Views Comments Previous Next Search

ЖизньСила белых:
Как появились геи-националисты и за что они полюбили Трампа

Исламофобия и мизогиния в исполнении ЛГБТ

Сила белых:
Как появились геи-националисты и за что они полюбили Трампа — Жизнь на Wonderzine
Сила белых:
Как появились геи-националисты и за что они полюбили Трампа. Изображение № 1.

наташа федоренко

В молодости Джек Донован жил в Нью-Йорке, подрабатывал танцором гоу-гоу, тусовался с дрэг-квин и ходил на гей-парады. Но вскоре отказался от карьеры в арт-индустрии, стал участвовать в боях без правил и решил, что больше не будет называть себя геем. Донован стал «андрофилом» и разнорабочим.

«Я не могу называть себя геем, так как это слово значит гораздо больше, чем влечение к человеку своего пола. Слово „гей“ подразумевает политическое движение, которое поддерживает мужененавистнический феминизм, виктимную ментальность и левые взгляды. Чтобы быть маскулинным, необязательно заниматься сексом с женщинами», — пишет он в своей книге «Андрофилия: Манифест: Отрицание гей-идентичности и утверждение маскулинности».

В представлении Донована андрофилы — это гомосексуалы, которые верят в права только одной социальной группы — белых цисгендерных мужчин: «Если маскулинность — это религия, значит, андрофилы станут её жрецами».
Донован — радикальный противник гендерного равенства, ЛГБТ-солидарности, а главное — мультикультурализма. 

 

Андрофилия — новое движение для американской политики, которое вполне объясняется популярностью новых правых, или «альт-райтов» (ультраконсервативное политическое движение, появившееся во время выборов президента 2016 года и вдохновлённое внезапной популярностью Дональда Трампа). В своей концепции Донован переосмысляет мужскую гомосексуальность, считая, что геи должны сконцентрироваться на утверждении превосходства белых мужчин.

Андрофилам не нужна поддержка ЛГБТ хотя бы потому, что, по мнению Донована, все лесбиянки сходят с ума по феминизму, а квир-движение в целом выставляет мужчин как жертв, что в корне неверно. В своих книгах ультраправый гомосексуал пишет, что мужчины должны «образовывать стаи и специальные лагеря», где смогут жить среди себе подобных сильных людей.

Сам Донован уже нашёл свою стаю — он присоединился к экстремистской группе «Волки Винанды», которая организовала своё постоянное лесное поселение в штате Вирджиния. В отличие от Донована другие её участники гетеросексуальны, более того — открытые неонацисты (сам андрофил высказывается о национальных меньшинствах не так часто). «Волки Винанды» регулярно проводят неоязыческие ритуалы, что для Донована как любителя сатанизма и других оккультных практик настоящий джекпот. Посмотреть, как живёт сам Донован — без сомнения, конвенционально красивый, спортивного вида мужчина, — можно в его инстаграме, где он уже обзавёлся небольшой армией фанатов. Правда, непонятно — поклонники ценят в нём политическую идею или архетипичного доминанта в БДСМ-эстетике.

 

 

Папочка Трамп

Но далеко не все гомосексуалы-альт-райты бравируют маскулинностью. Во время выборов в США 2016 года Дональд Трамп стал «папочкой» (так его шутя называют правые геи) для многих молодых людей. «Twinks for Trump» (примерный перевод дефиниции — миловидные геи за Трампа) — так называется арт-проект, который сделал Луциан Винтрич — фотограф из Нью-Йорка и большой сторонник нынешнего президента.

Винтрич сфотографировал молодых парней полуобнажёнными, часто стараясь представить моделей намеренно андрогинными и объективированными. В ход шли шубы, манто, крупная блестящая бижутерия и кроп-топы, а главное — уже ставшие легендарными кепки с надписью «Make America Great Again». «Многие американцы смеются над сторонниками Трампа, изображая их обрюзгшими людьми среднего возраста из глубинки, глупыми, не соображающими, о чём они говорят. Я же хотел показать привлекательных парней-геев из Нью-Йорка в трамповских бейсболках, чтобы бросить вызов либералам», — рассказывает Винтрич, образцовый миллениал из мегаполиса с приятной творческой работой, который называет себя «консервативным либертарианцем».

#DADDYWILLSAVEUS («Папочка нас спасёт») — под таким хештегом Винтрич запустил свой арт-проект в поддержку Трампа. Но как ультраправый политик может помочь молодому гею из Нью-Йорка? Винтрич считает, что в США больше нет серьёзных проблем с ЛГБТ-сообществом, потому что однополые браки разрешили на федеральном уровне. В то время как настоящей опасностью фотограф считает мигрантов: «К нам прибывают жестокие люди, которые верят в жестокую идеологию, и по какой-то непонятной причине мы должны впускать их. Именно они мечтают о массовых убийствах геев. Так что Дональд Трамп был единственным кандидатом, который видел это».

