Views Comments Previous Next Search

ЖизньЖенщины и наука:
Дочь Байрона и звездочёты из Гарварда

Женщины-учёные, совершавшие открытия задолго до того, как научный мир их принял

Женщины и наука:
Дочь Байрона и звездочёты из Гарварда — Жизнь на Wonderzine

Текст: Анастасия Зырянова

Филдсовская премия по математике для Мариам Мирзахани в 2014-м стала сенсацией научного мира. Женщины в большой науке — по-прежнему редкость, престижную математическую медаль Мариам и вовсе получила первой за 78 лет существования награды. Приход женщин в интеллектуальные сферы отложил стандартный социальный набор — например, запоздалое внедрение контрацепции и неприлично долгий для ряда цивилизованных стран запрет на получение женщинами высшего образования.

Женщины и наука:
Дочь Байрона и звездочёты из Гарварда. Изображение № 1.

Чего стоит история легендарного Принстона: девушки получили право на поступление в университет лишь в 1970-х. Хакер времён Второй мировой войны Джоан Кларк (вместе с Аланом Тьюрингом взломала немецкую систему шифрования «Энигма») значилась в группе коллег-математиков секретаршей. Она хоть и училась в Кембридже, так и не смогла получить диплом математика — британские университеты до 1948 года просто не выдавали их женщинам. Россиянок пустили в науку советским декретом от 1918 года, разрешив им учиться наравне с мужчинами. Ввели даже временные квоты для студенток, впрочем, дело двигалось медленно, так что самым амбициозным оставалось лишь мечтать о пути знаменитой Софьи Ковалевской – чтобы сделать научную карьеру, ей пришлось эмигрировать в Европу. 

Что уж говорить о тех из женщин, кто занимался наукой до эмансипированного XX века. Хотя женские имена в науке встречаются еще с античных времён (взять хотя бы Гипатию Александрийскую), мы почти ничего не знаем ни об учёных-гувернантках, ни о тех, кто получал официальное жалование за работу в лабораториях. Пытаемся восполнить пробел — хотя бы для того, чтобы понимать, почему на банкноте в 10 фунтов в этом году появится Мэри Сомервилль.

 

Звездочёты из Гарварда

В декабре 2016 года американская писательница Дэйва Соубел выпустила книгу о группе блестящих астрономов, которая работала в Гарвардской обсерватории в XIX веке — ей наука обязана уникальными данными о звёздном небе. Эту команду специалистов называли «Гарвардскими вычислителями» («Harvard computers») — и все они были женщинами. С помощью фотопластин команда учёных изучала движение, температуру звёзд и расстояние между ними; их классификацией, в частности, прославилась одна из участниц группы Энни Джамп Кэннон (её систему используют до сих пор). Её коллега Генриетта Ливитт разработала способ измерения космических расстояний с опорой на циклические изменения переменных звёзд. Работали «Гарвардские вычислители» шесть дней в неделю, им платили 25 центов в час.

Команда образовалась в 1877 году: тогда Эдварду Пикерингу, главе Гарвардской обсерватории, были необходимы лишние руки, и он решил восполнить кадровую нехватку с помощью жён, сестёр и дочерей работавших на него астрономов. Оказалось, женщины уже давно приобрели нужные навыки, помогая родным. Впоследствии рабочая группа пополнялась уже дипломированными специалистами.

Среди женщин-астрономов XIX века были и буквальные звёзды — те, кому удалось оставить в истории собственное имя: в честь Марии Митчелл, её считают первым профессиональным астрономом среди американок, назвали комету, которую она открыла в 1847 году — Miss Mitchell’s comet. За это она получила медаль от датского короля Фредерика VI, а её жизнь резко переменилась. В 1848 году Митчелл приняли в Американскую академию наук и искусств, и в своём дневнике она не без торжества писала о том, что «двери роскошных особняков», которые раньше ей были недоступны, теперь вдруг распахнулись.

