Views Comments Previous Next Search

ЖизньВалентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии

Пять женщин, которые попали в мужской клуб

Валентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии — Жизнь на Wonderzine

Текст: Наталия Бесхлебная 

Недавнее выступление Владимира Сафронкова, заместителя постоянного представителя России при ООН, который окликнул британского коллегу словами: «В глаза мне смотри!» — вызвало недоумение даже у представителей власти. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко сегодня поддержала коллег, которые сравнили манеру Сафронкова с поведением прапорщика, заметив, что и у неё позиция «абсолютно такая же» и она успела донести её до министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Мнение Матвиенко интересно ещё и потому, что в данном случае она выступает с позиции коллеги: свою государственную карьеру она начинала как дипломат. Этот факт, а также мидовские легенды о её посольской работе уже почти потерялись в пёстрой биографии спикера. О Матвиенко и ещё четырёх известных женщинах, чьё умение договариваться послужило отечественной дипломатии, — в нашей сегодняшней подборке.

Валентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии. Изображение № 1.

Валентина Матвиенко

посол на Мальте и в Греции

Оказавшись на Мальте в должности посла, Валентина Матвиенко первым делом распорядилась снести высокую глухую стену, окружавшую российское посольство. В ответ жители соседних домов также снесли свои высокие заборы и выставили в знак приветствия вазы с цветами. Эта красивая история о начале дипломатической карьеры сегодняшнего спикера Совета Федерации вполне может быть правдой, ведь она была послом в начале 90-х годов, во время становления новых отношений России с западным миром.

Журналисты вспоминают, что Валентина Матвиенко запрещала подчинённым экономить: дипломаты получили в распоряжение по отдельной машине, что по советским временам было редкой роскошью. Дипломатия Матвиенко греческого периода запомнилась местным жителям ещё и тем, что она расправилась с садиком на задворках посольства, а на его месте появились теннисный корт с бассейном. 

Публицист Александр Баунов, некоторое время проработавший в МИДе, вспоминает, как во время своей стажировки в российском представительстве в Греции застал там следы хозяйственной предприимчивости Валентины Матвиенко. Преимущественно мужской коллектив дипломатов существовал в отдалении от родины в согласии с местным климатом и обычаями, свято соблюдая сиесту в жаркие послеполуденные часы. Стоит ли упоминать, что для особенно находчивых сотрудников сиеста продолжалась до конца рабочего дня — ровно до тех пор, пока госпожа посол не распорядилась решительно эту практику искоренить.

Валентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии. Изображение № 2.

Зоя Миронова

чрезвычайный и полномочный посол 

Зоя Миронова — вторая после Александры Коллонтай женщина-посол в СССР — начала работать в Нью-Йорке в годы, когда на родине не только американские сигареты и растворимый кофе, но иногда и туалетную бумагу можно было купить только в магазине для иностранцев «Берёзка», а за спекуляции с валютой полагалась высшая мера наказания.

Революционерка Коллонтай на своём пути к успеху бросала мужей, участвовала в демонстрациях и скрывалась от полиции. Миронова, принадлежа совсем иной эпохе, делала карьеру, постепенно продвигаясь по партийной лестнице. Дочь начальника милиции, химик по образованию, она пятнадцать лет проработала в НИИ редких металлов, сменив должность научного сотрудника на работу секретарём бюро ВКП(б) института. Затем — должность за должностью: секретарь, заместитель, исполнитель в многочисленных райкомах и исполкомах — вплоть до назначения постоянным представителем в комитете при ООН. Несмотря на усилия Коллонтай, никак иначе сделать дипломатической карьеры женщина в СССР не могла: в открывшийся в 1944 году Институт международных отношений сначала вообще принимали только юношей, позже появились там и девушки, но неофициальная политика «мужского вуза» сохранялась, и женщины долго составляли меньшинство. Этим и объясняется тот факт, что вторая женщина-посол появилась в СССР почти через полвека после первой. 

Валентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии. Изображение № 3.

