Views Comments Previous Next Search

ЖизньВыборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть

Как обстоят дела в разных партиях и с чем приходится сталкиваться кандидаткам

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть — Жизнь на Wonderzine

Текст: Лера Швец

О женщинах в политике всегда говорили как об исключении из правил, если не как о диковинке — это видно и на примере предстоящих президентских выборов в США. Хиллари Клинтон в своей предвыборной кампании очень охотно использует гендерный фактор, чем, вполне возможно, пытается привлечь определённый электорат. Кто-то Клинтон за это поддерживает, а кто-то, наоборот, критикует: мол, хватит быть популистом, просто оттого, что президент — женщина, лучшим президентом она не будет. В России тема женщин-политиков ещё не достигла уровня дискуссий о президентском кресле, а топчется где-то между спортсменок, комсомолок и просто красавиц, иногда делая передышки на обсуждение причёски Валентины Петренко. Женщин в политике в России в разы меньше, чем мужчин, а редким представительницам часто приходится отстаивать своё право быть конкурентными политиками, а не декоративными объектами. 

Кандидатами на выборах в Государственную думу 18 сентября 2016 выступает чуть более тысячи женщин, что составляет 23 % от общего числа кандидатов. Среди них общественные деятельницы, юристки, предпринимательницы, молодые активистки, учительницы сельских школ, пенсионерки, две работницы Воронежской атомной электростанции и первая женщина в космосе, Валентина Терешкова. Средний возраст всех женщин-кандидатов при этом составляет 44 года, что указывает на высокую вовлечённость молодёжи в политику, несмотря на распространённое мнение о всеобщей апатии поколения миллениалов. Мы поговорили с некоторыми из молодых женщин-кандидатов на предстоящих выборах и постарались разобраться, может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть.

Мест нет

Политолог Татьяна Становая считает, что в современной политической ситуации в России женщины выполняют определённую функцию, но при этом не являются в полном смысле политически самостоятельными: «Мы знаем примеры ярких, сильных и успешных женщин, такие как Валентина Матвиенко, Ольга Голодец или Эльвира Набиуллина. Но их функции скорее аппаратные, партийные или хозяйственные. Все эти женщины — хорошие исполнители и лоббисты. Но для самостоятельных и ярких, именно в политическом плане, женщин в российской политике остаётся не так много места. Причина тому — консерватизм общества. Нет специальных искусственных препятствий для женщины в политике, но в силу объективных причин мужчины занимают в политике больше места. А в традиционных обществах и жёстких режимах это ещё более выражено».

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 1.

 

↑ Юлия Юзик, кандидат от партии ПАРНАС по Южному одномандатному округу

 

 

Пока власть обслуживают женщины-хозяйственники, а похмельная после летнего ремонта Москва сидит на стометровой лавке Нового Арбата с пакетом Яровой на голове и пытается настроиться на выборы, в сёлах Дагестана, отрезанных друг от друга бездорожьем и горными перевалами, развернулась настоящая предвыборная кампания. Юлия Юзик, кандидат от партии ПАРНАС по Южному одномандатному округу, гуляет по рынку Хасавюрта в футболке со своим плакатом и раздаёт календари с контактами своей приёмной, а в удалённом селении Хунзахского района динамики мечети оповещают о её скорой встрече с избирателями.

Юлия Юзик выступает кандидатом в республике, где не было новых лиц с 90-х годов и над всем возвышается культ силы и клановости. Когда она начала ездить по горным селениям и встречаться с будущими избирателями, люди признавались ей, что она первый политик, которого они видят вживую и с которым разговаривают на равных. Но, чтобы ей дали работать с избирателями, Юлия выстраивала диалог с властью на протяжении нескольких месяцев: «Вначале на нас вообще никто не обращал внимания и не воспринимал всерьёз. В итоге глава республики, Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, встретился со мной и сказал, чтобы я обращалась к нему, если у меня будут какие-то проблемы, и пообещал, что мешать мне никто не будет. После этого с главами районов мне стало договариваться проще».

Юлия первый раз попала на Кавказ в 2001 году, когда приехала в Чечню работать военным репортёром. Позже она написала две книги, связанные с регионом, «Невесты Аллаха» и «Бесланский словарь». Юлия признаётся, что республику Дагестан для своей деятельности выбрала намеренно, потому что всегда хотела работать именно на Кавказе: «Мне предлагали идти от Москвы и не рассматривать вариант Дагестана, потому что на Кавказе всегда на 146 % побеждает „Единая Россия“. Говорили, что это план, обречённый изначально на провал. Но я решила попробовать свои силы. Если закрыть глаза сейчас на коррупцию и клановость, Дагестан — это регион с большими перспективами, его можно вывести на уровень самоокупаемости и сделать из него образец».

