Views Comments Previous Next Search

ЖизньЧему нас учит
современный психоанализ

Психоаналитик Александр Бронников о сексуальности, оговорках по Фрейду и единорогах

Чему нас учит
современный психоанализ — Жизнь на Wonderzine

Психоанализ за последний век прочно слился с массовой культурой, поэтому каждый считает, что если он знает слова «бессознательное», «эдипов комплекс» и «эго», то может врачевать душу и понимает все механизмы сексуального влечения. Это, естественно, не так. Психоанализ — сложная теория, которая применяется строго индивидуально и не имеет точно прогнозируемого эффекта. Знаменитый философ Карл Поппер считал, что психоанализ не научная теория, так как его нельзя опровергнуть. При этом не существует ни одного утверждения или проблемы, которые психоанализ не способен был бы объяснить. Чтобы хоть как-то разобраться в том, какими инструментами в деле решения человеческих проблем владеет психоанализ, правда ли в основе всего лежит сексуальное влечение и как эволюционировала эта теория со времен Фрейда, мы обратились к Александру Бронникову, президенту группы «Фрейдово Поле — Россия».

Текст: Лиля Брайнис

Чему нас учит
современный психоанализ. Изображение № 1.

Зигмунд Фрейд

 

Кто такой Фрейд для психоанализа,
что такое сознательное
и бессознательное

Есть два Фрейда. Один Фрейд — герой анекдотов и настоящий Фрейд — человек, которого обсуждают интеллектуалы вроде Сартра. Основная идея основоположника психоанализа была не в том, что все имеет сексуальный смысл, а в том, что сексуальность бессознательна. Бессознательное — это то в себе, чего ты не знаешь. Поэтому сексуальность — это то, о чем ты не знаешь. Даже взрослые люди, которые, казалось бы, знают, на самом деле ничего не представляют.

Бессознательное — это такая штука, о которой мы получаем представление через ошибку, оговорку или промах. Хотел сказать одно — сказал другое. И тогда сексуальность одновременно становится тем, чего человек про себя не знает, и тем, о чем он узнает через ошибку. Представим, что ошибки не было бы и человек не мог бы случайно оговориться. Как животные или роботы. Тогда это отсутствие упразднило бы само измерение человеческого. Человек перестал бы существовать, а остались бы только животные или роботы. Поэтому сексуальность — всегда сюрприз.

В чем разница между любовью и желанием
с точки зрения психоанализа

В тексте «Об унижении любовной жизни» Фрейд рассказывает про причины психической импотенции, которая состоит в том, что любовь и желание разделены. Когда любят одну, а желают другую. Например, живут с женой, а спят с проституткой. И что желание мужчины почему-то подвержено такой центробежной силе. Перед нами логика, где существует выбор «либо-либо»: либо любовь, либо желание. В современном психоанализе этот выбор называется «отчуждение», которое Жак Лакан объясняет на примере выбора «кошелек или жизнь». Выбираешь кошелек — теряешь все. Если выбираешь жизнь, то что за жизнь без кошелька?

Этот выбор очень точно описывает злоключение субъекта с любовью и желанием. Чтобы понять, как из этого логического тупика выбраться, нужно понять, с чем связаны любовь и желание. Суть психоанализа в том, что называется «talking cure» — определение, которое дала первая пациентка Фрейда, — «лечение речью». К речи можно по-разному относиться. Человек — говорящее существо, и от того, как он вписан в речь, будет зависеть то, как он выстраивает свои отношения в любви.

Что такое желание

Желание — это не потребность и не требование. Желание — это когда не хватает слова. Мы желаем не того, что требуем. Желание бессознательно, человек о нем ничего не знает. Сексуальное желание возникает в форме загадки, и его невозможно удовлетворить с помощью объекта. К примеру, единорог существует? Как объект физического мира — нет, но он обладает речевым бытием и у некоторых есть фобии единорогов. Боятся они «их», «этих единорогов», которые есть только как речевые существа. И этот страх — совершенно реальное чувство. Люди способны испытывать настоящие чувства к фантомам, существующим только в речи. Так вот, желание обладает только речевым бытием.

