Views Comments Previous Next Search

ЖизньТренеры
по полиамории
об отношениях
с несколькими партнерами

Коучи-полиаморы о личной практике и страхах клиентов, которые только собираются отказаться от моногамии

Тренеры 
по полиамории 
об отношениях 
с несколькими партнерами — Жизнь на Wonderzine

Современные отношения давно вышли за пределы моногамии: сегодня можно выделить как минимум шесть вариантов романтического взаимодействия (и это если не принимать во внимание индивидуальные пожелания). Больше всего вопросов, пожалуй, вызывает полиамория — стиль жизни, при котором можно выстраивать равноценные отношения сразу с несколькими людьми. Безусловно, любые отношения — это работа, а полиаморные отношения по определению требуют ее в большем объеме. Анна Хачиян выяснила у экспертов, специализирующихся на полиамории, каково им работать с клиентами, которые строят отношения сразу с несколькими партнерами, и с какими трудностями они сталкиваются. 

Интервью: Anna Khachiyan, Hopes&Fears
Иллюстрации: Arina Shabanova 

Тренеры 
по полиамории 
об отношениях 
с несколькими партнерами. Изображение № 1.

У КОУЧА А 20-летний опыт работы, специализация — права женщин.

КОУЧ Б начинала практику вместе со своим мужем и появлялась в качестве эксперта на шоу «Montel» и «Tyra».

КОУЧ В примкнул к полиамории после того, как его основной партнер поставил ультиматум.

Коуч А: Я получила степень в дисциплине «Сексуальность человека» больше десяти лет назад. Я выпустилась из колледжа, будучи феминистской активисткой, и хотела помогать женщинам в борьбе за их права. При этом я сразу определилась, что буду вести эту борьбу в области сексуальности. На сегодняшний момент мой трудовой стаж превышает двадцать лет, за это время я занималась самыми разными вещами. Двенадцать лет я обучала школьников, пятнадцать — студентов, я была занята в медицинских школах и некоммерческих проектах. Еще я публиковала книги и писала пьесы, разрабатывала учебные программы и проводила тренинги. Сейчас я сфокусировалась именно на помощи женщинам, и, хотя я по-прежнему занимаюсь разной работой, у всего этого одна цель. 

Коуч Б: Я никогда не понимала моногамных отношений, даже когда еще училась в школе. Я пыталась быть моногамной, но это никогда не срабатывало: заканчивалось всё тем, что я заводила роман на стороне. Правда, в то время еще не было терминологии, описывающей такую модель отношений. В конце 80-х я встретила своего будущего мужа; какое-то время мы практиковали секс втроем, но потом отошли от этого. Мы пытались следовать идее, что надо придерживаться моногамной формы отношений, но это снова не сработало. Поскольку мы не ищем легких путей, то решились на открытые отношения, когда я была беременна. Примерно в это же время мы узнали про локальное онлайн-сообщество полиаморов — как раз тогда термин «полиамория» стал входить в обиход. Мы с мужем начали посещать встречи полиаморов, а потом и организовывать их — делаем это уже пятнадцать лет. Люди стали проявлять любознательность к тому, что мы делаем. Им действительно нравились наши идеи, которые озвучивались на мероприятиях, и они были готовы платить деньги за участие в них. 

Коуч В: Всё началось с моих нынешних отношений. Я знаю моего партнера уже десять лет, вместе мы три года. Я бы назвал его любовью всей своей жизни или родственной душой. В тот день, который мы теперь называем началом наших отношений, он позвонил мне и сказал, что он полиамор, «так всегда было и всегда будет». Честно сказать, до этого я никогда не слышал о полиамории. Нас так сильно тянуло друг к другу, что отрицать это было невозможно. Я влился в этот новый образ жизни, потому что он казался правильным и подходящим для меня. Я наконец получил разрешение быть самим собой.

