Views Comments Previous Next Search

ЖизньЗапрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков

Проект о сложностях каминг-аута в России

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков — Жизнь на Wonderzine

На прошедших выходных в московской галерее red square должна была пройти короткая выставка «Быть собой: Истории ЛГБТ-подростков». Эта серия портретов российских подростков, снятая Марией Гельман и Дмитрием Роем, призывает задуматься о том, насколько стигматизированы в российском обществе гомосексуальность и бисексуальность и насколько сложно молодым людям открыто заявить о своей сексуальной ориентации. Однако накануне открытия выставки ею заинтересовались правоохранительные органы: полиция пресекла доступ посетителей в галерею, а позже демонтировала и конфисковала фотографии, которые авторы проекта развесили на Гоголевском бульваре.

Чтобы донести этот проект и истории его героев до широкой аудитории, мы публикуем его с яркими цитатами подростков об их жизни, осознании своей сексуальности и о том, как их воспринимают семья и ровесники. Мы также расспросили о проекте одну из его авторов, фотографа Марию Гельман, и соосновательницу галереи red square Марию Дудко.

Предупреждение 18+. Статья содержит материалы, не предназначенные для просмотра несовершеннолетними.

 

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 1.

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 2.

Мария Гельман

фотограф

Изначально планировалось провести выставку, посвященную ЛГБТ–подросткам, к 1 июня, Дню защиты детей. Идея проекта как раз и родилась, чтобы напомнить о тех детях, которых не существует ни для депутатов, ни для социальных работников и о которых не принято говорить в обществе. Государственная политика направлена на повышение уровня гомофобных настроений, на стравливание людей по ориентации, и от этого страдают и подростки. Они находятся в небезопасности. Дома, в школе, в обществе. В 2013 году приняли «Закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». С этого момента вне закона стали горячие линии помощи ЛГБТ-подросткам, помощь психологов и любая общественная дискуссия о проблемах гомосексуалов. Мы хотели дать возможность самим подросткам рассказать о своих проблемах, желаниях и мечтах.

Я искала героев методом «снежного кома»: один сказал второму, второй сказал третьему и так далее. Я не получила ни одного отказа, проблема гомофобии настолько острая, что каждому есть что сказать. Каждый пережил психологическое насилие из-за иной ориентации, некоторые столкнулись с физической агрессией. Наши герои скрывают лица — быть открытыми опасно, потому что власть легализовала травлю и насилие. Но вы увидите, что они любят и чем живут. Помимо портретов мы фотографировали их за занятием, которым им нравится заниматься в обычное время. Для кого-то это оригами или театральное искусство, а другие любят читать или кататься на велосипеде. Вы увидите их такими, какие они есть, — просто подростки, которых нужно понять и совсем не сложно любить.

Первое время для меня было сложно переживать каждый раз встречу с новым подростком, слышать ужасные истории, с которыми многие сталкиваются в школе или дома. Унижения, насилие, непонимание каждый день. Во время съемки один прохожий увидел у девушки на рюкзаке радужную ленточку — он остановился и несколько минут выкрикивал нам разные оскорбления. Это было просто дико, но девушка даже не удивилась — с ней такое случается постоянно. По телевизору говорят, что она ненормальная, учителя не могут защитить, а родители не принимают. «Я слышу слово „пидораска“ по несколько раз в день», — все эти проблемы больше, чем может вынести ребенок.

Накануне выставки я узнала, что на одного из героев напали за то, что он шел за руку с другом. Его сильно избили, и он лежит в больнице. Я думаю, что причина лежит не в нашем фотопроекте, а в насаждаемой властями гомофобии, которая часто приводит к открытому насилию. Этот случай только актуализирует наш фотопроект и необходимость борьбы с гомофобией на всех уровнях.

 

 

Когда мы озвучили, что состоится выставка
о ЛГБТ-подростках, я получала около пяти писем
с угрозами каждый день

 

 

Мы предполагали, что нам будут постоянно вставлять палки в колёса. Когда мы первый раз озвучили, что 1 июня состоится выставка о ЛГБТ-подростках, я получала около пяти писем с угрозами каждый день. И это было только началом. После долгих поисков наши кураторы в Москве нашли выставочную площадку «Пунктум» на Тверской улице, которая согласилась предоставить свое помещение. Но буквально за день до открытия они отказались от всех договоренностей. Конкретных причин не называли, но дали понять, что на них надавили власти. В итоге нам пришлось срочно искать новую площадку, и нас согласилась приютить галерея red square на Электрозаводе. Выставка должна была открыться 12 июня, однако в дело снова вмешались власти. Хотелось бы выразить благодарность за то, что red square согласились нас принять, и мы сожалеем, что полицейские устроили там такой бардак.

