Views Comments Previous Next Search

ЖизньПовестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России

Активистки и активисты рассказывают о фестивалях, выставках и инициативах

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России — Жизнь на Wonderzine

Интервью: Наташа Федоренко

В Марте Феминистская повестка вырвалась в топ общественных обсуждений. Кульминацией стал скандал вокруг «ФемФеста» — фестиваля о «феминизме и уникальности каждого», который организовали DI Telegraph и журнал «Теории и практики». Мероприятие намечено на 11 марта, но уже публикация программы и списка спикеров привела едва ли не к бойкоту со стороны фемсообщества. Организаторов обвинили в том, что настоящих феминисток на фестиваль не позвали, программу отцензурировали, а политическую повестку из дискуссии просто исключили, объяснив, что политика требует особого согласования с государством. 

Сюжет развивался сразу в нескольких направлениях. От участия в фестивале первой отказалась активистка Оксана Васякина — она объяснила, что организаторы сочли слишком жёсткой тему её выступления (о сексуальном насилии и правах ЛГБТ-сообщества) и не допустили в программу её поэтический цикл «Ветер ярости». После чего один из ключевых спикеров мероприятия Кирилл Мартынов спровоцировал сексистскую и оскорбительную, как считает фемсообщество, дискуссию в отношении участницы, опубликовав вырванный из контекста кусок ее стихотворения. 

Позже на «Радио „Свобода“» вышел текст Любавы Малышевой с целым набором претензий: организаторов обвинили в том, что они зарабатывают очки на модной теме женских прав, спикеры слишком буржуазны для феминизма, среди выступающих много мужчин, а они по факту рождения не смогут избавиться от привычки менсплейнинга и, главное, само мероприятие проводится с подачи администрации президента и ФСБ, чтобы выхолостить из феминизма его суть. 

Наконец, на сайте Colta.ru вышло официальное обращение фемактивисток к куратору «ФемФеста» Ирине Изотовой, где они суммировали претензии к фестивалю и призвали к открытой дискуссии. Руководство фестиваля откликнулось и даже включило в новую программу дебаты о «настоящем и ненастоящем феминизме», пригласив к обсуждению известных активисток: Дарью Серенко и Беллу Рапопорт. А шеф-продюсер фестиваля Анна Гилева выступила с открытым письмом, в котором рассказала, что её позицию исказили (подтвердив при этом, что мероприятие остаётся неполитическим) и для неё новость, что требуется сдавать особый экзамен на феминизм.  

Скандал вокруг «ФемФеста», несмотря на градус взаимных оскорблений, привёл к определенному результату – феминистская повестка, по поводу которой пока нет консенсуса, стала предметом широкого обсуждения. Мы решили дать слово разным феминистским движениям, расспросив организаторов фестивалей и феминистских собраний об их идеологии, аудитории и выходе феминизма в массы.

 

 

LeftFem

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 1.

Активистская и просветительская левофеминистская группа, регулярно устраивающая кинопоказы и лекции в Санкт-Петербурге

 

Наша группа позиционирует себя как левофеминистская. Это означает, что среди нас есть анархистки, марксистски и девушки, ещё не вполне определившиеся, но в целом разделяющие левые позиции. Что касается аудитории, она очень разная — и в плане возраста, и в плане подготовленности: девушки из субкультуры, женщины, у которых подрастают дети, активистки, студентки.

Наша организация устраивает ридинг-группу, на которой мы изучаем большие академические тексты по гендерной теории. Группа собирается раз в две-три недели, выполняет домашнее задание по тексту, и разбирает его по подготовленным вопросам. Таким образом мы помогаем женщинам, которым трудно самостоятельно освоить теоретическую базу. Еще мы устраиваем кинопоказы, после которых проводим дискуссии. Обычно крутим кино, так или иначе связанное с левой гендерной или просто гендерной проблематикой, а фильмы выбираем голосованием. Иногда проводим лекции — большие полуакадемические выступления, приуроченные к историческим событиям. Например, на прошлый Первомай была большая лекция по гендерной сегрегации труда. Ещё мы помогаем организовывать фестивали: FemFrontier в Нижнем Новгороде в 2014 году и «Поверхность пола». Ещё наша группа делала несколько крупных фотопроектов. Самый большой — «Женское лицо труда», направленный на повышение субъектной репрезентации женщины в визуальном пространстве. 

