Views Comments Previous Next Search

ЖизньИнтервью с главным пластическим хирургом России

Николай Миланов об операциях по перемене пола, женщинах с силиконовой грудью и косметологии как форме наркомании

Интервью с главным пластическим хирургом России — Жизнь на Wonderzine

Серия материалов о трансгендерах — людях, которые решили поменять внешние признаки пола — сподвигла редакцию Wonderzine на разговор с главным пластическим хирургом России Николаем Милановым, руководителем отделения пластической и челюстно-лицевой хирургии РНЦХ им. акад. Б.В.Петровского, который первым начал делать эти операции. В процессе разговор, помимо прочего, вырулил на увеличение груди, гиалуроновую кислоту и инъекции ботокса.

Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 1.

саша шевелева

  

Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 2.

Николай Миланов
пластический хирург

Если сравнивать пластическую хирургию в России и в других странах мира, мы сейчас на каком уровне находимся?

Качество развития пластической хирургии можно сравнивать, а уровень развития — нет. Например, в 2012 году в США было выполнено 402 тысячи маммопластик (операций по увеличению груди с помощью имплантатов. — Прим. ред.), в Бразилии — 436 тысяч, в России — 22 тысячи. Ринопластик в США сделали 106 тысяч, у нас — 6 тысяч. Конечно, наша российская статистика, в общем-то, недостоверная, потому что многие частные клиники скрывают количество операций, не все пациенты идут через кассу. Пластическая хирургия состоит из двух разделов: реконструкция и эстетика. Реконструкция — это исправление посттравматических, онкологических дефектов, врожденных патологий. А эстетика — это исправление возрастных изменений и тех черт, которые хотят исправить сами пациенты. Эстетика — это коммерческая отрасль, реконструкция — бюджетная.

К реконструкции относятся и операции по корректировке пола. Они тоже бесплатные?

Какие-то операции у транссексуалов были квотируемы (финансировались государством в рамках лечения пациентов с помощью высоких технологий. — Прим. ред.), какие-то — нет. Я объясню. Если квотируется операция по удалению матки, никто же не пытается выяснить, у кого это было сделано — у транссексуала или нет. Уретропластика (восстановление проходимости мочеиспускательного канала. — Прим. ред.) квотируется, если транссексуал поменял паспортный пол и идет на операцию. Она будет квотироваться по урологии. Мастэктомия (удаление груди. — Прим. ред.), когда из женщины делается мужчина и у него не сменены документы, — это, конечно, платная операция. А дальше, когда убирается наиболее видимый орган пола (грудь), они решают: либо они идут дальше, либо нет. Определенный контингент останавливается на этом. Паспорт меняется, когда удален орган, который не позволяет вернуться в прежнее состояние: если убрали матку — все, уже можно менять паспорт.

Во всех странах мира соотношение мужчин и женщин, которые хотят сделать корректировку внешних признаков пола, примерно одинаково: четыре мужчины на одну женщину.

Да, больше мужчин хотят стать женщинами, чем наоборот. Только соотношение меняется: было 1 к 9, сейчас 1 к 4. Раньше в России было больше женщин, которые хотели поменять пол, чем мужчин. Все тогда шутили, что мужчине у нас выжить легче, чем женщине. Мне трудно сказать, какая сейчас статистика: когда мы этим начинали заниматься в 90-х годах (во Всероссийском научно-исследовательском центре хирургии РАМН. — Прим. ред.), никто, кроме нас, этого не делал, и вся статистика зависела от нас. Потом этими операциями стали заниматься коммерческие клиники. Учитывая их серость, не всегда такие операции проводились по показаниям. Им безразлично, кого оперировать, поэтому в последнее время есть достаточно большой контингент больных шизофренией, которым начали менять пол. Приходит человек и говорит: «Я хочу изменить пол, удалите мне грудь», или: «Я хочу изменить пол, увеличьте мне грудь». И вперед. Хотя в нормальных клиниках, которые занимаются транссексуалами, грудь увеличивается в самую последнюю очередь: сначала делается низ, а потом — верх.

Вы сами что думаете о транссексуализме?

Когда речь идет о так называемом «ядерном типе», ярко выраженном настоящем транссексуализме, — это ошибка природы. Они не живут, они пытаются покончить жизнь самоубийством. У нас много было самоубийств в советское время, 30% из них пытались покончить собой, 18% доводили это до конца. У ядерных транссексуалов половая жизнь не стоит на первом месте, у них на первом месте — внешний облик в том поле, в котором они хотят себя видеть, и жизнь в том поле, в котором они хотят. Этим (допуском к операциям по корректировке внешних признаков пола. — Прим. ред.) занимаются комиссии в несколько человек, у них свои методы, как это выявить. Транссексуалы — это абсолютно нормальные люди. Среди них очень много талантливых и способных — может быть, даже больше, чем среди обычной популяции. Они очень держатся друг за друга, друг другу помогают. Это определенная группа людей, которые раньше были изгоями, а сейчас вы и не узнаете, что они — транссексуалы.

Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 3.

 Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 4.