В самые первые месяцы вместе мы много разговаривали и обсуждали наши отношения. С самого первого дня мы были полностью честны друг с другом и открыты. Чем дольше мы были в таких отношениях, тем чаще друзья спрашивали, как нам удается их поддерживать, как мы распределяем время между партнерами и как справляемся с ревностью. Коучем по полиамории я стал не сразу: тогда я только начинал учиться коучингу и в какой-то момент подумал — почему бы не применить знания в этой неисследованной области? 

 

От практики к теории

Коуч А: Меня не перестает привлекать тема сексуальности, она точно никогда не наскучит. Я работаю с клиентами, которые открывают мне самые уязвимые стороны себя, я отношусь к этому очень серьезно и чту их доверие. Я много работала с молодыми людьми, потому что во время моего взросления у меня и моих ровесников не было доступа к качественной информации об отношениях и сексе. Я не осознавала себя квиром до двадцати лет, потому что раньше просто не было моделей для подражания, ну или у меня не было шансов про них узнать. Где-то в 25 я осознала, что полиаморна, с тех пор придерживаюсь этого стиля жизни. Это было в конце 80-х или начале 90-х, и я тогда очень хотела помочь людям с близкими жизненными взглядами, чтобы они не страдали от изоляции так же, как я. Чем больше я работала с молодежью, тем больше понимала проблемы и взрослых людей. Мне кажется, многие взрослые тоже никогда не получали качественного сексуального образования и теперь просто не знают, как себя вести и ладить со своими чувствами.

Коуч Б: Мой муж и я были членами Универсальной церкви жизни, когда решили попробовать консультировать людей по тем вопросам, которыми сами задавались до брака. После этого мы основали дискуссионный кружок, а затем подготовили воркшоп, который презентовали на старейшей национальной конференции полиаморов «Loving More» (ей в этом году 30 лет). Так всё и закрутилось. Я появлялась на шоу Монтеля Уильямса и Тайры Бэнкс и давала интервью шведскому журналу. Когда я поняла, что коучинг по полиамории — мое призвание, то получила сертификат, разрешающий работу в этой области. Хотя мы с мужем развелись, я всё равно этим занимаюсь. Я была польщена недавним приглашением в Португалию на первую европейскую конференцию по немоногамным отношениям. 

Коуч В: Прежде чем я приступил к этой работе, я занимался преподаванием: работал с детьми и взрослыми из разных социальных групп. У меня был опыт и внеклассной работы, но я всегда замечал за собой склонность к менторству. Большинство людей чувствуют дискомфорт на такой позиции, но для меня она в самый раз. Я считаю, что, если где-то ощущаешь дискомфорт, надо разобраться, почему, а не прятать голову в песок. Вещи можно менять, только когда осознаёшь их, а не игнорируешь. У меня хорошо развита интуиция, я вижу, когда люди говорят о чём-то, в чём не разбираются, так что всё мое общение с ними направлено на то, чтобы изъять из их картины мира негативные и виктимные паттерны. 

 

Свободный график

Тренеры 
по полиамории 
об отношениях 
с несколькими партнерами. Изображение № 2.

Коуч А: Я веду клиентов со всего мира, так что чаще всего я общаюсь с ними по скайпу. У меня их ограниченное количество, потому что я много сил отдаю каждому. Я автор, спикер и учитель. У меня есть онлайн- и персональная программы, но больше всего я занимаюсь программой сексуального образования и раскрепощения. Она включает занятия в классе и публичные выступления. Одновременно я могу вести от трех до пяти клиентов, работаю с ними по полгода. У меня есть определенные обязательства перед каждым клиентом, так что я не могу позволить себе распыляться на большее количество задач. 

Коуч Б: У меня нет четкого расписания дня. Последние несколько лет я борюсь с депрессией и синдромом дефицита внимания и гиперактивности, поэтому предпочитаю подстраивать режим работы под себя. По большей части я работаю онлайн или по телефону. Обычно я часа по полтора разговариваю с человеком и выясняю, что у него сейчас происходит и к чему бы он хотел прийти — в контексте секса и отношений. Я предлагаю им варианты поведения, которые, по-моему, могут помочь им достичь цели. 