Мы стараемся, чтобы спикерами на на наших мероприятиях всё-таки были женщины, но мужчины тоже допускаются в порядке исключения. Например, если речь идёт о каком-нибудь очень крутом историке. Или если у нас есть план организовать мужское высказывание о проблемах патриархата, адресатом которого будут другие мужчины, как правило, не способные слышать женщин. 

На наш взгляд, попса (неважно в какой области) неизбежно идеологична: она способствует тому, чтобы люди без рефлексии принимали на веру лозунги и образы, даже не понимая концептуального, исторического и политического контекста их возникновения. Так получаются, к примеру, феминистки с неизжитыми националистическими взглядами, с консьюмеристскими позициями или даже с великодержавным шовинизмом в виде основной идентичности. Мы не хотим, чтобы феминизм становился модной формой потребления. Мы хотим, чтобы он был тем, чем ему положено быть, — одним из инструментов обнаружения отношений власти к окружающей реальности и методом сопротивления. Мы считаем, что поп-феминизм исключает всё это и способствует лишь дискредитации феминизма как мощного освободительного течения. XX век показал нам, что превратить в безвредную для власти жвачку можно всё: и сексуальную свободу, и Джима Моррисона, и Курта Кобейна, и даже панк-рок. Можно и феминизм.

 

 

«Рёбра Евы»

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 2.

Российско-финская организация, устраивающая не только большой феминистский фестиваль с театральным уклоном, но и выездную школу. Последовательно выступают против легализации проституции

 

«Рёбра Евы» — социально-художественный проект, посвящённый гендерной дискриминации и борьбе с нею. Наше главное событие — ежегодный фестиваль документального театра, кино и перформанса в Санкт-Петербурге. Но, кроме этого, мы постоянно проводим кинопоказы, лекции, летом — выездную школу. Задача проекта не только обозначить проблемы, но и поделиться с активистскими группами опытом того, как сделать их мысль понятной для широкой аудитории. Для этого мы проводим семинары и мастер-классы. Сейчас офлайн-феминизм в России — это в основном нечто доступное в Москве и Петербурге, но страна огромная, и возможности должны быть у всех.

Первый фестиваль «Рёбер Евы» прошёл в июне прошлого года. На нём были документальные спектакли, спектакль в жанре форум-театра, видеоработы и перформансы, а также лекции. Мы верим в силу документального и форум-театра, когда непрофессиональные актёры сами делают постановки про волнующие их вещи, вовлекая в работу представителей самых разных аудиторий, и в процессе обсуждая важные общественные проблемы. На фестивале показывают и документальное кино, а в этом году мы включим такой жанр, как инсталляции. Чем больше набор средств, тем большую аудиторию можно охватить. 

В июне прошлого года фестиваль посетило всего около трёхсот человек. Однако для «Рёбер Евы» фестиваль — только одно из событий. В общей сложности с начала прошлого года мы провели более двадцати пяти лекций, кинопоказов, а также летнюю выездную школу. На каждом из событий было от тридцати до ста участников. Мы стараемся распространять информацию по разным каналам, поэтому приходят и те, кто не причисляет себя к феминисткам или профеминистам. Но в подавляющем большинстве это всё равно те, кто интересуется темой равноправия. В рамках нашего проекта мы не видим ничего страшного в том, чтобы спикером или тренером одного-двух мероприятий был мужчина, если это театральный тренинг или лекция по построению кампании. Но нам кажется очевидным, что лекцию о женском движении должна читать женщина.

Мы стараемся не относить себя ни к какому из течений феминизма. Люди в России в принципе мало знают о том, что это такое, зачем их ещё пугать терминологией. Наш фестиваль предоставляет площадку для высказывания феминисткам любых направлений. Единственное, мы не сотрудничаем с теми, кто борется за легализацию сутенёрства и покупку секса.