Винтрич перестал называть себя альт-райтом после того, как это слово стало ассоциироваться с известным неонацистом Ричардом Спенсером, призывавшим убивать афроамериканцев. «Теперь многие из нас стали в шутку называть себя альт-лайтами. Я не поддерживаю убийства чернокожих и вообще насилие в любом виде», — говорит Винтрич. Его любовь к Трампу объясняется верой в свободный рынок, антиглобализм и жёсткую миграционную политику.

Одно время Винтрич тесно сотрудничал с дискредитировавшей себя иконой альт-райтов — журналистом Майло Яннопулосом, который также является открытым гомосексуалом и во время последних президентских выборов в США был одним из главных лиц публичной кампании Дональда Трампа.

 

 

 

 

Демон эпохи постправды

Путь к славе Майло начался во время интернет-противостояния Gamergate, где обсуждалась мизогиния в сфере компьютерных игр. Майло терпеть не может феминисток, поэтому в этом споре занял позицию противника любой политкорректности. Из-за его нападок разработчица компьютерных игр Брианна Ву была вынуждена переехать и нанять телохранителя. Майло спровоцировал волну преследования программистки: в один момент её домашний адрес запостили на Reddit — и на девушку обрушилось огромное количество угроз с обещаниями её изнасиловать.

Майло журналист, специализирующийся на теме новых технологий, возможно, именно поэтому он так подкован по части троллинга и вирусных высказываний в Сети. Он начал свою карьеру в британском издании The Daily Telegraph, а после увольнения оттуда создал собственный сайт The Kernal, который быстро пришёл в упадок, так как не платил авторам гонорары. За это время он успел прославиться провокационными текстами, например о том, почему женщины хуже работают в технологической сфере. Уже тогда, в Великобритании, Майло стали приглашать как скандального спикера на ТВ-шоу, где он показал себя блестящим популистским оратором.

Накануне президентских выборов Майло пригласили переехать в Штаты и стать колумнистом издания Breitbart News, главный редактор которого — Стив Бэннон (сейчас — старший советник по стратегическим вопросам Дональда Трампа). Майло, в свою очередь, регулярно выпускал эпатажные колонки, которые собирали огромный трафик, и параллельно работал над своей политической карьерой. Она включала и выступления на крупнейших федеральных каналах, и троллинг и буллинг в социальных сетях. Правда в твиттере его довольно быстро забанили: Майло натравил своих читателей на актрису Лесли Джонс, которая сыграла в новой версии «Охотников за привидениями». Он написал, что Лесли выглядит как «чёрный чувак».

«Если кто-то считает тебя расистом, приди к ним в фейсбук и заспамь всю стену свастикой», — таков главный принцип Майло, который счастлив наступлению эпохи постправды. Феминистки, демократы, борцы за права меньшинств кажутся ему скучными и устаревшими, так как не научились иметь дело с такими троллями, как Майло и армия его сторонников в социальных сетях и на имиджбордах. «Феминистки вечно изображают из себя жертв, не понимая, что в наше время не существует никакой приватности. Пусть привыкают», — сказал Майло после того, как Лесли Джонс стали приходить угрозы, а кто-то слил в Сеть её домашний адрес.

 

 

 

 

«Если кто-то считает тебя расистом, приди к ним в фейсбук и заспамь всю стену свастикой», — таков главный принцип Майло, который счастлив наступлению эпохи постправды

 

 

Майло «нравится быть порочным», поэтому он выбрал быть альт-райтом, разрывая стандартный шаблон о левых взглядах гомосексуалов. Он позволял себе появляться на людях в образе дрэг-квин, устраивать травлю транс-женщины, столкнувшейся с туалетной дискриминацией в университете, заявлять, что занимается сексом только с афроамериканцами, учреждать университетский грант только для белых мужчин, десять лет встречаться с мусульманином и при этом ненавидеть ислам.

Но самую большую известность Майло принесли его публичные выступления в университетах по всей стране. В Стэнфорде журналист рассуждал о недостатках женского интеллекта, в Йеле оделся в костюм индейца и говорил о культурной апроприации. Всё это очевидная провокация, которая сначала вызывала справедливые акции с плакатами и лозунгами со стороны студентов, а потом и вовсе вылилась в пожар в университете Беркли, где студенты жгли файеры и дымовые шашки в отместку Майло.