Коуч В: Я все время занимаюсь чем-то новым. Прямо сейчас уделяю большое время маркетингу: осваиваю соцсети и перезапускаю свой сайт. Люди чаще всего находят меня онлайн или с помощью сарафанного радио. Я открыт и для персональных, и для онлайн-сессий. Если клиент живет недалеко, я могу встретиться с ним лично. Но мне нравится общаться через FaceTime и скайп, потому что в этом случае клиент находится дома, в комфортной для себя обстановке. Так удается наладить более тесную и откровенную связь с клиентом, чем если бы мы общались в онлайн-чате или по мобильному.

 

Без ярлыков

Коуч А: Моими клиентами могут быть группы людей, состоящие в полиаморных отношениях, люди в моногамных отношениях и одиночки, которые могут быть и полиаморами, и моногамными. Я бы сказала, у меня поровну моногамных клиентов и полиаморов, причем почти все женщины. Кто-то из них хочет создать успешные полигамные отношения, другие работают над тем, чтобы улучшить уже существующие.

Иногда клиенты приходят без четко сформулированных вопросов, а хотят исследовать свою сексуальность и решают, что им интересно попробовать полиаморию. У меня были клиенты, которые стали моногамными после опыта полиамории, но не думаю, что они пришли ко мне с целью поработать именно над этим. Однажды я работала с классным целеустремленным парнем, но чаще именно женщины хотят работать над собой в этой области. Большинство мужчин, которые со мной работали, приходили по просьбе своих партнеров; по собственной инициативе они почти никогда не приходят. Всё постепенно меняется, но пока у нас в обществе действует слишком много культурных и гендерных норм, которые не поощряют мужчин, просящих помощи.

Мы все разные, но, определенно, есть тип клиента, на которого я ориентируюсь, — я знаю, на кого направлен мой маркетинг. Некоторые считают, что я работаю с теми, у кого личная жизнь не задалась, но именно таким людям едва ли подойдут мои советы. На самом деле я работаю с людьми, которым важно исследовать свою личность. Большинство из них заняты в креативных областях, многие — предприниматели. Я думаю, это связано с тем, что предпринимательство предполагает готовность к риску, а попросить у кого-то помощи, чтобы исследовать свою сексуальность, довольно рисковое предприятие, которое под силу уверенным в себе людям.

Мои клиенты действительно заинтересованы в собственном развитии, в том числе духовном. Это люди с хорошей карьерой и семьей, которые выстроили впечатляющие рабочие и персональные отношения и теперь поняли, что им необходимо поработать над своей сексуальностью, чтобы стать еще сильнее. Часто они уже прибегали к йоге и медитации, но их оказалось недостаточно. Я квир и открыта ко всему новому в сексе, так что, обращаясь ко мне, люди рассчитывают, что я смогу их понять и помочь без всякого осуждения. Несмотря на то, что я сама полиамор, я не пропагандирую какой-то один образ жизни — то, что подходит одному, не обязательно подойдет другому. 

Коуч Б: Я работаю с людьми, состоящими в нетрадиционных отношениях, — отсюда название моего бизнеса «Love Outside The Box». Типичный мой клиент — кто-то, кто ищет полиаморных или открытых в той или иной степени отношений, возможно, уже с небольшим опытом. Обычно ко мне не приходят люди, которые совсем не разбираются в теме. Многие клиенты хотят поработать над созданием полиаморной семьи. В нее может входить несколько взрослых с детьми или без (от предыдущих отношений в том числе). Я сама вырастила двух детей, будучи в полиаморной семье, так что я довольно хорошо в этом разбираюсь. 

Иногда ко мне приходят полиаморные клиенты, которые в итоге решают стать моногамными. У меня нет никаких проблем с этим: клиент сам решает, что для него лучше. Я не пропагандирую полиаморию, я выступаю за свободу самовыражения: быть тем, кем хочется, и вступать только в те отношения, в какие хочется. 

