Views Comments Previous Next Search

ЖизньПочему равноправное родительство
так важно, но так непросто даётся

Как вышло, что отцов по-прежнему считают «второстепенными» родителями

Почему равноправное родительство 
так важно, но так непросто даётся — Жизнь на Wonderzine

Текст: Вика Боярская

В основе любви между родителями и детьми лежит эмоциональная вовлечённость. При этом механизм её возникновения у матерей и отцов отличается. Мать, как правило, начинает чувствовать эмоциональную связь с ребёнком ещё на этапе беременности: это происходит скорее автоматически, под действием гормонов и инстинктов, чем осознанно. В результате в большинстве случаев к моменту появления ребёнка на свет мать уже испытывает к нему сильную привязанность, а мощнейший гормональный взрыв, происходящий во время и сразу после родов, только усиливает её (конечно, бывает и иначе, но это тема для отдельной большой статьи). Отцу же необходимо проводить с ребёнком время, чтобы заработал природный механизм эмоциональной вовлечённости. 

Почему равноправное родительство 
так важно, но так непросто даётся. Изображение № 1.

 

Безусловную любовь к потомству, как и желание заботиться о своём постоянном партнёре, вызывает окситоцин — «гормон долгих отношений», нежности и привязанности. Уровень окситоцина у матери резко возрастает ещё в процессе родов, а уровень окситоцина у отца прямо пропорционален количеству времени, проведённому вместе с ребёнком. В традиционной модели родительства мать, у которой сразу после родов очень высокий уровень окситоцина, берёт на себя все обязательства по уходу за ребёнком, а отец, чей уровень окситоцина существенно ниже, концентрируется на взаимодействии с внешним миром, контактируя с ребёнком если не минимально, то однозначно гораздо меньше матери. Но для того, чтобы у отца вырос уровень окситоцина, а значит, и сила привязанности, ему необходимо проводить рядом с ребёнком и его матерью как можно больше времени.

В большинстве же случаев общение работающих отцов с детьми ограничено короткими встречами утром и вечером в будние дни и двумя выходными в неделю — в результате привязанность растёт и укрепляется гораздо медленнее, чем могла бы, если бы у отца была возможность уйти в отпуск по уходу за ребёнком и заботиться о нём с первых дней жизни наравне с матерью. К тому же взаимодействие с младенцем — это навык, приходящий с опытом. Вовлечённые в рутинный уход за детьми отцы с лёгкостью опровергают устоявшийся благодаря традиционной модели стереотип о неспособности «настоящих мужчин» к нежности, заботе, чувствительности к эмоциональному состоянию ребёнка. Не говоря уже о том, что они без проблем могут освоить процедуры вроде смены подгузника и кормления из бутылочки.

В традиционной модели разделение ролей между родителями (мать — «хранительница очага», находится рядом, заботится и поддерживает; отец — «добытчик», находится далеко, выполняет дисциплинирующую функцию) в целом соответствует стереотипным представлениям о гендерных ролях и функциях мужчин и женщин. В современном обществе, где границы гендерных ролей постепенно стираются, форма семьи, в которой мать полностью обслуживает нужды ребёнка, а отец обеспечивает семью финансово и не участвует в ежедневном рутинном уходе за ребёнком, перестаёт быть актуальна. Активнее всего равноправное распределение обязанностей по уходу и воспитанию ребёнка обсуждается и реализуется в развитых странах. Там у отцов и матерей в принципе есть финансовая возможность перейти к прогрессивной модели родительства, так что оба партнёра оказываются в равной степени эмоционально вовлечены и полностью делят ответственность за ребёнка.

 

 

Пристально рассматривать
отцов как самостоятельных,
а не «дополняющих мать» родителей, начали лишь в конце XX века

 

Правда в том, что равноправный подход к родительству — это действительно новая форма семейного устройства, которая продолжает формироваться прямо сейчас. Даже в западных странах, где взаимосвязь матери и ребёнка подробно изучена, публикаций и исследований о взаимоотношениях детей с отцами существенно меньше: пристально рассматривать отцов как самостоятельных, а не «дополняющих мать» родителей, начали лишь в конце XX века. Но результаты исследований указывают, что активная вовлечённость отца в заботу и воспитание ребёнка очень сильно влияет на развитие младенца. 

Речь идёт именно об отцах, которые принимают максимально деятельное участие в воспитании, ежедневно ухаживают за детьми и общаются с ними. Их дети в результате показывают более высокий уровень когнитивного развития уже начиная с пяти месяцев, а в дальнейшем лучше учатся в школе и проще находят общий язык с окружающими. Если оба родителя активно участвуют в удовлетворении потребностей ребёнка, у него раньше формируется стремление к долгосрочным связям с другими людьми, он быстрее обучается эмоционально вовлекаться в отношения и легче осваивает разные типы коммуникации. Это существенно повышает способности к эмпатии — то есть в целом делает нового человека более человечным. Кроме того, позитивный эффект от максимальной вовлечённости в заботу и воспитание ребёнка получают и отцы: их способность выстраивать горизонтальные связи тоже возрастает, они лучше противостоят стрессу и даже успешнее строят карьеру.

Огромное преимущество ситуации, когда оба родителя делят обязанности поровну, в том, что ребёнок вместо одного главного объекта привязанности получает сразу два. Согласно теории привязанности, забота, ощущение безопасности и эмоциональной поддержки, которые чувствует ребёнок, находясь рядом с родителем, является основой для нормального развития. А взрослый, обеспечивающий всё это, становится для ребёнка символом стабильности окружающего мира. 