По её словам, избиратели принимают её тепло: «Когда ты говоришь, что у тебя книга, переведённая на 11 языков мира, люди это не воспринимают. В консервативном обществе такие высказывания расцениваются просто как хвастовство. Я это очень быстро поняла и теперь выстраиваю диалог иначе. Люди часто считают, что я моложе, и это вызывает у них недоверие. Поэтому я всегда начинаю со слов: „Здравствуйте, мне 35 лет, — они сразу смотрят на меня другими глазами. И потом я всех убиваю наповал и говорю: — Я мама четверых детей“. Все на этом моменте начинают аплодировать. Это выглядит очень смешно. Но для них этот факт определяющий, который заслуживает доверия и уважения».

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 2.

 

↑ Мария Епифанова, кандидат от партии «Яблоко» по Рязанскому одномандатному округу № 156

 

 

«В начале кампании я пыталась апеллировать к мужской аудитории, потому что мне так посоветовали наши московские консультанты. Но я сама потом быстро поняла, что в своей избирательной кампании мне лучше обращаться к женщинам. К примеру, на моей недавней встрече из 400 человек почти больше половины были женщины. В конце встреч я обычно говорю: „Я вас очень прошу поддержать меня. Из всех кандидатов в Государственную думу от Республики Дагестан я единственная женщина. Вы должны понимать, насколько это тяжело в мужском мире — пытаться пробиться и быть услышанной“. Моя помощница, аварка по национальности, когда я выступаю, слышит, как женщины между собой переговариваются: „Мы будем за неё, потому что только женщина может понять женщину“».

Гендерная фракция и «Женское крыло»

Тема женской солидарности, к которой апеллирует в общении с избирателями как Юлия Юзик в Дагестане, так и Хиллари Клинтон где-то в Калифорнии, далеко не чужда женщинам-политикам в России. Быть может, тому причиной наша всеобщая крепкая любовь к празднику 8 Марта и отголоски солидарности трудящихся женщин в борьбе за равные права.

Как отмечает политолог Екатерина Шульман, «„всех женщин“ как политического актора не существует» и «феминистское движение, говоря об общем женском интересе и общей женской политической повестке, оперирует в некотором роде ложным множеством». Но при этом до сих пор, когда дело заходит о политике, у женщин часто появляется потребность объединиться в фракцию, комиссию или совет. И в российской политике это видно на примере как левоцентристской, так и правоцентристской партии, партии «Яблоко» и Партии роста соответственно.

Мария Епифанова, кандидат от партии «Яблоко» по Рязанскому одномандатному округу № 156, считает, что именно партия «Яблоко» выступает ярким примером того, что место женщине в политике в России есть: «Мы единственная крупная партия в России, во главе которой стоит женщина, Эмилия Слабунова. У нас сильная гендерная фракция, и только у нашей партии есть раздел в предвыборной программе, посвящённый гендерному равенству. Я надеюсь, что женщин-политиков в России будет больше и мужчины нас в этом поддержат. А что касается разговоров о том, кто профессиональнее или умнее, всё зависит от конкретного человека и от его способностей».

Упорству 29-летней кандидатки в депутаты Марии Епифановой можно только позавидовать. Ведь свою предвыборную кампанию она, по сути, ведёт практически в одиночку: «Я начинающий кандидат, поэтому многое я делаю своими силами и силами своих родственников и друзей. То есть я в одном лице и кандидат, и агитатор, и пиарщик. Свои листовки, к примеру, я сама перевозила в чемодане на электричке и потом сама же раздавала их людям на улицах Рязани и в области. Просто подходила к избирателям на улице и знакомилась. Люди реагировали по-разному. В целом настрой был позитивный, не было ни одного негативного комментария по поводу моего возраста или пола. Многих привлекало то, что с ними общается сам кандидат, а не его агитатор. Было несколько комментариев: мол, что ты можешь сделать одна. На это я отвечала, что, конечно, один кандидат в поле не воин, будет лучше, если в Госдуме появится целая демократическая фракция партии „Яблоко“, но я иду в Госдуму лоббировать интересы жителей Рязанской области. Многие люди радовались: „Наконец-то молодая. Как мы устали от одних и тех же лиц, которые у нас в парламенте двадцать лет“».