К поп-феминизму можно относиться только нейтрально, как к неизбежному. Это показывает лишь то, что феминизм становится важной силой, в которой появляется всё больше и больше направлений. Правда, тут появляется опасность, что под «феминистов» начнут мимикрировать представители секс-индустрии, получающие с неё огромный доход и ищущие любые средства сохранить нынешнее положение вещей. Ещё невероятно лицемерно поступают транснациональные корпорации типа Nike, использующие грошовый труд, отказывающие своим работникам в социальных гарантиях, но устраивающие себе пиар на теме феминизма. Их профем рекламные ролики могут быть полезны в плане освещения феминистской тематики, но это просто неправильно, когда люди, зарабатывающие на дискриминации беднейших женщин и мужчин, высказываются на тему феминизма.

 

 

«Поверхность пола»

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 3.

Фестиваль в Нижнем Новгороде, где два года назад проходил FEM FRONTIER. Активно затрагивает не только феминистскую, но и квир-повестку. Один из его главных организаторов — мужчина

 

Наш фестиваль появился благодаря давним задумкам организаторов и поддержке Фонда им. Генриха Бёлля. В Нижнем Новгороде уже давно существуют феминистские и квир-инициативные группы, а в 2015 году даже был организован феминистский фестиваль FEM FRONTIER, который подвергся жёсткой критике за однобокость левофеминистской позиции. В двухдневном фестивале «Поверхность пола» мы хотели представить разные точки зрения, дав каждому возможность быть услышанным, включая левый, постколониальный и квир-феминизм. Мероприятия проводились в формате академических лекций, дискуссий, игр, кинопоказов, перформансов. Радует, что активность аудитории была на одном уровне вне зависимости от форматов и тем событий.

Поскольку фестиваль у нас квир-феминистской тематики, в рабочей группе были представители нижегородского ЛГБТК+ сообщества, феминистской инициативной группы LeftFem, а также Российского социалистического движения. Нам кажется принципиальным включение в фестиваль максимального числа представителей гражданского общества, чтобы каждая точка зрения так или иначе была отражена в повестке. Помимо основного состава в создании фестиваля были задействованы более двадцати человек из разных областей: художники, дизайнеры, фотографы, пиарщики, охранники, психологи. 

Аудитория фестиваля, как и предполагалось, сформировалась из представителей совершенно разных областей: академической, активистской, медицинской, журналистской, сфер искусства и гражданского общества. Пришли и люди, совершенно незнакомые с феминизмом и квир, но горячо желающие разобраться в теме. Порадовал и географический разброс — к нам приехали участники не только из Москвы и Петербурга, но и из регионов. В общей сложности фестиваль посетили более ста человек.

В Нижнем Новгороде после закрытия нашего фестиваля мы запустили бесплатный неформальный образовательный курс по феминизму и квир «Поверхность пола» и устраиваем регулярные мероприятия (лекции, семинары, перформансы) с участием специалистов из России и зарубежья.

Популяризация идей феминизма необходима и возможна через совершенно разные каналы. С одной стороны, выход феминизма в массы немыслим без активации массовой культуры и формирования определённой моды. «Попсовые» фестивали увеличивают количество информационных каналов. Главное — грамотно составить программу, не искажая основных идей феминизма. Человек, поддерживающий феминизм и в то же время допускающий в своих речах сексистские, гомофобные, трансофобные, мизандрические или мизогинические выражения, не может быть допущен на публичное пространство, где как раз и конструируются ключевые смыслы и повестка движения.

Тема мизандрии (ненависти по отношению к мужчинам) давно решилась в западном дискурсе, когда феминизм достиг третьей волны и фокус борьбы сместился с сугубо «женского вопроса» в сторону всеобщего равенства вне зависимости от пола, расы, национальности, сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В России до сих пор большинство «феминисток_ов» убеждены в необходимости перекрытия доступа к своим мероприятиям и проектам мужчинам, считая их главными источниками угнетения и прародителями патриархата. То же самое относится и к теме гомофобии и трансофобии. Тем временем интерсекциональный подход отлично демонстрирует, что гендер, раса, сексуальная ориентация и другие идентичности взаимосвязаны и пересекаются друг с другом на различных уровнях. Как социолог и сексолог, как феминист и квир я убеждён: квир-теория несёт в себе огромнейший потенциал, и как раз именно через эту смену оптики станет возможным достижение нашей общей цели — гендерного равенства.