Коуч В: У меня разные клиенты. Некоторые любопытствуют и хотят узнать больше о полиамории, так что с ними требуется один-два сеанса. Некоторые ведут полиаморный образ жизни, но наделали ошибок и теперь хотят их исправить. Мои любимые клиенты — те, которые уже понимают, над чем конкретно им нужно поработать, но им нужно помочь добраться из точки А в точку Б. Клиентом могут быть и люди, которые женаты лет десять, но кто-то из них хочет перестать быть моногамным и боится потерять существующие отношения. Еще это может быть пара, которая уже имела опыт отношений с другими партнерами, а теперь хочет еще больше расширить горизонты. 

В отношениях по-настоящему важны договоренности. Иногда люди меняют образ жизни с моногамного на полигамный и наоборот. Я сторонник того, чтобы перепробовать все опции. Очень важно, чтобы в отношениях удовлетворялись потребности всех сторон. Достигается это не мгновенно, но это действительно в интересах всех вовлеченных людей. Однажды у меня была сессия с человеком, который хотел вести полигамный образ жизни, но его партнер был строго моногамным. Я спросил его, зачем в таком случае им быть вместе. Он подумал и ответил, что больше хочет сохранить нынешние отношения, чем искать дополнительные. Если такая установка для вас работает, это прекрасно. Я не большой фанат навешивания ярлыков, но для удобства могу назвать себя полиамором, а свое дело — коучингом по полиамории. Но я не продаю и не пропагандирую полиаморию, я всего лишь помогаю людям достичь того, чего они сами хотят.

Чего хотят клиенты

Коуч А: Две главные проблемы, с которыми люди ко мне приходят, связаны с сексуальным желанием и коммуникацией. Они взаимосвязаны, но отличаются. Первая может быть сформулировала, например, от «мой партнер и я хотим разных вещей или в разной степени» до «раньше я чувствовал желание, а теперь нет» или «я никогда не хотел заниматься сексом, что со мной не так?». Другое дело — когда ты даже не знаешь, чего хочешь. Это чаще всего связано с тем, что люди не честны сами с собой и другими. Другая частая проблема, с которой приходят женщины, — невозможность достичь оргазма или, в более широком смысле, получить удовольствие от секса в желаемом объеме. В начале работы с клиентом я обычно даю ему опросник, задание написать эссе или устное упражнение. Иногда я даю «домашнюю работу», которая состоит в том, чтобы попробовать новые практики или модели поведения. Это могут быть какие-то стратегии, связанные с сексом, или его техники, или просто разговор со своим партнером или партнерами. 

Коуч Б: Часто люди приходят с вопросами по уже существующим отношениям. Иногда это конфликт, и они чувствуют, что не могут поговорить даже со своими друзьями или семьей, потому что те не поймут их стиль жизни. Чаще всего существующие отношения больше не приносят удовольствия, так что они фрустрированы. Такие клиенты хотят, чтобы кто-то, кто понимает полиаморию, помог им разобраться в ситуации. К счастью, таких ситуаций со временем возникает меньше, но многие терапевты-традиционалисты не поддерживают или даже не понимают полиаморию. Я, как полиамор, располагаю достаточным опытом, чтобы помогать в таких ситуациях.

Коуч В: Большинство людей приходит ко мне с проблемами идентификации своих желаний или их воплощения. Всё заключается в нескольких вопросах. Первый — вопрос присутствия: точно ли ты осознаёшь свои действительные желания и себя вообще. Второй — связи: как ты связан со своим партнером или партнерами. Коммуникация — отдельно: насколько честно вы признаётесь в своих желаниях и побуждениях. Я называю эти три вопроса столпами, это основные элементы, на которых я выстраиваю свои сессии. 

Часто люди убеждают себя, что какие-то их желания неправильны или они уверены, что их партнер их не одобрит. Они переживают, что, озвучив их, разрушат отношения, или что партнер полюбит кого-то другого. Всё это приводит к сомнениям, которые накапливаются, а люди часто совершают поступки только из-за страха. Быть уязвимым страшно, в полигамии много неопределенности, но и в моногамных отношениях ее достаточно. Вызов — и красота — полиаморных и открытых отношений состоит в наличии выбора. Некоторые люди называют такой стиль жизни сознательным, но на самом деле это просто здоровый путь. Я считаю, что чем более мы открыты, тем больше свободны. Я помогаю людям пережить неудобные моменты поиска себя.