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 3.

 

↑ Татьяна Минеева, кандидат по Кунцевскому одномандатному округу Москвы

 

 

Другая партия с сильной женской повесткой — Партия роста. Татьяна Минеева, кандидат по Кунцевскому одномандатному округу Москвы, возглавляет «Женское крыло» партии и занимается вопросами развития женского и семейного предпринимательства. «В „Женское крыло“ Партии роста я пригласила всех своих знакомых женщин-предпринимателей. Они не все стали членами партии, но просто сторонниками. Это те женщины, которые увидели в Партии роста ту площадку, которая ускорит процесс реализации их проекта и содействует принятию законов, необходимых по определённым социальным направлениям. У нас уже разработаны законопроект и несколько поправок в существующее законодательство. К примеру, о введении понятий „семьи“ и „семейного бизнеса“ в Гражданский кодекс и соответствующем изменении трудового законодательства. У нас есть пример матери семерых сыновей. Она открыла кафе просто для того, чтобы прокормить свою семью, из-за того, что её никуда не берут на работу. Её наказывают и штрафуют из-за того, что её дети помогают ей в этом бизнесе».

На вопрос о том, может ли быть у женщины реальная власть, а не декоративная функция, Татьяна объясняет, что молодым женщинам в российской политике приходится обращать внимание на свою подачу: «По себе могу сказать, что мне часто говорят: „Куда ты такая молодая в политику собралась?“ Потом я начинаю рассказывать про свой опыт, про то, что я кандидат экономических наук, показываю программу работы, и люди уже меняют своё представление». За своей подачей Татьяна следит действительно внимательно. Она ведёт активную предвыборную кампанию онлайн, а в своём видеоблоге открыто рассказывает о буднях кандидата. «Женщины на федеральном уровне и в Москве представлены хорошо. Это сейчас очень в тренде, — продолжает Татьяна. — Но в Думе женщин очень мало. Чем женщины отличаются от мужчин: мы не упустим ни одной мелочи, сырое блюдо на стол не поставим. Что касается всех аспектов, отвечающих за качество жизни, женщины в этом разбираются лучше. Потому что мы знаем, какой длины очереди в наших поликлиниках или как сложно устроить ребёнка в детский сад. Залог счастья любой семьи в гармонии между мужчиной и женщиной. Так и в Государственной думе должны быть женщины, чтобы обеспечить её успешную работу».

Женщина как способ быть в тренде

Согласно мнению политолога Татьяны Становой, роль женщины-политика в России неоднородна и меняется в зависимости от партии: «Женщины в России остаются неким сопровождением политической партии или властной структуры. Сейчас это только усиливается. Мы видим, что особенно активно женскую тему обыгрывает власть: некие дамы становятся символом оборонительной и консервативной политики Путина. Например, прокурор Республики Крым Наталья Поклонская или официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Но такую востребованность женщин можно связать скорее с имиджевым кокетством власти, где реальное влияние всё равно по большей степени закреплено за мужской половиной». 

Татьяна Становая считает, что в России сейчас существует определённая мода на ярких женщин-политиков: каждая структура подстраивается под это по-своему, но в целом эта мода в случае России говорит о вымывании реальной политики. Действительно, целый ряд партий, идущих на выборы, показывает космические результаты в сфере гендерного равенства. К примеру, согласно нашим подсчётам, Российская партия пенсионеров за справедливость занимает второе место по соотношению мужчин и женщин-кандидатов — 68 % и 32 % соответственно. В России ведь много активных пенсионерок — сразу напрашивается мысль, — и лавки у каждого подъезда это наглядно доказывают. Но средний возраст говорит об обратном: он на целых пять лет ниже пенсионного, а четверти кандидаток ещё не исполнилось и 35 лет. Первое же место занимает партия «Гражданская сила». Здесь соотношение мужчин и женщин рекордное — 55 % и 45 %. При этом средний возраст женщин — 28 лет. Но онлайн-активность партии не говорит ни о её молодости, ни о прогрессивности. На сайте нет контактов пресс-службы, а профайлы женщин-кандидатов по одномандатным округам либо отсутствуют, либо пестрят разнообразием кошек и селфи.