 

«И — искусство, ф — феминизм»

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 4.

Одна из самых заметных российских выставок, посвящённых фемповестке

 

 

Проект «И — Искусство. Ф — Феминизм. Актуальный словарь» — это выставка, которая проходила осенью 2015 года в Москве при поддержке филиала Фонда Розы Люксембург в Москве. После мы провели несколько презентаций каталога выставки в Казани, Киеве и Екатеринбурге.  

Мы принимали работы художниц и художников с любой политической точкой зрения при условии, что эта художница или художник не делали обесценивающих высказываний в адрес другой дискриминируемой группы. Наша позиция — интерсекциональная, но нам было важно представить самый широкий спектр мнений и стратегий на тему того, как о феминизме говорят художники и художницы языком современного искусства, даже если мы лично не были согласны с этой позицией. 

Нас удивило, что на открытие выставки пришла почти вся тусовка вернисажей, то есть все те люди, которые обычно ходят именно на открытия. Мы даже слышали, как молодые люди говорили, что пришли сюда просто выпить на халяву (хотя вина у нас на открытии было мало, и тут мы их разочаровали). Обычно такая аудитория феминизмом не интересуется.

Мы не считаем, что феминизм и ЛГБТ — две принципиально разные повестки. Однако в современных политических условиях делать публичные мероприятия, связанные с ЛГБТ, трудно для всех организаторов. Тем не менее мы считаем, что нужно искать способы говорить и об этом тоже. Например, в рамках «Словаря» была только одна работа, связанная с ЛГБТ, — перформанс, и он показывался только для закрытой аудитории. Да, это был компромисс, но мы считаем, что это лучше, чем совсем проигнорировать тему сексуальной идентичности и угрожающий уровень гомофобии, подогреваемый государственными СМИ.

 

Фестиваль «8 марта» в Некрасовке

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 5.

Фестиваль в библиотеке им. Н. А. Некрасова, уделяющий большое внимание изменению гендерного порядка и истории праздника 8 марта

 

 

Наш мини-фестиваль в библиотеке проходил впервые. При этом часть нашей команды (Дарья Серенко, Саша Талавер и Элла Россман) участвовала в прошлогоднем открытом горизонтальном фестивале «Возможности, а не букеты», который задействовал библиотечные площадки.

То, что формат празднования получил название «фестиваля», мне кажется данью последним трендам как в московской культурной жизни, так и мировой культурной политике в целом. В пресыщенной событиями Москве, на мой взгляд, всё сложнее привлечь внимание к отдельной лекции или дискуссии. Сообразно масштабу культурной сцены увеличивается масштаб культурных событий; фестиваль из исключительного события, разрывающего повседневную жизнь, превращается в часть рутины, которая формирует городской образ жизни. В Москве же что ни неделя так фестиваль: то музыки, то еды, в марте, логичным образом, — феминизма.

Наше событие выступает скорее пространством представления разных феминистских перспектив, например, если вы посмотрите на участниц ток-шоу и выступающих лекторок, то они представляют как раз очень разные «феминизмы». В рамках фестиваля мы постарались собрать разные форматы: лекцию об антигероинях создательницы портала no-kidding.ru Саши Шадриной, читку легендарной повести Натальи Баранской «Неделя как неделя» с экспертным комментарием историка Иры Ролдугиной о советском гендерном порядке и последующим обсуждением, в завершение программы — ток-шоу «Что мы отмечаем 8 марта?».