Тогда было решено, если они не дают нам провести выставку в галерее — мы сделаем весь город нашей галереей. Это было вынужденное решение организаторов, которое связано с давлением со стороны властей. Фотографии висели на специальных стендах на Гоголевском бульваре. Фотографии и истории подростков провисели около четырех часов, люди оживленно реагировали, интересовались и фотографировались. Одна женщина, проходя мимо, выразила благодарность и сказала, что это очень интересный фотопроект.
Через четыре часа «православный активист» вызвал полицию и выставка переместилась в отделение полиции. Полицейские забрали все фотографии.

Я собираюсь продолжать фотопроект, и он заговорит новыми голосами. История с запретом выставки не стала чем-то новым для меня, это было ожидаемо. По телевизору рассказывают, как геи служат Западу и растлевают наших детей. Властям нужна эта травля, чтобы сплотить вокруг себя людей и направить их на борьбу с мифическим врагом. Таким образом, люди будут меньше думать о кризисе и урезании демократии. Поэтому важны различные просветительские мероприятия, акции, дискуссии, чтобы показать простым людям, кому выгодна политика травли по разным признакам, и направить борьбу в правильное русло.

   

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 3.

Мария Дудко

соосновательница
галереи red square

Куратор выставки, Тарья Полякова, написала мне и сказала, что они готовят выставку про истории ЛГБТ-подростков, но им только что отказали в выставочном пространстве, где они собирались ее проводить. Мы с Натальей Протассеней, сокуратором red square, решили, что сможем провести ее у себя в галерее, она, собственно, и была задумана как пространство для подобных ситуации, для проектов, которым сложно где-то еще выставиться. У нас шла выставка Елены Аносовой про женскую тюрьму, и идея была в том, чтобы открыть эту сразу после, на одни выходные.

Я давно знакома с деятельностью Радужной ассоциации, даже ходила с ними целоваться к зданию Госдумы, когда закон о гей-пропаганде принимали. Жить в стране, где все девочки и мальчики непременно должны вырасти, влюбиться, жениться и родить других девочек и мальчиков, которые повторят эту схему, мне не хочется. Существует столько разных комбинаций человеческих отношений, и поэтому, как известно, государственная атака на гей-культуру на самом деле атака на нас всех.

Реакция властей оказалась довольно болезненной — за два дня до открытия они начали разными составами ходить на Электрозавод, где находится red square, и требовать у руководства информацию о том, что это за ЛГБТ-подростки здесь будут через два дня. Никто ничего, конечно, про это не знал, тем более, у нас субаренда, но они обещали в день открытия выставить блокпосты по периметру всего завода на всякий случай. Так как на заводе пропускной режим и было понятно, что списки на вход никто теперь не подпишет, мы нашли другое пространство, мастерскую одной моей знакомой художницы, которая согласилась выставку открыть. Правда, потом родилась идея сделать всё в публичном пространстве.

 

Галина

17 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 4.

Фото: Мария Гельман

 

У меня много друзей и приятелей, которые готовы встать за меня горой и даже пойти со мной на ЛГБТ-митинг, зная, какая общественная реакция их может ожидать. Однако два года назад произошло событие, которое дало мне ясно понять: не всё так безоблачно. Мой каминг-аут перерос в аутинг. В течение примерно получаса в присутствии учителя мне пришлось выслушать ряд оскорбительных высказываний в свой адрес.

 

Матвей

14 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 5.

Фото: Мария Гельман

 

Мама сказала, что примет меня любым и что любит меня. Но где-то через две недели прошерстила всю мою комнату в качестве «уборки», а найдя листовки со дня молчания — выкинула, порвав их перед этим.

Некоторые приняли меня таким, какой я есть. Другие до сих пор пытаются меня поменять и не понимают что я — это просто я, тот же самый парень.

Есть люди, которые меня поддерживают и любят, за что я им благодарен. Мечтаю, чтобы все были равны между собой и чтобы никто никого не дискриминировал.

 

Софья

17 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 6.