«Это связано с мёртвой политикой, — объясняет Становая. — Многие партии — это проекты, выполняющие определённую функцию. Соответственно, те, кто включены в кандидатский список, играют инструментальную роль. В таком виде женщина становится лишь модным атрибутом, позволяющим подчеркнуть прогрессивность партии. Это абсолютно формальный технологический подход: набить список фамилиями, исходя из гендерного и возрастного фактора, при этом совершенно не заботясь о политическом содержании».

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 4.

 

↑ Наталия Елисеева, кандидат-одномандатник от «Гражданской силы»

 

 

По словам Наталии Елисеевой, одного из самых молодых кандидатов-одномандатников от «Гражданской силы», причина кроется в другом, а именно в непонимании кандидатами силы социальных сетей: «Я говорила лидеру партии, что если команда хочет серьёзно развивать партию, то им надо будет менять вообще всё, от логотипа и сайта до структуры партии. Что касается самих кандидатов, к сожалению, до сих пор есть люди, которые недооценивают силу социальных сетей. Они работают офлайн и при этом полностью забывают об онлайн-активности. Это, к сожалению, чревато». Сама Наталия пока официально не состоит в партии и представляется избирателям как отдельная единица: «У меня были предложения от разных партий. Я выбрала именно „Гражданскую силу“, потому что партия позиционирует себя как партия молодых, активных и социально разносторонних людей. Хотя у нас есть разногласия по программе. Сама партия, к примеру, более либеральной направленности и поощряет неоднозначные прослойки общества, к примеру несистемную оппозицию. Я это не поддерживаю. Но лидер „Гражданской силы“ поддержал мою позицию, так как партия развивается и ей нужны яркие молодые представители». 

Наталия занимается политикой с 18 лет, с момента поступления в университет по направлению «политология». Сегодня ей 23 года, она пишет аспирантскую диссертацию и выступает кандидатом по Кунцевскому одномандатному округу в Москве. В своей избирательной программе Наталия делает упор на образование. Она предлагает развивать среднее техническое и среднее профессиональное образование, что поможет людям раньше выходить на рынок труда. На вопрос о том, есть ли место женщине в политике в России, Наталия отвечает, что всё зависит от человека: «Я неоднократно слышала мнение, что нужно увеличить количество женщин в политике. Но далеко не все женщины, которые идут в политику сейчас, действительно в ней разбираются и имеют серьёзные политические намерения. Для некоторых женщин это лишь „тусовка“. И вообще лучше, если бы они туда не шли. Но если женщина считает, что у неё есть шанс, то, конечно, она пройдёт, либо, по крайней мере, её заметят. Никто палки в колёса вставлять не будет».

Спортсменки, красавицы и мужчины-политики

Анализ кандидатских списков партий показывает, что наименьший процент женщин от общего числа кандидатов у ЛДПР — всего 13 %. На вопрос о том, не расстраивает ли её, что в её партии женщины представлены хуже всего, 27-летняя Екатерина Федотова, кандидат в Челябинском одномандатном избирательном округе № 189, отвечает отрицательно. «В нашем штабе партии среди активистов только три девушки. Но нас это не расстраивает. Мы не стремимся к полному матриархату», — спокойно отвечает она. В партию Екатерина пришла три года назад. До работы в ЛДПР, где сегодня она возглавляет общественную приёмную, Екатерина была врачом в санэпидемстанции и параллельно — председателем местного профсоюза. В политику она решила пойти после начала оптимизации здравоохранения и последовавших за этим массовых сокращений. Тогда она разочаровалась в силе бюджетных структур и профсоюзов и решила, что оказывать реальную помощь людям ей будет проще в политике: «Меня все спрашивают, почему я выбрала ЛДПР. Я всегда честно отвечаю, что из-за Жириновского. Сторонние люди просто не понимают достаточно хорошо, что это за человек и насколько он талантливый политик».

Один из проектов Екатерины — завод по переработке и утилизации твёрдых бытовых отходов: «В Челябинске городская свалка находится в самом центре города. Чтобы переехать из одного конца города в другой, надо проехать мимо 11 тысяч тонн мусора. У нас нет утилизации отходов, идёт просто их складирование, и вот уже много лет эта проблема не решается. Я же предлагаю на этой свалке зарабатывать деньги для города и региона. Количество отходов каждый день растёт, а количество нефти и газа сокращается, и твёрдые бытовые отходы могут стать альтернативным источником энергии. Интереса к моему проекту в области мало. Реализовать его сама я, к сожалению, не могу, потому что у меня нет достаточно ресурсов. Я была бы даже рада, если бы мою идею украли, только бы этот проект свершился». 