Наш фестиваль рассчитан на широкую аудиторию. Как библиотека мы открыты и демократичны. В этом смысле нам повезло, так как помимо аудитории, которую мы собираем в социальных сетях или рассылая пресс-релизы по городским СМИ, к нам всегда приходят наши постоянные читатели, которые находят информацию на сайте или в афише библиотеки. А наши читатели – очень разные люди: ведь мы — центральная городская библиотека. Поэтому и программу мы постарались составить так, чтобы она была интересна людям разных возрастов и разной степени знакомства с повесткой. Например, устроили читку повести о рутине молодой советской женщины, которая, оказалась чем-то близка людям старшего поколения и в то же время открыла пространство для разговора о советском гендерном порядке, а за ним — и современном.

Мы стараемся популяризировать критический взгляд на современный гендерный порядок — что может быть в этом плохого? Другое дело, что популяризация феминистской повестки вовсе не обязательно приводит к упразднению серьёзного разговора о социальном исключении и насилии. Есть много разных способов сделать разговор нескучным, а событие инклюзивным — для этого, на мой взгляд, совсем не обязательно выбрасывать критику.

19 марта у нас в библиотеке пройдёт вики-марафон женской истории, организованный совместно с «Википедией». Идея события заключается в том, что сначала сотрудницей «Википедии» будет проведён мастер-класс, как правильно писать статьи, чтобы они прошли проверку, были привязаны к правильным разделами, имели все нужные гиперссылки и надёжные источники, а после все участницы будут писать собственные статьи о женщинах в истории.

 

 

We-fest

Повестка дня: Кто проводит феминистские фестивали в России. Изображение № 6.

Один из немногих региональных фестивалей (Пермь). Выступает на подчёркнуто мягких позициях и стремится призвать к диалогу местную законодательную власть

 

 

We-fest поддерживает интерсекциональный феминизм, но проект изначально вообще не задумывался как феминистский, и степень погружённости представительниц оргкомитета разная. Не все из нас говорят о себе, используя феминитивы, не все публично позиционируют себя феминистками. Девчонки из команды Центра городской культуры, которые также участвовали в организации и многое сделали для фестиваля, и вовсе всё время подшучивали над «нашим феминизмом».

Мы говорили о трансформации института брака и феминистском искусстве, спорили о женском «тюнинге» и женщинах в политике, смотрели «Как стать стервой» и «Цветок пустыни». Женщины выступили со своими манифестами, по утрам шли практические занятия для родителей. Важным форматом стало общение с лётчицей, женщиной-физиком, женой заключённого, мужчиной, разделяющим феминистские ценности. Также проходили лекции и даже выставка «Дверь в пространство свободы. Несовершенные героини Рудольфа Тюрина». На разных событиях собиралось от десяти до восьмидесяти человек. На 80 % женщины, на 20 % — мужчины. Насколько мы можем судить (в том числе читая результаты опроса), многие из них были продвинутыми по части фемдвижения, но было и немало тех, для кого фестиваль стал первым этапом.

Даже при столь мягком позиционировании самим фактом своего существования мы спровоцировали невиданных масштабов холивар в пермском сегменте фейсбука. Как и положено холивару, никакого конструктива за дискуссиями не было. Были проблемы со спикерами — люди отказывались. Никто, впрочем, не называл в качестве причины специфику фестиваля, ссылались на занятость. Но, думаю, наша идеология сыграла свою роль. Например, никто из депутатов не пришёл на дискуссию о женщинах в политике.

Ещё одной проблемой оказался возрастной ценз. Выставка, проходившая во время фестиваля в Центре городской культуры, была маркирована 18+, то есть даже на вполне безобидных мероприятиях фестиваля не могли присутствовать несовершеннолетние. Между тем нашлись подростки, которые очень хотели попасть и умоляли пустить их со слезами на глазах.

Опыт нашего фестиваля показал, что, скажем, дискуссия по феминизму оказалась практически на 100 % неэффективной, потому что превратилась в крики и не привела ни к компромиссам, ни к подвижкам в политических позициях оппонентов. А публичные лекции с последующим обсуждением дали, как кажется, существенный эффект, и в рамках просветительства они помогают фестивалю достичь своих задач.

Обложка: artjazz – stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.