Views Comments Previous Next Search

ЖизньАнна Ларкина
о профессии порноаналитика

Аналитик «Лаборатории Касперского» делится секретами своей удивительной работы

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика — Жизнь на Wonderzine

Недавно мы выясняли, как бороться с паникой в экономической сфере и что делать с деньгами в кризис. Новая инициатива Лиги безопасного интернета вскрыла еще одну проблему общества — растерянность перед интернетом и неутихающие разговоры о необходимости родительского контроля. Wonderzine поговорил с Анной Ларкиной, порноаналитиком в «Лаборатории Касперского». Она рассказала, что представляет собой ее профессия, как интернет категоризирует порно, стоит ли устанавливать родительский контроль и чего на самом деле стоит опасаться в интернете.

 

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика. Изображение № 1.

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика. Изображение № 2.

Анна Ларкина

порноаналитик

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика. Изображение № 3.

элина чеббоча

Профессии порноаналитика для большинства людей не существует. Вы можете объяснить, чем занимаетесь конкретно и что это вообще такое?

В принципе, порноаналитик — это человек, который анализирует порнографию. Звучит банально, поэтому все думают, что я целыми днями смотрю порно. На самом деле приходится иметь дело с довольно ужасными вещами, например, с насилием. Сразу вспоминается история про парня из YouTube, который тоже занимался подобной работой — просматривал видео на предмет насилия, и через полгода ему понадобился психиатр. Мне это не очень понятно — на самом деле совершенно необязательно все это рассматривать, достаточно зацепить информацию краем глаза. Основная работа происходит с url, а не с видео, с другой стороной сайта — с кодом — тоже много возни. Порноаналитик — это человек, который рассматривает насилие, порнографию, знает рецепты наркотиков и должен быть достаточно осведомлен со всех сторон. К примеру, чтобы задетектировать насилие в тексте песни норвежских блэк-металистов, необходимо знать как минимум пару названий групп подобной тематики, чтобы их поймать и заблокировать. Там, конечно, бывает полный ужас. Например, в песне говорится «я расчленил ребенка и обмазался его кровью». Мне кажется, что подобное надо ловить, и мы стараемся.

Кто формирует повестку на тему того, что является порно, насилием и прочим? Существуют ли какие-то гайдлайны, по которым вы ориентируетесь?

Мне кажется, это безоговорочно формируется обществом. Как можно понять, что это порно? А как понять, что что-то – еда или игрушки? Тяжелый, конечно, вопрос, об этом просто не задумываешься — ходишь по интернету, смотришь, и мгновенно приходит понимание: да, это порно, нет, это не насилие. 

А как появилась эта профессия и кто был в ней первым?

По моим ощущениям, эта профессия должна была появиться с возникновением самого интернета, так как порно проникло туда практически мгновенно. Найти самого первого аналитика нереально, поисковики на эту тему ничего не говорят. Очевидно, это был какой-то человек, который задумался о том, как оградить от этого детей.

К разговору про детей. Вы наверняка читали про последнюю инициативу Елены Мизулиной. Она создала базу невинных образов детского порно. Вы входите в категорию людей, которые как-то к этому причастны?

Нет.

То есть ей помогают это делать какие-то другие люди, тоже фактически порноаналитики?

Скорее всего, это кто-то из Роскомнадзора, я не имею вообще никакого отношения к госдеятельности. Государство блокирует, а мы детектируем.

 

 

 Есть дети, которые хотят и найдут. А есть те, которые не хотят, — а им поисковик выдает порнорезультаты

 

 

С технической стороны как происходит поиск порно? Вам же не падают на почту ссылки на видео? 

У нас есть очень умные роботы. Мы их изначально обучили, надрессировали и напичкали информацией, с помощью которой они бегают по интернету и категоризируют его. Мы постоянно даем им какую-то новую информацию. Чем лучше информирован робот, тем больше сайтов мы видим и детектируем. Вручную мы почти ничего не делаем, кроме того, что скармливаем ему свежую актуальную информацию. Взять тот же норвежский блэк-метал: появилась новая песня — скормили ее роботу, он о ней уже знает и он ее уже ловит. Раскрыть подробную информацию о движке я не могу — это рабочий момент. Могу разве что добавить, что он очень продвинутый, это не просто черные и белые списки — это гигантская база на 10 языках, и у нас практически все автоматизировано. Когда я начинала работать, мы все искали и блокировали руками. За более чем пять лет наша база выросла раз в 100, если не больше, и расширилась по языкам.

Есть какие-то вещи, которые робот не ловит? есть такая urban legend, что поиск по картинкам не может отличить негра от члена, что черный член очень сложно детектируем — это правда?

Да. За четыре года мы сделали упор не на детектор картинок, а на расширение базы с текстовой точки зрения. Значительно важнее иметь больше текстовой информации об интернете, чем распознавать картинки. На каком сайте может быть картинка с членом? Понятно, что на порнографическом. Хотя бывает, что члены, и не только они, попадаются не на порносайтах, но мы все равно это ловим. 

