели, произнеся речь: «Качай мышцы, вырастешь большим и сильным, тебя будут бояться другие дяди и любить тёти», — похоже, спроецировал на моего ребёнка свои комплексы. 

Я на такое остро реагирую: сразу говорю ребёнку, что это глупости — и что он может качать или не качать мышцы, а тёти, дяди, девочки и мальчики будут его любить независимо от его мускулов. Дарителям говорю, что они могут попросить у меня вишлист либо заранее согласовывать со мной подарки детям.

Я против вообще любого программирования: гендерного, профессионального, какое там ещё бывает. Прежде всего потому, что мои ожидания могут не сойтись с реальностью — и это может сильно ранить и фрустрировать ребёнка. Например, вырастет худой шахматист, страдающий оттого, что «надо» быть качком — или, ещё хуже, качок, который хотел бы быть субтильным шахматистом, но боится не соответствовать и потому живёт чужую жизнь.

Наталья Ковальчук

художник-технолог театра

Моему сыну три с половиной года, он ходит в садик — а в садике введена концепция гендерного воспитания. Например, подарки на праздники чётко разделены; при выборе подарков на Новый год остановились на наборах «Лего»: двухэтажном домике для девочек и экскаваторе для мальчиков. Я очень просила, чтобы моему сыну купили домик — но мне чётко сказали, что он получит экскаватор, чтобы никого не путать. В итоге, конечно, он в него не играет, а домик я ему купила сама.

Я не думаю, что всем детям одного гендера интересны одинаковые игрушки, и считаю разграничение на мальчиков и девочек непрактичным — мой сын, например, просто не любит машинки, военную и строительную технику. К тому же я не считаю, что в дорогие игрушки играть интереснее. С родственниками мы сразу договорились, и я пишу для них примерный вишлист — но наборами посуды или формочками для производства мороженого из песка старшее поколение стараюсь не шокировать, просто покупаю такие игрушки сама.

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 3.

Инна Труфанова

менеджер по снабжению

Моему сыну пять с половиной лет, и у него море игрушек — мы не разделяем их на штуки для девочек и мальчиков, просто покупаем то, что он хочет. У него был и пупс Валера, и посудка, а года в полтора он захотел коляску — я увидела, с каким удовольствием он играл с чужими колясками, и заказала ему собственную в интернет-магазине. Не задумываясь, упомянула это в разговоре со свёкром — и тот, кажется, чуть не потерял сознание. Основной аргумент родственников — ребёнок «вырастет не мужиком». Моя ответная тактика проста: я игнорирую эти высказывания. 

Сейчас сын осознаёт свою гендерную принадлежность — думаю, тут играет роль воздействие общества, и условно девчачьи игрушки он отвергает. С другой стороны, он очень любит свою плюшевую собаку, а все остальные его игры очень активные: велосипед, бадминтон, мячи. Я не вижу смысла разделять игрушки: ребёнок вырастет и сам решит, что ему интересно. Да и в игрушках «для девочек» нет ничего ужасного — разве плохо, если мальчику, а потом и мужчине, нравится готовить или нянчить детей?

Наталья Выгодская

редактор

Мои родственники придерживаются традиционных взглядов на то, во что должны играть дети: машинки мальчикам, куклы девочкам. Я же считаю, что детям подходят любые игрушки, у них нет гендерных понятий. Более того, мальчикам необходимы куклы, потому что на них они учатся элементарным сюжетным играм: положить спать, отвести к врачу, накормить обедом. Когда сын был помладше, с удовольствием катал игрушечную коляску, а бабушки фыркали: «Ну что ты как девочка!» На мой вопрос «а что такого?» родственники обычно дают невнятные ответы вроде: «Да ни к чему это, что за глупости», — но я знаю, что они боятся, что мальчик вырастет гомосексуальным, поиграв в «девчачьи» игрушки. 

Я как-то читала статью про привязку цветов к гендеру и узнала, что в начале двадцатого века розовый считался цветом мальчиков, а голубой — девочек. Потом в США была проведена рекламная кампания розовых игрушек и одежды для девочек — и она была таких масштабов, что полностью изменила восприятие людей. К сожалению, производители игрушек удивляют своей негибкостью: вот сейчас мой сын влюбился в красный мотоцикл из набора «для девочек», к которому прилагаются всякие феечки и цветочки. Купить его — не проблема, просто я догадываюсь, что играть он захочет только с мотоциклом, а всё остальное будет валяться без дела. 

Когда я была маленькая, я очень хотела машинку, но мне покупали очень красивых и ненужных немецких кукол. Однажды в садике я выменяла у друга машинку — это был самый счастливый вечер в моей жизни! Но моя мама её отняла и отдала обратно мальчику. Правда, моя мечта обладать коллекцией машинок сбылась: сыну скоро шесть лет, и он очень любит машинки, знает о них всё — как они устроены, на какие категории делятся.

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 4.