 

Почему равноправное родительство 
так важно, но так непросто даётся. Изображение № 2.

 

Бабушки, время от времени сидящие с внуком, приходящая няня — это объекты привязанности второго порядка, «деревня привязанностей». Их наличие важно и нужно ребёнку, но значимость их существенно ниже, чем у главного взрослого — мамы, регулярно ухаживающей за младенцем и находящейся с ним рядом и днём, и ночью. В традиционной модели родительства в «деревню привязанности» попадает и отец, который оказывается ответственным за ребёнка лишь эпизодически и не имеет с ним прочной эмоциональной связи, подкреплённой ежедневным взаимодействием. В модели равноправного родительства изначально налаживается связь между ребёнком и обоими родителями, обеспечивающими его нужды. Речь идёт не только о потребности быть сытым и чистым — к жизненным потребностям ребёнка относятся и ощущение безопасности (он достигает его в первую очередь через физическую близость и пребывание «на ручках»), потребность в общении, в налаженном распорядке вещей. 

Одна из самых больших сложностей, с которой сталкиваются матери маленьких детей, требующих практически полной круглосуточной отдачи сил и внимания, — эмоциональное выгорание. К нему ведёт целых ворох причин — от физической усталости и истощения до невозможности отвлечься и получить внешнюю подпитку эмоционального ресурса, когда вся жизнь мамы вращается исключительно вокруг забот о ребёнке. Впрочем, на отца также ложится дополнительная нагрузка: он ощущает, что финансовое благополучие семьи теперь замкнуто исключительно на нём, поэтому может резко уйти в работу, потерять связь с семьёй и в итоге лишиться эмоционального ресурса, дающего силы для эффективной работы. Фактически для каждого из родителей концентрация только на одной определённой роли увеличивает риск перегореть, истощиться и потерпеть в этой роли фиаско.

Если же оба родителя равномерно делят нагрузку, риск выгорания снижается для обоих. Женщина, получающая достаточную поддержку со стороны своего партнёра по выполнению родительских обязанностей, имеет ресурс и на саморазвитие, и на продолжение работы, и на любой другой способ самореализации. Равно как и у мужчины, понимающего, что он не является единственным кормильцем семьи, куда больше свободы в выборе карьерных опций. К тому же, если возникает внештатная ситуация с любым из двух родителей, в семье есть «бэкап»: когда кто-то не может справиться со своими обязанностями, будь то забота о ребёнке или обеспечение семейного дохода, или нуждается в том, чтобы сделать кратковременный перерыв, на помощь приходит партнёр. Родители становятся взаимозаменяемыми, насколько это вообще возможно.

 

 

В семье, где до беременности работают оба родителя, мать после рождения ребёнка просто вынуждена уйти в декрет

 

Одна из наиболее серьёзных причин, затрудняющих равное разделение нагрузки по заботе о ребёнке с первых дней его жизни, — невозможность для обоих родителей одновременно получить оплачиваемый отпуск по уходу за ребёнком. Право женщины на такой отпуск чаще всего объясняется тем, что сразу после родов она просто физически не может вернуться к работе, поэтому и в дальнейшем должна взять на себя обязанности по уходу за ребёнком. По правилам российского трудового законодательства, в отпуск по уходу за ребёнком может уйти любой из родителей или ближайших родственников, осуществляющих уход за ребёнком (например, бабушка или дедушка), но де-факто из всей семьи право на такой отпуск имеет только один человек. В семье, где до беременности работают оба родителя, мать после рождения ребёнка просто вынуждена уйти в декрет, а отец, таким образом, лишается этой возможности.

Но даже в случае, когда мать не хочет брать отпуск по уходу за ребёнком или не нуждается в нём (например, она фрилансер, работающий по трудовому договору, или студентка) и его имеет полное право получить отец, мужчины в России крайне редко обращаются к работодателям с подобной инициативой. Эту печальную статистику подтверждает доклад Центра социально-трудовых прав РФ, опубликованный в прошлом году. «Нынешнее законодательство направлено на априорное разделение социальных ролей по признаку пола: мать должна заниматься семьёй, а отец ― работой, — говорит один из авторов доклада Сергей Саурин. — При попытке воспользоваться своим правом на воспитание детей и предусмотренными трудовым законодательством гарантиями отцы сталкиваются с противодействием на работе, а женщины испытывают впоследствии трудности в возвращении в рабочий коллектив, теряют квалификацию, не могут устроиться на работу». Авторы доклада обещали направить его на рассмотрение в департамент труда и соцзащиты Москвы, однако на данный момент никаких новых законодательных инициатив по борьбе с трудовой дискриминацией по признаку пола не появилось. 

То, как распределяются роли и ответственность между родителями внутри семьи, — это парадигмы, которые мы усваиваем с детства. Но также это и осознанный выбор. Равноправное родительство — это модель, которая в силу социальных причин изначально не заложена в нашей голове, однако объективные возможности для её существования в обществе никогда ещё не были настолько широки, как сейчас. Впрочем, даже сегодня для того, чтобы максимально поровну разделить нагрузку и радость от воспитания ребёнка между родителями, внутри семьи должна происходить осознанная работа, а в результате в выигрыше окажутся все — и оба партнёра, и ребёнок, и общество.

Фотографии: basnik_bna — stock.adobe.com, siraphol — stock.adobe.com, creativenature.nl — stovk.adobe.com

 

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.