Views Comments Previous Next Search

ЖизньУчастники #роспорнобзор о запрете порно и разговорах про секс

Люди смотрят и в подробностях пересказывают порноролики, выступая против блокировки Pornhub

В ответ на блокировку Роскомнадзором двух популярных порноресурсов YouPorn и Pornhub в русскоязычном фейсбуке запустился флешмоб #роспорнобзор. Инициаторами акции стали диджитал-директор Esquire Russia и бывший главред журнала «Афиша» Даниил Трабун, а также Данияр Шекебаев, Тарлан Абдуллаев и журналист Михаил Левин. Они первыми выложили видео, в которых смотрят порно и пересказывают происходящее в кадре, призывая других пользователей выразить своей протест таким же способом.

«На государственном уровне насаждается ханжеская стерильная и консервативная позиция, которая при этом никак не объясняется — дискуссии нет. Эта нездоровая двойственность выражается и в отсутствии нейтрального лексикона, которым мы про секс можем говорить. Поэтому мы придумали #роспорнобзор, — написал Трабун, предложив друзьям «потренировать собственную открытость» и выступить против ханжества, выбрав порноролик и пересказав его во всех подробностях на камеру. — Как вы понимаете, разблокировать нужно в первую очередь себя».

Важная тема, которую поднимает акция #роспорнобзор, — отсутствие в современном русском языке нейтральных слов, которыми можно описывать половые органы и сам секс. Кроме лексического бессилия, участники акции сталкиваются с неловкостью и отсутствием привычки говорить о сексе в принципе, свойственным для нашей культуры. «В идее #роспорнобзор мне больше всего нравится попытка поиска языка говорения о сексе как описания практики. Думаю, что я оказался как никогда близок к нахождению темы для эссе по этнометодологии», — написал один из участников флешмоба Макс Любавин.

Некоторые участники акции отмечают, что порно как явление проблематично, однако считают #роспорнобзор хорошим способом отреагировать на нелогичные действия Роскомнадзора. «Индустрия порно достаточно неоднозначна, и это тема для многочасовых разговоров, но есть и положительные моменты, — отмечает Артём Макарский. — Многие пары смотрят порно вместе, в Японии распространение самых разнообразных фетишей помогло снизить число изнасилований, порно с успехом может быть темой для минутного разговора на вечеринке, и так далее». 

Другие пользователи критикуют инициаторов акции за приравнивание секса к порно: «Не очень понимаю, почему пересказ порнороликов с тегом #роспорнобзор аннотируется как разговор о сексе, если это разговор о порнографии», — рассуждает секс-блогер Татьяна Никонова. Мы расспросили участников акции о целях #роспорнобзор, сложностях, с которыми они столкнулись при записи роликов, и том, почему так непросто говорить о сексе.

Михаил Левин

журналист

Мне не кажется, что есть статичная цель, которой мы добиваемся. Процесс важнее. Мы просто обсуждали с ребятами блокировку в России двух довольно плохих, но популярных хостингов с порнографией и подумали, что будет смешно в знак протеста как-то попытаться её освободить. В итоге решили комментировать случайные ролики и выкладывать их в фейсбук. Таким образом социальные сети окончательно превращаются в порнохостинг, которым в определённом смысле они и так давно являются. Параллельно это могло бы стать упражнением в поиске языка для описания секса, который, как принято считать, у нас плохо развит.

Что-то искреннее и откровенное для меня в этой затее начало проявляться уже после того, как я записал свое видео. Например, я выбрал максимально абсурдное про групповой секс с птеродактилями. Его откомментировать было легко, потому что он совершенно не возбуждает. Да и выложить в фейсбук тоже не сложно.

Теперь я думаю, что интереснее было бы выбрать порнографию, которая имела бы для меня какую-то эмоциональную ценность. Скажем, там показывался бы неоднозначный фетиш, о котором я люблю и немного стесняюсь фантазировать. Так протест против блокировки для меня вылился в размышления о собственных блоках. Это клёво.