 

 

 Единорог существует? Как объект физического мира — нет,
но он обладает речевым бытием и у некоторых есть
фобии единорогов

 

 

Слово получает свое значение только в контексте фразы. У Пикассо есть красивая мысль: «Я не ищу и нахожу». Она долго была девизом психоаналитика Жака Лакана. Можно привести пример из его практики. Одна клиентка Лакана испытывала тревогу и в кошмарах просыпалась каждый день в 5 утра. Она рассказала, что во время войны гестапо ровно в пять утра шарило по городу и забирало людей. А поскольку она была еврейкой, то очень боялась, что за ней тоже придут. Несмотря на то, что война закончилась, ее тревога никуда не делась. Она спросила у Лакана: «Это когда-нибудь пройдет?» На что Лакан ответил: «Нет». И она продолжила рассказывать про гестапо. Потом в какой-то момент Лакан провел ей ладонью по лицу и на этом закончил встречу. Ее тревога прошла. По-французски этот жест называется «geste à peau» — «жест по коже», или «гест а по». Это пример того, как работают современные психоаналитики.

Что означают оговорки по Фрейду

Когда человек оговаривается, он вдруг говорит что-то и не знает, что говорит, так как у слов всегда чуть больше значений. Например, человек вместо слова «текст» говорит «секс». И тогда мы сталкиваемся с тем, что непонятно. Для психоаналитической этики отсутствие понимания — это возможность сюрприза, находки. Обретение чего-то, чего еще не было, и есть желание. Это снимает вопрос «что делать?», так как смысл в том, какую занять позицию по отношению к непонятному. Фрейд сумел занять этическую позицию, что бессознательное — это не просто потеря смысла, но еще и находка. Поэтому оговорки — это повод для анализа, но не осуждения, внутреннего и внешнего.

 

  

Жак Лакан

Чему нас учит
современный психоанализ. Изображение № 2.

 

Что происходит в современном психоанализе

Одна из функций психоаналитика состоит в том, чтобы вопросы возникли там, где их еще не было. Это дает человеку возможность узнать то, чего он сам не знал и не знал его аналитик. Вот, например, вы хотите говорить просто или даже упрощенно. Это парадоксальная и довольно опасная вещь. Почему вообще нужно публиковать только понятные тексты? Лакан говорит о триумфе религии в будущем, потому что религия дает смысл всему непонятному. Это практика прибавления. Современный же психоанализ — это практика вычитания. Есть такой способ наслаждаться — придавать всем вещам мира смысл. Лакан отсылает религии примерно такое же анекдотическое обвинение, какое массмедийная культура отсылает Фрейду — Фрейд придавал всему сексуальный смысл. Впрочем, какая разница, какой смысл придавать всему: сексуальный, научный или религиозный.

Допустим, мы могли бы сказать, что психоаналитическое лечение — переход от трагедии к комедии. Для того чтобы понимать механизм излечения, нужно понимать, что такое страдание, от которого хотят излечиться. Страдание — это когда что-то прочитываешь однозначно. Механизм излечения состоит в том, чтобы немного научиться читать. Пациентка говорит: «Вот трагедия в моей жизни, я вчера как обычно опоздала на вождение». И потом она читает это и появляется слово «наваждение».

Кто такой мужчина в психоанализе

Обычно, когда люди приходят к аналитику, они отлично знают, кто такие мужчины и женщины. И это «слишком хорошее знание» заставляет людей страдать. Например, некоторые думают, что мужчины — это те, кто должен зарабатывать деньги. Или что женщины — это те, кто должен быть объектом желания для мужчины. И эти смыслы уже дают ответы. А когда у тебя есть ответы, ты уже ничего не хочешь — само желание исчезает. Для психоаналитиков мужчина — это не носитель пениса, то есть нет конкретного качества, которое могло бы отличить мужчину от женщины. Представьте, что кто-то хочет научиться играть в шахматы. И вы говорите ему: «Конь отличается от слона тем, что у коня грива». Это безумие, так как человек ничего не узнает про отличие коня от слона на шахматной доске. Таким же безумием будет сказать, что мужчина отличается от женщины тем, что у него есть пенис.