Елена Говорова

психолог

У нас традиционная история с коляской: сыну очень нравилось их катать, постоянно брал у подружки и наконец я купила ему свою. В магазине была только розовая, но это никого не смутило. Как-то мы гуляли на площадке, рядом с которой вход в паспортный стол — оттуда вышел мужчина и, видимо, от скуки подошёл к нам. Первое, что он сказал, — что мальчик не должен возить коляску, тем более розовую. Коляску, кстати, мы выбросили только недавно, через три года, когда она уж совсем пришла в негодность. Нам повезло, что родственники совершенно адекватно всё воспринимают — это же всего лишь игрушки. 

Я за то, чтобы идти за интересом ребёнка. Вот сейчас ему нравятся машинки и конструкторы — но были и коляска, и пупсик, и кухня. Ещё он с удовольствием делает домашние дела: моет пол шваброй, протирает влажной тряпкой мебель и свои велосипеды и самокаты. Дети познают мир, выхватывают из огромного потока информации что-то, что их интересует, и хотят это изучать. Не стоит отказывать им в этих порывах — мы не знаем, какие задатки в наших детях и как они наилучшим образом могут развиться. Ещё я точно знаю, и из теории, и из собственной психологической практики, что чем меньше борешься с ребёнком, тем комфортнее всей семье. И уж точно я не вижу причин бороться с ним по поводу игрушек.

Наталья Горелик

переводчик

У меня двое детей: трёхлетняя дочь и годовалый сын. Дочка играет в кухню, в паровозы, в коляски, «чинит» с папой отвёртками — всего понемножку, да и сын не отстаёт. Когда к нам приходят друзья с сыном, он всегда с удовольствием катает дочкину коляску и нянчится с нашим малышом — но когда я спрашиваю подругу, не подарить ли ему куклу, она отвечает: «Что ты, папа нас убьёт». 

Я не хочу вырастить сексистов — особенно это касается сына. Мне кажется разумным сразу передать детям мысль о том, что для мужчины нормально возиться с ребёнком и катать коляску, а для женщины — делать скворечник. Так мы их и растим, оба ребёнка участвуют в любых играх и занятиях, без оглядки на гендер. Игрушки и подарки я обычно выбираю сама и заказываю — это принимается родственниками, потому что мы живём за границей и так просто удобнее. Сексизм проявляется скорее не в игрушках — например, я говорю, что хочу записать дочку на занятия балетом, и слышу, что «для девочки это очень хорошо».

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 5.

Лена Дубинина

фотограф

Когда сыну было около полутора лет, бабушка подарила ему танк, который орал «fire, fire» и стрелял. На вопрос, зачем такая игрушка, бабушка ответила — он же мальчик, будет воевать. Когда батарейки сели, ребёнок благополучно забыл об игрушке — и мы с мужем порадовались; мужу не нравилось, что эта игрушка очень громкая, а мне — что это танк и он стреляет. Я вообще против оружия. 

Мы против гендерного распределения игрушек. Производители зря делают игрушки двух цветов — розовые и синие — это затрудняет выбор и поощряет осуждение родственников, если выбрал мальчику игрушку «девчачьего» цвета. Да и надоедает — можно ведь всё то же самое выпускать жёлтого, зелёного, белого, в конце концов. 

Детские игры — это тренировка взрослой жизни, подражание родителям. Если ребёнок заботится о своих игрушках — он копирует своих родителей, которые заботятся о нём. Жаль, что сначала папы возражают против коляски у мальчиков, а потом вырастают мужчины, которые не хотят гулять с ребёнком. Нет ничего плохого в том, что девочка будет крутить гайки ключом, а мальчик — хозяйничать на игрушечной кухне.

Татьяна Ким

бренд-менеджер

Я искала для сына куклу, просто пупса с ручками, ножками и нужным количеством пальцев, чтобы рассказывать ему про человека и показывать части тела. Найти нормально выглядящую куклу в принципе сложно: одни пугающие, а другие типа Барби, поэтому приходилось обращаться к продавцам. А они, все как один, говорили, что мальчику не надо играть в куклы. На вопрос «почему?» ответ был простым: «Он же мальчик!» — то есть мальчик не должен понимать, где руки и ноги и что можно о ком-то заботиться: кормить, поить и укладывать спать. Я, кстати, боюсь кукол, и мне в детстве покупали и конструкторы, и машинки, не считая их игрушками не для девочек.

На праздники Тиму дарят корабли, конструкторы и пистолеты — «он же мальчик», но в принципе в моём кругу никто не против кукол или колясок. А вот на детской площадке я слышу и другие мнения — люди боятся, что «не те» игрушки вызовут какие-то изменения в поведении и, например, мальчик станет геем, если будет играть в куклы. Хуже всего с одеждой: ребёнок в розовом — девочка. Розовое мальчику нельзя носить — тоже, очевидно, станет геем.

Машинки для девочек, куклы для мальчиков: Мамы
об игрушках и стереотипах. Изображение № 6.