Майло стал настоящей звездой: его спонсировали бизнесмены, а крупное издательство заключило с ним контракт на издание книги на 250 тысяч долларов. Но всё закончилось после того, как альт-райт объявил, что не видит ничего плохого в половых связях 13–15-летних подростков и взрослых людей. По его словам, такая связь помогает детям обрести любовь, которую не дают им родители. «И знаете что? Я благодарен отцу Майклу. Я бы никогда даже близко не научился так хорошо делать минет, если бы не он», — пошутил Майло.

В этот момент Майло перегнул палку. От него отвернулись все: Breitbart News, Республиканская партия, издательство, а в твиттере массово требуют его депортации из страны. Политическая карьера тролля и провокатора закончилась в самый неожиданный для него момент, но правый подъём среди ЛГБТ на этом не остановился.

 

 

 

 

Европейский квир-популизм

На прошедших президентских выборах во Франции, согласно данным популярной социальной сети для гомосексуалов Hornet, в первом туре один из пяти геев голосовал за кандидата от правой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, выступающей за жёсткое антимигрантское законодательство. Этот результат соизмерим с результатами выборов по стране (напомним, что в первом туре Ле Пен поддержали 21 % французов). 

«Меня волнуют не только права ЛГБТ, у Франции есть куда более серьёзные проблемы: экономическое положение, национальный долг и безработица», — считает открытый гомосексуал Седрик, который учится на инженера. По его мнению, именно «правый поворот» в экономике нужен современной Франции. За Ле Пен решил голосовать и француз Паскаль, но уже по другой причине: «Где геи находятся в самой большой опасности? Конечно, в исламистских странах, где таких, как я, могут даже убить. Я не хочу, чтобы эти люди приезжали во Францию».

Миграционные проблемы, действительно, становятся главной причиной популярности правых популистов среди ЛГБТ. После теракта в гей-клубе в Орландо в штате Флорида в 2016 году, в результате которого погибли пятьдесят человек, многие гомосексуалы посмотрели направо — особенно в Швеции, Германии и Нидерландах.

По одной из версий, Омар Матин, который устроил массовое убийство, будто бы тоже был геем, но из-за давления культурных норм испытывал из-за этого огромное чувство вины. Для большинства это стало лишь ещё одним поводом обсудить общественное и религиозное давление на ЛГБТ, в то время как ультраправые политики пошли другим путём.

 

 

Вилдерс упирал на то, что именно ислам представляет главную угрозу для его традиционно толерантной страны. «Если кто-то избивает гомосексуалов — знайте, это мусульмане» 

 

 

Герт Вилдерс, глава голландской «Партии за свободу», использовал ситуацию, чтобы набрать очки среди гомосексуалов. Голландия — первая страна в мире, где легализовали гей-браки (закон был принят в 2001 году), так Вилдерс упирал на то, что именно ислам представляет главную угрозу для его традиционно толерантной страны. «Геи могут подвергнуться большой опасности из-за массовой миграции. Если кто-то избивает гомосексуалов — знайте, это мусульмане. Амстердам традиционно считался гей-столицей Европы, но из-за мигрантов это подходит к концу», — говорит один из сооснователей «Партии за свободу» Мартин Босма.

Вилдерс тот человек, который рассказал Трампу о необходимости повернуться лицом к ЛГБТ-сообществу. Он даже придумал похожий лозунг: «Верните нам Голландию» («Make the Netherlands ours again» по аналогии с «Make America great again»). 

Разумеется, все разговоры об опасности мигрантов для гомосексуалов — популистские лозунги, имеющие мало общего с действительностью. Согласно исследованию министерства юстиции Голландии 2009 года, только 14 % преступлений на почве гомофобии совершаются мигрантами, все остальные — людьми голландского происхождения. Таня Инеке, президент голландской ЛГБТ-организации COC Netherlands, рассказывает, что «Партия за свободу» Вилдерса стала сторонницей ЛГБТ подозрительно поздно, до этого она развернула целую кампанию против инициативы упростить получение новых документов для трансгендеров и лишь на фоне последних событий решила привлечь дополнительный электорат.

У Вилдерса, в отличие от Трампа, есть чёткая идеология: национализм, ксенофобия и исламофобия, — считает Сара де Ланге, профессор политологии Амстердамского университета. Запрет на Коран, налог на хиджабы, закрытие всех мечетей и границ для мигрантов, а также выход Нидерландов из Евросоюза — вот минимальная программа правого популиста, который думает, что европейские ценности — свобода, демократия, права человека — несовместимы с исламом. 