Лиза Волохова

менеджер магазина комиксов

Ролик выложила я, но в видео — моя подруга. Она пришла в гости, я попросила её записаться, потому что точно знала, что у неё получится смешнее и лучше, чем у меня. Подруга с удовольствием записалась, но попросила её не отмечать. И не из-за рабочих контактов в фейсбуке, а только из-за младшей сестры, которой сложно объяснить суть акции.

Самым сложным оказалось то, что о сексе говорить не то что сложно, а иногда просто непонятно, в какой момент нужно серьёзно, а в какой — смешно. Окружающие отнеслись к ролику в основном с восторгом, много смеялись и сейчас сами записывают видео (в том числе те, от кого я никак этого не ожидала). Как раз в этом, кажется, и есть победа: очень здорово одновременно высмеять очередную ветряную мельницу и проверить свои soft limits. А кто-то наверняка проверяет и hard limits.

Индустрия порно, естественно, неоднозначна, но мы не говорим сейчас о ситуации, в которой есть возможность взять и запретить её всю в мире, чтобы никто не был обижен. Что касается цели акции, мы применили принцип карикатуристов: чтобы решить проблему, нужно её для начала высмеять — это как раз то, как выглядит весь флешмоб. У каждого участника есть миллион своих причин для записи: возможно, кто-то вообще всю жизнь мечтал пересказывать порно и делать всех счастливее. А для кого-то это просто интересно — попробовать то, что ты никогда не делал. Случайное знание вкупе с игрой — наше всё. Ну и самые смешные бонусы акции — теперь есть довольно много людей, которые могут сказать, что их сдружило порно.

Артём Макарский

журналист 

Мне кажется, каждый из нас добивается разных целей: изначально главной из них было обращение к новостному поводу, блокировке Pornhub. Постепенно появились новые уровни, для каждого свои: кому-то не очень важен был процесс осмысления ханженства, кому-то был важен процесс поиска языка. Для меня, наверно, язык в качестве второй цели был важнее всего — мне всё время казалось, что говорить о сексе на русском выходит немного нелепо. Не так давно я расслабился и понял, что слова вроде «киска» смешные, но это не повод их не использовать — для этого просто достаточно сделать попытку разговора об этом, пусть даже просто с одним человеком. Общение — это ключ ко всему. Такое «неожиданное» для меня открытие совпало с предложением записать видео. Довольно удачно!

Хотя, когда Миша спросил у меня в самом начале, есть ли мои родители на фейсбуке (моя мама читает «Медузу», но мне не будет стыдно, если она это увидит), самое сложное на самом деле — это найти видео. Вообще-то я пытался найти впечатлившее меня в своё время видео «Asian Blowjob», но это ещё хуже поиска иголки в стоге сена. В какой-то момент на пятнадцатой странице я нашёл видео, которое я пересказал. Оно привлекло меня именно с точки зрения языка. Мы договорились, что заголовком нашего видео будет перевод названия порно на русский — и мой ролик вообще ничего под собой не имел в виду, «тёмное мясо» (ну и фразочка) может быть чем угодно, хоть и подразумевает под собой сексуальные коннотации. Не могу сказать, что участвовать было страшно, было скорее интересно — но что-то обо мне может говорить тот факт, что залил я вторую версию видео, потому что в первой говорил так тихо, что даже при повышении громкости на максимум не было ничего слышно.

Я не люблю порно. Большая часть того, что можно найти на Pornhub или других хостингах, мне кажется дико скучной и к настоящему сексу практически не имеет никакого отношения — в общем-то, по моему видео заметно, что я вижу в порно что-то абсурдное и этот абсурд пытаюсь показать. У нас вышел скорее разговор о сексе методами работы с порно. Разговор о порно должен быть другим — это разговор о насилии, необходимости и его вреде/пользе. Без требований запретить, а с человеческим обсуждением. Мне кажется очень важным, что негативные отклики представлены лишь фразами вроде «Ну это глупо» или «Теперь и вас закроют» с «Порно не моя тема». За запрет на порно не высказывается никто. Это было важно понять, это хорошее начало.

Фотография: F-shipping

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.