А какие самые популярные пластические операции в Европе и в России?

Если говорить о статистике по всему миру, то на первом месте — маммопластика, на втором — блефоропластика (операция на веках. — Прим. ред.), липосакция (уменьшение жировой ткани. — Прим. ред.), а потом уже ринопластика (операция по изменению формы носа. — Прим. ред.) и абдоминопластика (уменьшение живота. — Прим. ред.). У нас на первом месте — блефоропластика, на втором — липосакция, на третьем — маммопластика, а потом — ринопластика и абдоминопластика, но это не очень точная статистика.

Если я правильно понимаю по этому хит-параду, у нас к пластическим хирургам обращаются люди пожилого возраста? Блефоропластику ведь не будет молодой человек делать?

Всех пластических пациентов можно разделить на три группы: первая группа — это женщины до 30 лет. Девушки хотят изменить нос, увеличить молочные железы, делают липосакцию (создают контуры) и послеродовую абдоминопластику, если растягивается живот. Вторая группа — это пациенты старше 60 лет, которые в основном делают веки и подтяжку лица. А пациенты с 30 до 60 лет — самая загадочная группа: там есть все.

Как вы сами относитесь к женщинам, которые приходят с навязчивым желанием увеличить грудь?

Нормально. А как вы считаете: это нормально, что женщина час проводит перед зеркалом, нанося макияж?

Но где та грань между коррекцией и вмешательством в свою природу? С одной стороны, я тоже носила брекеты, и если следовать философии естественности, то зубы можно было не исправлять, но вот увеличивать грудь?

К этому существует медицинское отношение: никто не будет оперировать без разрешения родителей девочку до 18 лет. Я никогда не скажу, что я считаю, что нужно увеличивать грудь, ставить протезы до того, как девушка родила. Это сложный вопрос, потому что не у всех складывается жизнь очень ровно, особенно в молодости. «У меня нет молодого человека, меня все бросают, у меня грудь маленькая». И невозможно ее переубедить, у нее возникает пунктик: она не знакомится с молодыми людьми, она уже не ходит на пляж, заталкивает себе салфетки и носит пуш-апы. Без операции этот пунктик не убрать.

Нельзя к психологу ее сначала отправить?

Я не могу, не имею права даже к психологу никого отправить. Я могу посоветовать. Клинический психолог должен лечить, выяснять причины, и он может сказать: «Ну, ребят, надо делать!»

Но насколько человек в 20 лет готов и зрел для такого решения? Вот сегодня девушка хочет себе грудь четвертого размера, а через пять лет перехочет?

Это другой вопрос. Я имею право отказать кому угодно и как угодно. Если я вижу, что этому человеку будет некрасиво, я не буду делать. Чем я отличаюсь от частных клиник — я работаю на государство, мое благополучие не зависит от этих операций. Я никогда себе не позволю делать то, что мне не нравится.

Это особенность менталитета — повернутость на внешности?

Это отсутствие самодостаточности. Им сделаешь протезы, они приходят и говорят: «Я хочу как у нее!» Они собираются и в сортирах щупают друг друга: «Почему у меня мягче, а у нее — жестче?» Это уже группа людей, которые не представляют себе, что можно отличаться от остальных в этой группе. Это беда, но, думаю, это все пройдет.

 

 Среди транссексуалов очень много талантливых
и способных людей — может быть, даже больше,
чем среди обычной популяции

 

 

Есть какие-то развитые региональные центры пластической хирургии?

Конечно. Это Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Челябинск, Екатеринбург, Санкт-Петербург. Хорошие, серьезные люди работают. В Томске, в Перми. Их немало.

Что сейчас происходит с судебными исками против пластических хирургов или клиник в случае неудачной операции? Насколько пациент в России может что-то отсудить?

Надо четко разбираться: то, что коновал сделал, а что — результат хирургических осложнений, которые могут быть. Если вам делают две пятых тела, ни один хирург не даст вам гарантию, что вы будете абсолютно симметричны. Выявляемая после операции асимметрия (одна железа больше, другая — меньше) — это не осложнение, а издержки метода. Другое дело, когда женщина приходит к хирургу и говорит, что надо подправить, а его начальство (владельцы частных клиник пластической хирургии. — Прим. ред.) говорит: «Пожалуйста, плати деньги. Какие проблемы?» Не надо так к хирургам относиться, как будто они все рвачи. Им очень важно, чтобы и говорили о них хорошо, и работа была у них хорошая.

Женщины делают себе импланты, а как они потом кормят грудью?

Когда ставится имплант, молочная железа не затрагивается, протез ставится под мышцу либо под фасцию железы. Она затрагивается, если ставить имплант через ареолу, поэтому нельзя этого делать, если пациентка собирается рожать и кормить. Все может быть нормально, а может, сегмент какой-то закупорится, и будет мастит.

Когда я кормила грудью, она увеличилась на три размера. А что было бы, если бы у меня стояли импланты? Были бы огромные растяжки?

Да, потом что-то сокращается, а иногда приходится пиксию (подтяжку. — Прим. ред.) делать.