Мне кажется, мужчина — это тот, кто хочет женщину. Следуя Ницше, Хайдеггеру и Лакану, можно сказать, что «алетейя» (истина) — это женское божество. И тогда желание женщины связано с желанием истины. Женщина существует примерно в том же качестве, что и единорог. Одна из фраз Лакана: «La femme n’existe pas» («Женщина не существует») — с акцентом именно на «La», определенном артикле. В русском языке нет определенных и неопределенных артиклей, чтобы это описать.

 

Чему нас учит
современный психоанализ. Изображение № 3.

 

Главный объект изучения в психоанализе

Самый главный объект, который изучают психоаналитики, называется «это не то». Имя объекта — «это не то», которое возникает в тревоге. Тревога — это когда не знаешь, кто ты в глазах другого. Про объект «не то» можно много говорить в контексте любви. Когда люди приходят и говорят: «Это не то», — они не знают, что именно «то», но точно знают, что все окружающее их — «не то».

«То» не существует, но это не повод грустить, потому что иногда от промахов рождается остроумие. Остроумие — это когда говоришь что-то «не то». Например, хотел сказать одно слово, а сказал другое, и это смешно. Одна пациентка сказала, что у нее есть фобия — переходить дорогу. А психоаналитик спросил: «Вы боитесь переходить дорогу кому?» Она отвечает: «Я боюсь переходить дорогу своей маме». Таким образом, психоаналитическая интерпретация похожа на остроумие. Шутка тоже строится на смещении смысла.

Что случилось в психоанализе
после Фрейда

После Фрейда в психоанализе не появилось ничего нового. Или можно сказать иначе — появилось «ничего» в качестве обращения Жака Лакана к теории множеств, где есть пустое множество «ничего». И это «ничего», связанное с нехваткой чего-то, отсылает нас к желанию, которое было можно лучше всего объяснить с помощью теории множеств. Поэтому современным психоаналитикам очень легко разговаривать с физиками и математиками. Можно сказать так: «ничего нет — это пустое множество». И «есть одно ничто — это множество, внутри которого есть пустое множество в качестве подмножества». И это позволяет нам высказать ряд интересных вещей про желание и про человеческое существо. Современный композитор Кейдж, который иногда писал лекции, как-то сказал: «Медленно мы понимаем, что движемся из ниоткуда в никуда. И это удовольствие».

 

 

 Современным психоаналитикам очень легко разговаривать
с физиками и математиками

 

 

Движение из ниоткуда в никуда Фрейд открыл под именем «повторение», которое может вызывать жуткое страдание от того, что в жизни происходит одно и то же. Современные психоаналитики, которые слушали Кейджа и Лакана, читали теорию множеств, знают, что движение из ниоткуда в никуда может вызывать счастье и удовольствие. Движение из ниоткуда в никуда — это не движение от одного блага к более хорошему благу, как предлагает нам капиталистическое общество. Была одна женщина — стала получше женщина. Была одна машина — стала получше машина. При таком подходе женщины сводятся к машинам.

Понятие нормы в психоанализе

Психоанализ говорит, что современное общество бредит понятием нормы. Есть даже такая фраза: «Нет ничего более сумасшедшего, чем быть нормальным». Норма упрощает нас до воображаемого идеала. Люди желают нормы, потому что они ненормальные. Желать нормы — это быть больным. Норма часто понимается в воображаемом ключе. Это некий воображаемый идеал. Когда смотришь в зеркало и думаешь: «Что-то я сегодня ненормально выгляжу». Будущее психоанализа и чего-то нового в обществе, что может принести психоанализ, зависит от того, какое место будет у промаха и у ошибки. Например, в школьном дискурсе вы знаете, какое место у ошибки — ошибки надо исправлять. Психоаналитики говорят, что сексуальность — это ошибка и промах. А ошибка — это иногда удача, которая приносит счастье.

 

фотографии: coverphoto via Shutterstock, Wikimedia Commons

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.