Как вы сами относитесь к идее родительского контроля? У меня сестра и брат — подростки, и я прекрасно понимаю, что какой бы родительский контроль ты ни ставил, они найдут все, если им захочется. Кроме того, они знают про секс, хотя мы никогда с ними про это не разговаривали. Зачем это нужно, если все равно найдут?

Есть дети, которые хотят и найдут. А есть те, которые не хотят, — а им поисковик выдает порнорезультаты. Родительский контроль в первую очередь защищает от случайного попадания, а затем уже намеренно блокирует сайты. Если ребенок захочет зайти посмотреть порнографию на «порнхабе», то родительский контроль этого не позволит. А если он ищет реферат и выпадает порнобаннер или поп-апом выпадает порносайт — это ужасно, и родительский контроль от этого защищает. Например, моя племянница увидела на сайте «Первого канала» фотографию трупа. Впервые в жизни. Это был анонс какой-то передачи, и после этого она позвонила мне и расплакалась, сказала «я не хочу этого видеть». Я быстро поставила ей родительский контроль. Я очень люблю свою профессию не за то, что там можно смотреть порно, а именно за нереальную пользу, которую она приносит, и эту пользу можно увидеть.

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика. Изображение № 4.

 

А вы сами когда впервые увидели порно?

Я нашла у родителей в шкафу кассету и посмотрела ее, мне было восемь лет. Шока не было, да и это классическая история у людей моего возраста. Все натыкались более-менее случайно. Помню, что села на диван и подумала: я так никогда не буду делать. В интернете этого слишком много — если бы он был у меня в детстве, да еще и без блокировки, то я наверное была бы морально более раскрепощена, если выражаться корректно. Очень много всякой грязи. Хотя с другой стороны, многое из этой грязи надо целенаправленно искать, а искать бы я не стала.

Но ведь порно, будем откровенны, это секс  мы все этим занимаемся, просто не снимаем. А вот насилие страшнее, но в России с чернухой не борется никто, а с порно — все. Почему так происходит?

На самом деле много ума и сил, чтобы победить порнографию, не нужно. Родительский контроль обязан детектировать эту категорию очень и очень хорошо, потому что это достаточно просто. Со стороны можно сказать, что сейчас все очень зациклены на порно. Года два назад у государства и борцов за защиту детей в интернете был тренд «наркотики». Насилие никто не забывает, просто говорят об этом меньше.

А вам не приходилось слышать истории или встречаться с детьми, которые как-то овладели всякими vpn и TOR, и они ваш родительский контроль, так сказать, вертели?

Лично не встречалась, но истории такие слышала. Это единичные случаи. Если ребенок в состоянии взломать контроль Касперского, то, возможно, он не нуждается в защите. Может, он уже настолько умный и сознательный, что смысл в этом теряется. Такой ребенок знает, на что идет, заходя на порносайты.

А вам не кажется, что эта история больше про ханжество, чем про настоящую защиту детей? В массах непопулярна история «воспитывайте лучше ваших детей, и тогда они не будут искать сайты с насилием и трахающимися лошадьми»? Все наоборот: воспитывай как хочешь, но в интернете они не будут видеть порно.

Тенденция сейчас такая: то поколение людей, у которых был интернет в детстве, вырастает и уже заводит своих детей. Эти новые дети будут в гораздо большей безопасности, чем дети, родившиеся у людей без интернета в юности. Я своим будущим детям все грамотно объясню (даже в отрыве от моей работы), так как прекрасно понимаю, что такое интернет и на что там можно наткнуться. Мои сверстники — 25–26 лет — такие же, у всех был интернет лет с 15. Неосведомленность родителей со временем уйдет, но сейчас это огромная проблема. Родители покупают детям компьютер-планшет-телефон, просто не зная, что это такое. Ну интернет и интернет, штука какая-то, пойду почту проверю. Именно до них нужно доносить, что в первую очередь надо самообразовываться, это уже необходимость. Другая крайность — полностью заблокировать ребенку интернет — тоже не выход. Если ребенок не знает, как работать с интернетом и с ноутбуком, то он будет плохо адаптирован в обществе, и от этого никуда не деться. Как правило, винить во всем приходится только родителей — они не доглядели и не знают. А родители ругают во всем интернет, а это как жизнь ругать.

 

 

У меня два монитора, и на одном из них я забыла закрыть картинку, где огромный конь
занимается сексом с женщиной

 

 

У вас были на работе какие-то случаи, ставящие в тупик?

Скорее, я ставила. У нас здесь опенспейс, и каждый может видеть, чем я занимаюсь. У меня два монитора, и на одном из них я забыла закрыть картинку, где огромный конь занимается сексом с женщиной. Коллеги, проходя мимо меня, впадали в ступор. Они останавливались, говорили «О, господи» и шли дальше. Где-то через десять минут я поняла, что что-то не так — а, точно, конь тут. Но самое ужасное, что было, — это когда я прочла интервью с борцом за права зоофилов на одном из сайтов. Рассказала коллегам, хотя они шарахались от меня, но я говорила «не могу в себе это держать, выслушайте, пожалуйста!». Когда ты видишь подобные нелицеприятные сайты — это одно, но когда читаешь интервью с человеком, который описывает свои ощущения, то эффект совсем другой. Это самое ужасное, что есть, так как визуально все это не так страшно. Гораздо страшнее какие-то психологические вещи.