Женщина ставит импланты, кормит грудью, а потом приходит снова делать операцию?

Если кожа не сократилась, то да. У всех же по-разному. Я 13 лет веду пациентку, которая с протезами родила троих и кормила грудью. И у нее все как стояло, так и стоит. Это зависит от эластичности кожи.

Есть такое распространенное заблуждение, что надо выбирать: или я берегу грудь и не кормлю ребенка, или я кормлю ребенка — и Бог с ней, с грудью.

Есть такое понятие — инволюция молочной железы. Железа состоит из железистой ткани и жира. Вы толстеете — у вас за счет жира увеличиваются формы. Когда вы беременны, у вас увеличивается железа за счет железистой ткани, потому что она берет на себя лактацию. Можно иметь небольшую железу и полтора года кормить, а можно иметь большую и не иметь молока, потому что там один жир. С возрастом происходит инволюция железы, гипотрофия железистой ткани, она постепенно замещается жировой и соединительной. На эту инволюцию оказывает влияние как грудное вскармливание, так и возраст. Если не кормить, у вас все равно западет верхний край (груди. — Прим. ред.) с возрастом, и железа опустится за счет возрастной инволюции. Это будет на три-четыре года позже, но все равно будет. Поэтому неверно говорить, что лактация портит грудь. У некоторых грудь после лактации становится лучше, потому что не у всех железистая ткань возвращается к прежним размерам, у кого-то она остается (увеличенной. — Прим. ред.). Женщина после родов начинает поправляться, грудь становится красивее. Потом женщина решает сбросить вес, а кожа уже растянулась, и поэтому грудь опускается.

А что это за новая технология по пересадке собственного жира, с помощью которого увеличивают грудь?

Это липофилинг, о котором говорили 20-25 лет назад, а потом он был дискредитирован. Сейчас к нему опять возвращаются, потому что появились новые технологии взятия и обработки жировой ткани. Грудь так увеличить можно, только надо очень много жира. Объем молочной железы размера С — 500-600 кубиков. Значит, надо где-то взять полтора литра жира.

Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 5.

 

 Косметология — это наркомания.
Она не лечит, она замещает

 

 

 

Интервью с главным пластическим хирургом России. Изображение № 6.

Но жир же рассасывается?

Не весь, а частично, и у всех по-разному. Поэтому его надо довводить.

Это потом всю жизнь надо ходить добавлять?

Нет, это один-два раза, а потом он приживется. Но пока липофилинг не заменяет протезы.

И через сколько лет нужно заменять импланты?

На все импланты производители дают пожизненную гарантию. На самом деле, с ними ничего не должно происходить. Но человек взрослеет-стареет, железистая ткань уходит. Если поставили импланты при одном объеме груди — один вид, если грудь уменьшается, а протез уже стоит, он капсулируется, железа по нему стекает, и она висит. Тогда грудь надо подтягивать. Но существует правило в нормальных пластических клиниках: раз ты уже протез трогаешь, то лучше поменять. Все бывает. Бывает, протез и через год рвется, бывает, и через 15 лет рвется. Протезы существуют двух видов: гелевые и салиновые. Гелевые — стандартные, салиновые заполняются физраствором. Они раньше редко применялись, потому что там клапан есть, через который в протез закачивается жидкость. И когда вытаскивается этот клапан, потихоньку жидкость уходит, и он начинает хлюпать. Ходишь и хлюпаешь. Вот голливудские красавицы, которым через пупок вводят протезы, ставят эти салиновые (пустая оболочка тоненькая, сворачивается в трубочку, загоняется, там раздувается, и она год ходит). Через год хлюпающий вытаскивают и ставят новый.

А с лицом что происходит?

Надо приучать российских девочек с 13-14 лет ухаживать за лицом, обрабатывать перед тем, как выходишь на улицу, перед тем, как ложишься спать. Не надо в 15-16 лет применять скрабы, чтобы лицо было розовенькое. Тогда и результаты старения будут позже. Когда появляются мимические и возрастные морщинки, ухаживать за лицом уже поздно. Ведь что дает косметология? Косметология — это наркомания. Она не лечит, она замещает. Вот вы намазали лицо, и у вас после этого два-три часа все хорошо. А потом все возвращается на исходные позиции. Вы опять мажетесь и подсаживаетесь на эту косметику. Вы вкололи один раз ботокс, второй, но с каждым разом его действие все короче и короче.

против ботокса у меня предубеждение, это же яд. Как можно яд себе под кожу колоть?

А как люди себе прививки делают? Это же живая вакцина, тот же самый яд, только в маленьких дозах.

И как быстро заканчивается действие ботокса?

У кого-то первый эффект держится год, у кого-то — восемь месяцев. То же самое со всеми этими филлерами, такими, как рестилайн: у кого-то они быстрее рассасываются, у кого-то — медленнее. Я поэтому и говорю, что это наркомания. Вы ввели себе филлер на основе гиалуроновой кислоты, чтобы разгладить морщины. Пройдет какое-то время, кислота рассосется, надо вводить еще. В следующий раз ввели — она еще быстрее рассасывается.

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.