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 5.

 

↑ Екатерина Федотова, кандидат в Челябинском одномандатном избирательном округе № 189

 

 

Местные СМИ в снисходительной форме называют Екатерину спортсменкой и красавицей, соревнующейся с кандидатами-мужчинами, а в интервью с ней поднимают только вопросы о личности Жириновского и практически не интересуются её предвыборной программой. Екатерина на это особо не реагирует: «Я стараюсь не спорить ни с кем, а, наоборот, доказать делом, что люди бывают разные. Я сейчас активно хожу на дебаты, и я всегда в окружении только мужчин. Изначально были усмешки, но когда речь дошла до дела, на какие-то колкие вопросы не все из кандидатов смогли ответить. Я тогда сказала, что вот, все надо мной смеялись, зато я, молодая девушка, точно могу за каждое своё слово поставить печать».

«Место женщине в политике было, есть и будет есть»,

— отвечает Мария Баронова, независимый кандидат по Центральному избирательному одномандатному округу № 208 города Москвы, на вопрос о том, есть ли женщине место в политике в России. «Потому что политика — это искусство управления обществом. Обществом управляют люди, и женщина — это человек», — объясняет Мария. Она, как и Юлия Юзик, стала кандидатом на предстоящих выборах благодаря проекту Михаила Ходорковского «Открытые выборы». Но, в отличие от Юлии Юзик, которую поддержала партия ПАРНАС и помогла зарегистрироваться в обход бюрократии, Марии Бароновой для регистрации своей кандидатуры пришлось собирать подписи жителей ЦАО Москвы: «Это самый несобираемый и очень тяжёлый округ. Люди боятся участвовать в подписях, поэтому некоторые говорили: „Я приду, за неё проголосую, но свои паспортные данные оставлять не буду“. В итоге мы разослали по всем почтовым ящикам Центрального избирательного округа копию моего паспорта. Этим я сказала избирателям: „Я показала вам свой паспорт, не бойтесь показать сборщикам ваш. Паспорт — это не вы, это только документ. Без вас с этим документом можно мало что сделать“. После этого люди стали охотнее показывать паспорт и оставлять свою подпись». 

В Думе Мария планирует заниматься уголовным, гражданским и арбитражным законодательством: «У нас есть явные проблемы с законодательством и вообще с законотворческой деятельностью. В предыдущие пять лет было принято много законов репрессивного характера. Я планирую добиваться отмены этих законов и декриминализации массы статей Уголовного кодекса. Я также хочу заниматься вопросами доступности современных лекарств и распространения сильнодействующих обезболивающих для тяжелобольных людей. Также необходимо бороться с распространением ВИЧ-инфекции, проводить пропаганду профилактики ВИЧ-инфекции не с помощью молитв, а с помощью барьерных средств контрацепции и регулярной проверки».

 

Выборы-2016: Может ли у женщин-политиков в России быть реальная власть. Изображение № 6.

 

↑ Мария Баронова, независимый кандидат по Центральному избирательному одномандатному округу № 208 города Москвы

 

 

Пример Марии Бароновой важен для всей этой кандидатской истории не по гендерной причине, а просто потому, что он показывает возможность политика собрать подписи за сжатые сроки в самом несобираемом округе в летнее время отпусков. И даёт некую надежду на развитие гражданского общества в России. «Зрелое гражданское общество, развитая правозащитная тематика, существование реальной оппозиции — если все эти институты будут постепенно развиваться, Россия будет двигаться в сторону того, что женщины будут получать больше шансов на самореализацию в политике, — считает Татьяна Становая. — Но Россия — страна очень неоднородная, поэтому двигаться в прогрессивном направлении ей сложнее. Процесс этот будет идти очень медленно, не думаю, что мы увидим результат в скором времени».

Несмотря на то что прогноз политолога не заставляет надеяться на скорые перемены, он хотя бы очерчивает маршрут, которому стоит следовать. Тем более что примеры политиков, способных расшатать людей и разбудить в них желание побыть на время активными гражданами, уже появляются. Это вселяет веру в то, что в будущем в России будет ещё больше возможностей для самореализации политиков. Как мужчин, так и женщин.

Фотографии: Юлия Юзик, Maria Epifanova/Facebook, Наталия Елисеева, Екатерина Федотова, Tatiana Mineeva/Facebook, openrussia.org

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.