Похожий подъём национализма среди ЛГБТ можно увидеть и в Швеции. Там уже второй год подряд проводят неофициальный гей-прайд в районах Тенста и Хасби в Стокгольме, население которых примерно на 75 % состоит из мусульман. Организатор события Ян Шуннессон, журналист и преподаватель, считает, что гей парады проходят в Стокгольме в принципиально неверных местах. «В таких районах на представителей ЛГБТ до сих пор могут напасть, так что это наш способ побороть нетерпимость», — рассказывает Ян, известный по своим публикациям в ультраконсервативных изданиях.

 

 

Проблемы белых людей

В последние годы права ЛГБТ постепенно отходят на второй план для самих представителей сообщества. Легализация однополых браков, растущая толерантность и либеральные ценности сделали своё дело: в развитых европейских странах гомосексуалы стали чувствовать себя более безопасно и меньше задумываются о дискриминации. Многим геям больше не нужно быть левыми активистами. Теперь они имеют возможность заводить семью, обустраивать вполне буржуазный быт в предместье больших городов и даже голосовать за ультраконсервативных политиков.

Главным лицом такого поворота можно считать новую руководительницу ультраправой немецкой партии «Альтернатива для Германии» Алису Вайдель. В Германии однополые браки до сих пор не легализованы, однако есть их аналог — гражданские партнёрства, которые включают практически тот же список прав, что и для супружеских пар. Именно в таком виде отношений Вайдель состоит со своей партнёршей, с которой воспитывает двоих детей. Казалось бы, идеальная кандидатура для продвижения левой повестки: женщина, лесбиянка, с благополучной семьёй с двумя детьми. Чем не икона феминизма и инициатор легализации однополых браков?

Однако Вайдель — националистка, которая за свою не слишком долгую карьеру успела усомниться в необходимости Евросоюза и заявила, что мусульмане до сих пор живут в каменном веке. А главное, Вайдель согласилась с мнением одного из членов партии, который сообщил, что Гитлера нельзя считать абсолютным злом, что в Германии, казалось бы, приравнивается к политическому самоубийству.

Неудивительно, что в «Альтернативе для Германии» существует отдельная группа для представителей ЛГБТ, которую возглавляет активист Алекс Тассис. Он уверен, что легализация гей-браков — это проблема высших слоёв общества, тогда как реальная угроза — это исламизация. Тассиc считает, что их партия в скором времени станет самой популярной среди гомосексуалов, которые забудут о мультикультурализме как «западной фантазии» и осознают, что идея о гендерном равенстве — «психическое отклонение», то есть сосредоточатся на ненависти к мигрантам.

 

 

Стать как все

«Правый поворот» в гомосексуальной среде, которая традиционно считалась левым электоратом, приводит к вполне неожиданным результатам. В своей колонке в New York Post американский журналист-гомосексуал Чедвик Мур рассказывает, что, осознав себя консерватором, он сумел сблизиться с семьёй как никогда раньше. Его отец-фермер, придерживающийся традиционных взглядов, наконец нашёл в нём единомышленника, что раньше было невозможно не только из-за гомосексуальности, но и левых взглядов Чедвика.

Немецкий социальный психолог Беата Кюппер тоже считает, что речь идёт о растущем желании гомосексуалов стать частью большинства. Экстравагантная для гея политическая позиция становится единственным способом объявить о своей «нормальности» — ведь, несмотря на результаты борьбы за равные права, ЛГБТ всё ещё остаётся маргинализированной группой. «Это что-то вроде защитного механизма. Люди думают, что если будут кого-то унижать, то сразу будут выглядеть лучше на его фоне, и этот механизм особенно актуален для меньшинств», — рассказывает Кюппер. По её мнению, некоторые представители меньшинств оскорбляют других, чтобы утвердить собственную нормальность и отвлечь внимание окружающих от своей гомосексуальной, этнической или любой другой идентичности.

С другой стороны, на фоне роста правых движений происходит ренессанс мифа о превосходстве «белого мужчины из среднего класса», который теперь может быть не только гетеросексуальным, но и гомосексуальным. Таким образом, геи пытаются войти в самую привилегированную группу, способствуя дискриминации других людей: женщин (как гетеросексуальных, так и гомосексуальных), трансгендеров и мигрантов. Маскулинность в этой системе координат становится новым водоразделом и в ЛГБТ-сообществе.

Правда, личный опыт Чедвика Мура говорит о том, что большинство гомосексуалов стараются противостоять «повороту вправо» внутри движения: «После того как я обозначил свои консервативные взгляды, люди из бара, куда я ходил десять лет, перестали со мной здороваться, а мой лучший друг перестал со мной общаться». На выборах США 2016 года Мур, вопреки своей новой идентичности, поддержал Хиллари Клинтон. 

 

Рассказать друзьям
25 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.