Фото: Мария Гельман

 

Замечала, что папа подозревает — иногда он странно шутил, задавал наводящие вопросы, но меня мало что выдает. Как-то попросил посмотреть мою страницу «ВКонтакте» — как же я испугалась! Заставила подругу зайти и всё поудалять.

Папа начал заливать про парней, которых я якобы водила бы к нему домой... И, не в силах это слушать, я коротко отрезала: «Парни меня не интересуют». И выдала историю своей на тот момент влюбленности в одну замечательную девушку. Папа замолк. Вы не представляете, как надолго затянулось молчание с его стороны. Всё перебила его жена, начав говорить, что чувства — это прекрасно, какими бы они ни были. Мы ехали и молчали. Выйдя из машины, папа подошел, обнял меня и сказал только одно: «Ты моя дочь, и я буду любить тебя всегда, несмотря ни на что», — а я расплакалась. 

Мне невероятно повезло с родителями. Очень жаль, что не все дети с нетрадиционной сексуальной ориентацией могут этим похвастаться. Эти люди понимают и уважают меня, ценят и любят. И огромное им спасибо за это. После мы с папой говорили на эту тему лишь раз, он на самом деле еще постоянно говорит про то, каким должен быть мой муж, и всё в этом роде, но я считаю, это нормально.

Как-то раз моя девушка забирала меня с учебы и при встрече мы поцеловались. Некие барышни это увидели, и на следующий день прямо во время урока прозвучал заветный вопрос — ну а мне нечего скрывать, я не боюсь этого и не стесняюсь. Все стали бурно это обсуждать, говорить глупости, обвинять меня. А я сказала только одно: «Пока я вас не трогаю, это вас не касается».

 

Кит

17 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 7.

Фото: Мария Гельман

 

В семье довольно патриархальных взглядов в то, что я гей, просто не поверили. Вот так мы и зависли в положении мирного нейтралитета: никто не начинает об этом разговор, все молчат и делают вид, что ничего не происходит. С учителями сложнее: они в большинстве своем закалены огнем красной революции и убеждать их в чём-либо я не берусь и не собираюсь — не их дело, в конечном итоге. Не раз слышал что-то вроде «Вот ты не мужчина» или «Я знаю, что предмет ты знаешь, но как человек ты мне не нравишься».

Каким трогательным было то время, когда ты был просто малышом, когда мир был таким добрым, сказочным и каждый день встречал тебя бурей новых эмоций и открытий; когда не было в нашей жизни ненависти. Увы, всё меняется — мы растем и всё сложнее становится сопротивляться стене непонимания и слепой би-/гомо-/трансфобии.

 

Настя

14 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 8.

Фото: Мария Гельман

 

Меня часто называют глупой, шлюхой или вообще «девочкой, идущей против природы».

На сегодняшний день всё хорошо, так как я гуляю в компании и с гетеро вообще не контактирую.

Мечтаю, что когда-нибудь все мы сможем рассказать о своей ориентации и никто не будет нас за это судить.

 

Аким

15 лет, Санкт-Петербург

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 9.

Фото: Мария Гельман

 

Понял, что меня привлекают мальчики, еще в детстве, года в 3–4. Я этого не боялся и считал это нормальным. Потом я понял, что это не очень хорошо, и перестал общаться с мальчиками — чтобы они не заметили, что я не просто так с ними общаюсь.

Каминг-аута не было: знакомая рассказала всей школе о моей ориентации. Реакция окружающих была негативная, ситуация на сегодня не изменилась.

 

Антон Темный

16 лет, москва

Запрещенная выставка «Быть собой»: Истории ЛГБТ-подростков. Изображение № 10.

Фото: Дмитрий Рой

 

В один прекрасный день я рассказал «друзьям» о своей ориентации. Меня побили и сказали что я — ошибка этого мира. Я замкнулся в себе и в то лето ни разу не вышел из дома. В первый месяц я просто резал свои руки. Заживало — снова резал. Пока на них не осталось живого места.

Своей подруги детства я лишился, так как она по нелепой ошибке судьбы умерла. Понял, что я более не хочу жить без неё... Я раздобыл таблетки, алкоголь и умер ровно на семь минут. Проснулся в реанимации.

Мои родители никак не могут принять то, что я не натурал. Мне наплевать, я понимаю, что это не столь важно, главное — оставаться самим собой.

 

 

Рассказать друзьям
30 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.