Роза Отунбаева

посол в Малайзии и Брунее-Даруссаламе

«Я счастливый человек. Если женщине дана какая-то возможность реализоваться, то мне она была дана сполна. Я была послом супердержавы», — сказала в одном из своих интервью Роза Отунбаева.

Роза представляла СССР в Малайзии и Брунее-Даруссаламе — маленьких экзотических странах в Юго-Восточной Азии, на границе Тихого и Индийского океанов. Она занимала эту должность всего несколько месяцев в 1990–1991 годах, но именно эти дни стали толчком ко всей её дальнейшей уникальной карьере. Во время становления независимой Киргизии Отунбаева, используя полученный опыт, занялась интегрированием своей страны в мировую дипломатию, была первой женщиной-послом в США и Великобритании. В результате Роза стала одной из ключевых фигур политической жизни Киргизии и временно занимала пост президента — впервые женщина стала главой государства в Центральной Азии. В патриархальном мусульманском Кыргызстане её часто дискриминировали по гендерному признаку и дали презрительную кличку «эжешка», что означает «тётенька», а ещё называли «апче» — «доярка». Отунбаева регулярно участвует в международных проектах, поддерживающих женщин, а уходя с поста президента, она подчёркивала, что успела привести к власти женщин на многие высокие должности: генерального прокурора, председателя верховного суда, председателя национального банка.

Валентина Матвиенко и ещё четыре женщины русской дипломатии. Изображение № 4.

Элеонора Митрофанова

чрезвычайный и полномочный посол 

«Родители её назвали в честь Элеоноры Рузвельт. Отец подростком пережил Сталинградскую битву и в 1953 году (когда Эля родилась) решил выразить таким вот нестандартным образом, по-экстремистски, уважение к Рузвельту как союзнику», — рассказал о своей сестре Элеоноре Митрофановой политик Алексей Митрофанов.

Элеонора окончила институт международных отношений и получила наиболее высокий пост, который когда-либо в истории России женщина занимала в МИДе: стала первым заместителем министра. «Коллонтай эпохи Путина» приводят в пример современным студенткам МГИМО и часто говорят о ней как о женщине, успешно сочетающей международную службу и заботу о семье. Митрофанова мать четверых детей, но первые трое родились до начала дипломатической работы, а четвёртый появился уже в 45 лет — возможности совмещения дипломатической карьеры с материнством, очевидно, были ограниченны. Сама посол выступала по этому поводу во вполне правозащитном духе: «Я с радостью принимаю на работу женщин. По личному опыту знаю, что женщинам, особенно молодым, нужна поддержка. Ведь логика большинства кадровых решений одна: „Молодая придёт, но обязательно уйдёт в декрет, поэтому лучше взять мужчину“».

Зоя Новожилова

посол в Швейцарии

«На ней красный флаг, скроенный в шикарное пальто. Зоя — чернява, пальто — ало. „Стендаль принеси“ — как говорят в Кутаиси. Когда-то „Красная Зоя“ была секретарём ЦК ВЛКСМ, потом — секретарём ВЦСПС, а нынче она фрау амбассадор».

Так описал Зою Новожилову в своих воспоминаниях журналист Теймураз Степанов-Мамаладзе, и этот короткий абзац полон иронического сексизма. Между тем Новожилова пережила колоссальный всплеск внимания со стороны всего дипломатического корпуса Европы. Хотя интерес к ней в первую очередь объяснялся интересом к изменениям, происходящим в стране, Новожилова была послом в Швейцарии с 1987 по 1992 годы. Её называли «новой Коллонтай» и второй советской женщиной-послом, хотя на самом деле она была третьей женщиной-послом СССР и первой — РФ. Если Коллонтай налаживала международные связи на заре СССР и должна была добиться политического признания нового государства, то Новожилова зафиксировала конец империи и долгожданное падение железного занавеса — двери Европы были открыты перед ней.

Фотографии: Wikimedia Commons (1, 2, 3, 4, 5)

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.