Быть уязвимым страшно,
в полигамии много неопределенности, но и в моногамных отношениях
ее достаточно

Тревожные сигналы

Коуч А: Было много ситуаций, когда я вынуждена была отказать в сотрудничестве, или потому что некоторые клиенты не были готовы к работе в тот момент, или в принципе. Есть определенные сигналы, на которые я обращаю внимание и оцениваю, сможем ли мы работать с клиентом. Иногда мои коллеги выслушивают потенциального клиента, прежде чем я поговорю с ним, перед началом индивидуальных или групповых сессий. Мы работаем с людьми, с которыми хотим работать. После многих лет практики я поняла, на какие сигналы стоит обращать внимание. 

Первое — большое количество виктимных конструкций, которыми руководствуется клиент. Через некоторое время после начала работы такой клиент наверняка убедит себя в том, что и я «злодей» и делаю его жизнь хуже. Это рискованно, так что я не хочу ставить себя в такие ситуации. Часто такие клиенты не хотят брать на себя ответственность за то, что произошло в их жизни, или чувствуют, что недостаточно контролируют свою жизнь в данный момент. Они подходят к жизни пассивно, как будто всё происходящее просто случается с ними. Это вопрос зрелости, которая не всегда приходит с возрастом. Поэтому у меня крайне мало двадцатилетних клиентов (большинство — тридцати-, сорока- и пятидесятилетние), но те из них, с которыми я работаю, сознательны и психологически готовы к работе. 

Другая ситуация — наличие у человека психологической травмы, которую стоит лечить традиционной терапией. Многие люди, которые испытывают проблемы с сексуальностью, имели травмировавший их сексуальный опыт или подвергались осуждению за их сексуальную идентичность. Такие люди еще не готовы к работе со мной, им нужна традиционная терапия, а я не психотерапевт. Я уверена, что есть большая разница между коучингом и традиционной терапией. Если я вижу, что у клиента есть проблемы, с которыми коучинг не справится, я скажу ему об этом, а не буду тратить его время. 

Коуч Б: Иногда мне приходится отказываться от потенциальных клиентов или просить их вернуться ко мне позднее. Одна клиентка позвонила мне в начале этого года, и мы вместе решили, что сотрудничать нам не стоит. Она и человек, с которым она хотела разрешить кое-какие вопросы, были не основными партнерами друг для друга. Я работаю и с такими клиентами, но проблема была в том, что они скрывали свои отношения от других своих партнеров. Я ясно дала понять, что не поддерживаю измены, такова была моя оценка ситуации. Оценка клиентки состояла в том, что мы с ней профессионально несовместимы. Пожалуй, действительно так.

Коуч В: Существует много терминов, чтобы описывать разные типы отношений. Вкратце есть моногамия, где два человека строят отношения только друг с другом. В открытых отношениях можно заводить много отношений, но основной партнер всё же один. В полиамории нет основных партнеров, можно любить стольких людей, сколько захочется. Даже в самых прогрессивных типах отношений прослеживается иерархия, а полиамория ломает это правило. Еще есть отношения по сути моногамные, в которых партнеры разрешают себе сексуальные контакты на стороне, есть свингинг (точные определения зависят от конкретной ситуации). Но в любых отношениях важна коммуникация, именно благодаря ей они работают. Если кто-то не хочет или не может поддерживать коммуникацию, я не смогу им помочь. 