Вообще, порно, которое вы сортируете, как-то делится по категориям?

В продукте, который можно купить, мы просто блокируем сайты, и там ничего не делится. То есть категорию BDSM мы не отделяем от «малолеток» — порно есть порно. Но сейчас мы делаем серьезный большой проект, где разделили порнографию и эротику, ЛГБТ. Кто хочет видеть какую-то из этих категорий, тот уберет галочку. Есть еще категории «белье», «секс-шопы», «sex education» и «знакомства 18+».

А в «sex education» что входит и что в нем такого плохого? Это же необходимо сейчас.

Там статьи на Википедии про секс. Они безобидные, но детям в 5 лет лучше это не видеть, так что пусть детектируется. Эта категория придумана для очень маленьких детей. Есть вещи, за которые отвечать должны сами родители. Ну вот, к примеру, взрослый искал порно в «Гугле», залогинившись под своим аккаунтом, а в браузере такая информация собирается для последующего анализа рекламных предпочтений. Поэтому когда ребенок приходит и заходит на свой любимый детский сайт, то видит там контекстные баннеры с порнографией. Наверняка вы замечали, что когда ищете билеты на самолет или гостиницы, то потом на сторонних сайтах появляется реклама booking.com — то есть браузер выдает рекламу согласно вашим недавним запросам. Здесь та же история. С баннерами справиться элементарно — достаточно включить антибаннер, у них простое техническое строение и они все более-менее хорошо работают. Каждый добросовестный продукт, обеспечивающий безопасность в интернете, должен его содержать.

Возвращаемся к разговору о том, что все это задача родителей.

В первую очередь родителей, а во вторую — родительского контроля. Результат будет только в совокупности. Родитель должен объяснять вещи, которые контроль не сможет заблокировать, например, cyberbullying — кибертравля. Ни один РК (родительский контроль — Прим. ред.) в мире не может сказать, что он это победил, так как проблема психологическая. Поймать одноклассника, который пишет сообщения достаточно взрослому подростку в фейсбуке, достаточно непросто. Возраст, когда кибербуллинг особенно действенен, — это 13–17 лет, а с этого момента и до двадцати лет родители зачастую уже расслабляются и перестают следить за ребенком. Против порнографии, наркотиков и другой горы хлама родительский контроль, конечно, поможет.

Анна Ларкина 
о профессии порноаналитика. Изображение № 5.

 

А ваши родители знают, чем вы занимаетесь?

Когда я устроилась на работу, мне было 20 лет, и я им сказала: «Порнографию приходится смотреть и фильтровать, изучать рецепты наркотиков. В общем защищаю детей в интернете». Папа работает в МВД, так что сказал: «Ну, молодец». Мама, конечно, более эмоциональная. Спрашивает, зачем мне это надо — «портить свое эстетическое восприятие мира». Да и вообще интересуется, не тяжело ли мне на это смотреть каждый день. Я ей отвечаю, что несу пользу. Девушкам легче все это пережить, парни слабее в этом плане. Только один раз случилось, что было особенно тяжело — когда я весь день смотрела кучу новостей, как убивают Каддафи. Восемь часов подряд. Я встала и пошла в бар. Такое редко бывает. Иногда я, конечно, негодую, вскакиваю с места и навожу панику, но это скорее театр, особенно внутри ничего не дергается.

Вы все знаете о пользователях, которые размещают порно?

Вы говорите о блокировке угрозы на корню? У нас нет противостояния с порнодеятелями, мы не сотрудничаем с ними, не знаем их в лицо. Человек, размещающий обычную порнографию, не является преступником. А детскую — является, но ловить их — не наша задача. Наша задача — детектировать контент. За всю историю к нам не обращались с просьбой найти таких людей ни разу.

А с точки зрения контента, в России реально создать один большой китайский файервол?

Это бессмысленно все. Люди склонны преувеличивать проблему. Единый реестр — это инструмент, который блокирует контент, запрещенный в стране. Обычное порно туда не входит. В любой цивилизованной стране есть подобные законы, а наши еще достаточно мягкие. В США девочке присудили большой штраф за то, что она в твиттере написала, что такой-то сенатор дурак. Многие в интернете ведут себя очень свободно.

И приложение «Secret» тому подтверждение.

Его достаточно просто не устанавливать. Все боятся, что в интернете много какой-то информации, все не знают, как с этим бороться, и быстро хотят заблокировать. Та ситуация, которая у нас складывается, складывается во всем мире. Если ты в США хочешь зайти на сайт «Аль-Каиды», то тебе выдается огромный герб и надпись «заблокировано государством». Чем больше интернет входит в повседневную жизнь, тем больше люди понимают, как с этим работать. Я думаю, что лет через десять все разберутся и все будет функционировать без паники. Паника вызывается чем-то новым и неизвестным. Просто в интернете очень любят покричать: «О господи, нам сейчас все запретят!» Нет, все будет хорошо.

Фото анны ларкиной предоставлено «Лабораторией Касперского».

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.