Первой среди учёных-британок, кому платили за научную работу, была Каролина Гершель. Поначалу она училась пению, но в итоге попала в науку — под влиянием своего брата Уильяма, который ушёл из музыки в астрономию. Как и «Гарвардские вычислители», она начала научную карьеру с ассистирования ему. В 1781 году брат Каролины открыл планету Уран и был назначен личным астрономом британской короны. Сама же Гершель стала первой женщиной, чью научную статью опубликовало Лондонское королевское общество. Она открыла в общем счёте восемь комет, и ей была присуждена золотая медаль Королевского астрономического общества.

 

Женщины и наука:
Дочь Байрона и звездочёты из Гарварда. Изображение № 2.

Женщины и наука:
Дочь Байрона и звездочёты из Гарварда. Изображение № 3.

Девушка с банкноты

Вернёмся к шотландке Мэри Сомервилль. Ещё подростком она была поглощена математикой. Выйдя замуж за русского военного, Сомервилль оставила увлечение наукой, зато после его внезапной смерти, вернулась в Шотландию, а вместе с тем и в науку, и в местный круг интеллектуалов. В её окружении были, например, сэр Вальтер Скотт и изобретатель Чарльз Бэббидж — последний даже посещал научный кружок Соммервилль. Считается, что её работы повлияли на физика Джеймса Максвелла, более того — будто бы именно размышления Мэри о наличии ещё одной планеты после Урана подтолкнули Джона Адамса к предсказанию Нептуна.

О том, как слава Сомервилль вышла за пределы Великобритании, есть даже исторический анекдот. Французский математик Пьер-Симон Лаплас, чьи работы она переводила на английский, однажды признался ей: «Только три женщины меня когда-либо по-настоящему понимали. Это вы, миссис Сомервилль, Каролина Гершель и миссис Григ, о которой я ничего не знаю». На самом деле Сомервилль и была той самой неизвестной миссис Григ — по фамилии от первого мужа (этого Лаплас действительно не знал).

В честь Сомервилль назван один из колледжей в Оксфорде — среди его выпускниц, к слову, значатся бывшие премьер-министры Великобритании Маргарет Тэтчер и Индии Индира Ганди. В 2017 году Сомервилль станет первой женщиной, чьё изображение будет размещено на банкноте 10 фунтов стерлингов — её кандидатура была выбрана народным голосованием из почти 130 претендентов.

 

Первая программистка

Другая соратница Бэббиджа — Ада Лавлейс — считается первой в мире программисткой. Ещё в детстве она начала увлекаться математикой и уже в 13 лет написала небольшую книгу о технике полёта («Flyology»), исследованием которого она активно занималась. В 17 лет на одном из светских вечеров Ада познакомилась с Чарльзом Бэббиджем, он стал ей не только другом, но и наставником в науке. Впоследствии Лавлейс стала автором толкования работы вычислительной машины Бэббиджа. Мало кто знает, что Лавлейс была дочерью английского поэта, лорда Байрона. Мать Ады, Леди Байрон, увезла дочь подальше от отца, когда девочке был всего месяц. Байрон умер, когда Лавлейс не было и десяти.

Изобретательница вентилятора

Среди женщин-учёных в XIX веке были не только астрономы, математики и физики, но и изобретатели и даже электрики. Ещё одна британка — инженер и математик Герта Айртон — запатентовала 26 изобретений, среди которых, например, вентилятор. Причём партию таких вентиляторов закупила британская армия, чтобы обезопасить себя от ядовитых паров на полях Первой мировой войны. Айртон придумала ещё инструмент для разделения линии на равные части, который вошёл в обиход у художников и архитекторов.

Помимо всего прочего, Айртон занималась вопросом мерцания и шипения дуговых ламп, которые в её время широко использовались в уличном освещении. За экспериментальное изучение электрической дуги в 1906 году Айртон получила от Лондонского королевского общества медаль Хьюза (она была первой женщиной, удостоившейся этой награды).

Список далеко не полный, а всего лишь ознакомительный. Как иронично замечала одна из гарвардских вычислительниц, «женщины всегда были в прошлом, хоть и не были частью истории».   

 

фотографии: Wikimedia Commons (1, 2, 3)

 

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.