 

Уроки любви

 

Коуч А: У меня нет медицинской лицензии. Психиатры обязаны ее получать, потому что они прописывают медикаменты, у психотерапевтов тоже есть соответствующая лицензия. Есть несколько важных отличий между терапией и коучингом. Терапевты имеют пределы работы с сексуальностью. Некоторые коучи, но не все, могут использовать мануальные практики в работе с клиентами. В работе терапевта больше юридических ограничений. К тому же терапия — длительный процесс, люди иногда проходят ее годами. Коучинг — относительно короткая работа и более интенсивная. Это не значит, что коучи игнорируют прошлое клиента, но мы больше сфокусированы на движении вперед. Я сама проходила терапию и не заметила, чтобы терапевты задавали много целеориентированных вопросов. Коучинг же направлен на достижение целей. 

Коуч Б: За годы практики я поняла, что механизм работы с полиаморными отношениями не специфичен. Просто в немоногамных отношениях часто больший накал, который заставляет некоторые их аспекты развиваться быстрее и интенсивнее. Мой любимый клиент — парень, который не заинтересован в полиамории. Наш общий друг порекомендовал ему обратиться ко мне, потому что они с женой хотели попробовать что-то новое, а я это приветствую. На данный момент я работаю с этим парнем уже несколько лет, мы пересекаемся раз в полтора месяца. Каждый раз, когда я его вижу, выдаю ему брошюры — это мой способ в очередной раз напомнить его жене, что я не пытаюсь сделать их полигамными. Отношения бывают разными, но у них всё равно есть много общего.

Коуч В: Люди с облегчением узнают, что есть такие специалисты, как я. Одна из жалоб, которые я часто слышу, — они не могут получить помощь традиционного терапевта. Те обычно говорят, что проблемы возникают именно из-за полиаморных или открытых отношений. Всё, что я делаю, применимо к любым типам отношений, так что я могу быть полезным человеку, который только ищет партнера или пытается полюбить себя. 

Тренеры 
по полиамории 
об отношениях 
с несколькими партнерами. Изображение № 3.

Обратная сторона терапии

Коуч А: Некоторые клиенты неправильно истолковывают наши с ними отношения: они думают, что возникает что-то большее, чем сотрудничество. Это случается, это естественно. Люди часто влюбляются в тех, кому они доверяют или восхищаются (например, в преподавателей). В этом нет ничего стыдного, но отношения с любым клиентом не могут развиваться дальше профессиональных, так что я обращаю на это их внимание, когда вижу их заблуждения. Я достаточно чувствительна, чтобы заметить, когда кто-то ищет от общения со мной большего, и быстро могу положить этому конец. Я думаю, что это связано с тем, что по большей части я работаю с женщинами.

Мне поступало много звонков от людей, которые хотели со мной каких-то сексуальных отношений, и почти все они были от мужчин. У нас есть отлаженная система работы, так что мы за версту видим проблемных клиентов и не доводим до того, чтобы во время сотрудничества возникали такого рода проблемы. Честно говоря, я не имею ничего против секса как работы, просто это не то, чем я занимаюсь. 

Коуч Б: Мне нравится коучинг, классно наблюдать этот момент, когда человек начинает понимать закономерности, которые до этого не мог разглядеть. Это очень благодарная работа. Мне не очень нравится в работе ее бизнес-составляющая. Я никогда не хотела быть предпринимателем, но пришлось себя пересилить. Также я раньше успешно избегала работы с компьютером — не очень мне это нравится, но теперь без компьютера никуда. 

Коуч В: Полиамория сейчас в тренде, и это порождает некоторые сложности. Это новый термин для старой практики, гугл выдает сотни страниц по запросу «полиамория», и наше общество и культура действительно прогрессируют в этом ключе. Я думаю, что всё развивается по той же схеме, что и легализация гомосексуальных браков. Сейчас всё больше людей узнаёт про открытые и полигамные отношения, но многие из них всё равно пугаются слова «полиамория». По-прежнему этот стиль жизни часто вызывает осуждение. Причины могут быть разные. Может быть, люди «запрограммированы» или травмированы, а может, у них просто не хватает ресурсов для понимания других. В моногамии нет ничего неправильного, это прекрасный стиль отношений. В любых отношениях важны коммуникация и связь. Все просто хотят, чтобы их отношения, какими бы они ни были, были максимально здоровыми.

 

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.