Мария Аппиах Куси

медицинский эксперт в Global Voyager Assistance

История с покупкой игрушечной коляски заняла больше месяца. Ассортимент и отношение продавцов в разных детских магазинах были абсолютно идентичными — розовые коляски в цветочек и вопросы, зачем мальчику коляска, кого мы хотим вырастить и не лучше ли купить ему машину. В итоге я заказала коляску в интернет-магазине, чтобы не отвечать на вопросы о возрасте и росте девочки — спрашивали, когда приходила без ребёнка. Меня такое отношение не обижало, но раздражало — и, к счастью, муж солидарен со мной в вопросе выбора игрушек.

Сын любит играть с пупсами и фигурками животных, у него есть кухня и набор кастрюль и посуды, есть и железная дорога и машины всех видов. Я в его возрасте в основном играла в конструкторы, машинки и заводные игрушки, никакого интереса к куклам не проявляла. Поэтому я считаю, что игрушки нужно делить по интересам ребёнка и его склонностям, по возрасту — но не по полу. Игра с пупсом учит заботе и уходу за собой, умение готовить пригодится всем независимо от гендера, а девочке может быть интересна техника — и это не принижает её. Мне очень повезло с моей мамой и мужем: они разделяют мои взгляды и в нашем доме нет гендерной дискриминации.

Марина Зальбург

менеджер по персоналу

Когда сыну было девять месяцев, он активно пытался ходить с опорой. Как-то на прогулке он увидел игрушечную коляску и очень увлёкся — а я в тот же вечер купила ему такую же. Малыш был рад, катал в ней по дому любимые игрушки, папа, придя домой, никаких комментариев не отпустил — ему бы это в голову не пришло. Все наши родственники живут далеко, и раз в несколько дней я отправляю фотографии или видео сына своей многочисленной родне. Я была очень удивлена, когда мама, папа и брат начали писать мне в ответ: «Что это, девчачья коляска, это в Москве нормальным считается? Уберите коляску, он же мальчик!» На мой довод: «А ты, папа, что, не катал нас в коляске?» — вразумительного ответа не было. 

Были и другие эпизоды — как-то я показала сыну, как поливать цветы из лейки, и ему очень понравился этот процесс, он стал поливать цветочки каждое утро. Опять же без задней мысли я отправила видео родственникам — и получила комментарий о том, что Марку не хватает только передника и получится домохозяйка. То же самое про пупса, которого ребёнок «кормил» пластиковыми овощами — мама сказала: «Не надо кукол сыну, кого вы вырастите?» В общем, примерно раз в месяц слышу от дедушки или дяди сына фразы, смысл которых сводится к одному: «Подрастёт — привози, будем мужчину делать». Преподносится полушутя, но желание возить сына к родственникам равно нулю.

Запрещать ребёнку играть в ту или иную игрушку — значит ограничивать его желание познавать мир. Ребёнок на игрушках отрабатывает модели поведения взрослых, проигрывает социальные сюжеты. Я не хочу, чтобы мой сын усвоил посыл «катать коляску — плохо» или «заниматься хозяйством — плохо». Кстати, набор детской посуды вызвал у сына восторг — я доставала его, когда сама готовила, чтобы отвлечь малыша, проговаривая, зачем нужен каждый предмет. Так вот, реакция родственников на посуду тоже была негативной.

Мне повезло, что мы с родителями живём на разных территориях, поэтому проще избегать конфликтов — но если бы жили рядом, мне пришлось бы держать плотную оборону и настаивать на своём. Родственникам я пока озвучила следующие правила по игрушкам: никакой военной тематики и никаких неадекватно шумных или светящихся игрушек, которые вызывают перевозбуждение.

Сама я росла с двумя старшими братьями и очень хорошо помню свою обиду и непонимание: мне так хотелось играть с ними, стрелять из рогатки, играть в приставку, но меня всегда одёргивали и указывали на половую принадлежность. Мне нельзя было лазать по деревьям и подвалам и приходилось даже напоказ играть в Барби при папе, который её подарил — чтобы не расстраивать. Со временем «ты же девочка — мамина помощница» трансформировалось в обязанность кормить, стирать, готовить, всячески помогать маме в быту, обслуживать отца и братьев с начальной школы. Такое ощущение, что девочку рожали девочку исключительно в помощь — и я решила, что, если у меня будет дочь, я поведу себя иначе. Ни за что не буду прививать ей мысль, что она обязана делать что-то только потому, что её угораздило родиться девочкой. А сыну позволю быть настолько открытым в проявлении эмоций, насколько возможно. Он очень чуткий и нежный мальчик, каждое утро первым делом кормит свою овечку бутылочкой, из которой ел ночью, — пусть так и будет дальше.

Фотографии: Stylepit, Gordana Sermek – stock.adobe.com, logos2012 – stock.adobe.com, belizar – stock.adobe.com, Spiele Max, Ikea

Рассказать друзьям
11 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.