Views Comments Previous Next Search

ЖизньКлассное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы

Что мы пропустили, скучая на уроках литературы

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы — Жизнь на Wonderzine

К началу нового учебного года Wonderzine вспоминает эротические эпизоды литературных произведений из обязательной школьной программы, которые в свое время здорово повлияли на наше восприятие сексуальных отношений. Если вы постигали науку страсти нежной не на уроках литературы, а где-то еще, смотрите, что вы пропустили.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 1.

Александра Шевелева

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 2.

А. С. Пушкин

«Руслан и Людмила»

Хазарский царь Ратмир, соперник Руслана, отправляется на поиски Людмилы, но не доезжает, окруженный полунагими южными девами, которые предлагают ему отдохнуть с дороги, перекусить и попариться в бане. Наверное, этот отрывок учит пятиклассников целеустремленности и настойчивости в достижении цели. Словом, не надо терять голову: важно помнить, зачем вы отправляетесь в путешествие. 

 

 

В молчанье дева перед ним
Стоит недвижно, бездыханна,
Как лицемерная Диана
Пред милым пастырем своим;
И вот она, на ложе хана
Коленом опершись одним,
Вздохнув, лицо к нему склоняет
С томленьем, с трепетом живым,
И сон счастливца прерывает
Лобзаньем страстным и немым…

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 3.

 

 

 

 Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 4.

 

Н. М. Карамзин

«Бедная Лиза»

Главное, что узнает невинный школьник на уроках литературы: секс — дело опасное, от него тонут в реке. Единственный вывод, который здесь напрашивается: продаешь ландыши — вот и продавай. Не путай бизнес и личную жизнь и не вступай в интимные отношения с собственными покупателями.

 

 

Она бросилась в его объятия — и в сей час надлежало погибнуть непорочности! Эраст чувствовал необыкновенное волнение в крови своей — никогда Лиза не казалась ему столь прелестною — никогда ласки ее не трогали его так сильно — никогда ее поцелуи не были столь пламенны — она ничего не знала, ничего не подозревала, ничего не боялась — мрак вечера питал желания — ни одной звездочки не сияло на небе — никакой луч не мог осветить заблуждения. — Эраст чувствует в себе трепет — Лиза также, не зная отчего — не зная, что с нею делается... Ах, Лиза, Лиза! Где ангел-хранитель твой? Где твоя невинность?

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 5.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 6.

 

 И. С. Тургенев

«Отцы и дети»

29 лет — не тот возраст, в котором стоит предаваться безумствам в объятьях нигилистов. Деревня, хозяйство, размеренная жизнь, карты с соседом и учебники по экспериментальной физике Гано — вот что должно составлять тихую размеренную жизнь женщины после 25-ти.

 

 

Одинцова протянула вперед обе руки, а Базаров уперся лбом в стекло окна. Он задыхался; все тело его видимо трепетало. Но это было не трепетание юношеской робости, не сладкий ужас первого признания овладел им: это страсть в нем билась, сильная и тяжелая — страсть, похожая на злобу и, быть может, сродни ей... Одинцовой стало и страшно и жалко его.

— Евгений Васильич, — проговорила она, и невольная нежность зазвенела в ее голосе.

Он быстро обернулся, бросил на нее пожирающий взор — и, схватив ее обе руки, внезапно привлек ее к себе на грудь. Она не тотчас освободилась из его объятий; но мгновенье спустя она уже стояла далеко в углу и глядела оттуда на Базарова. Он рванулся к ней...

— Вы меня не поняли, — прошептала она с торопливым испугом. Казалось, шагни он еще раз, она бы вскрикнула... Базаров закусил губы и вышел.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 7.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 8.

 Л. Н. Толстой

«Война и мир»

Когда перечитываешь эпизод соблазнения Анатолем Курагиным Наташи Ростовой, не можешь не удивиться тому, как мало изменилась техника соблазнения за два столетия: слова, жесты, флирт с напряженными душными паузами и волшебная сила недоговаривания. Но что еще более поразительно — эти нехитрые приемы, эта манящая ложь работают четко, по щелчку. И снова, и снова, и снова. И в 15, и в 25, и в 30.

 

 

Потом она помнила, что попросила у отца позволения выйти в уборную оправить платье, что Элен вышла за ней, говорила ей смеясь о любви ее брата и что в маленькой диванной ей опять встретился Анатоль, что Элен куда-то исчезла, они остались вдвоем, и Анатоль, взяв ее за руку, нежным голосом сказал:

— Я не могу к вам ездить, но неужели я никогда не увижу вас? Я безумно люблю  вас. Неужели никогда?... — И он, заслоняя ей дорогу, приближал свое лицо к ее лицу.

Блестящие большие мужские глаза его так близки были от ее глаз, что она не видела ничего, кроме этих глаз.

— Натали?! — прошептал вопросительно его голос, и кто-то  больно сжимал ее руки.

— Натали?!

«Я ничего не понимаю, мне нечего говорить», — сказал ее взгляд.

Горячие губы прижались к ее губам, и в ту же минуту она почувствовала себя опять свободною, и в комнате послышался шум шагов и платья Элен.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 9.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 10.

 

 М. Ю. Лермонтов

«Герой нашего времени»

Как нас учит Михаил Юрьевич Лермонтов, в каждом рассказе о собственной сексуальной жизни должно быть место двойному ряду многоточий.

 

 

Дверь отворилась; маленькая ручка схватила мою руку...

— Никто тебя не видал? — сказала шепотом Вера, прижавшись ко мне.

—Никто!

— Теперь ты веришь ли, что я тебя люблю? О, я долго колебалась, долго мучилась... но ты из меня делаешь все, что хочешь.

Ее сердце сильно билось, руки были холодны как лед. Начались  упреки ревности, жалобы, — она требовала от меня, чтоб я ей во всем  признался, говоря, что она с покорностью перенесет мою измену, потому что хочет единственно моего счастия. Я этому не совсем верил, но успокоил ее клятвами, обещаниями и прочее.

— Так ты не женишься на Мери? не любишь ее?.. А она думает... знаешь ли, она влюблена в тебя до безумия... бедняжка!..

    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Около двух часов пополуночи я отворил окно и, связав две шали, спустился с верхнего балкона на нижний, придерживаясь за колонну.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 11.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 12.

 

Н. Г. Чернышевский

«Что делать?»

Вера Павловна и Дмитрий Сергеич несколько лет спали в отдельных комнатах и встречались только за завтраком. Но вот Верочке приснился дурной сон о том, что она не любит мужа, и супруги воссоединились в его спальне. Все-таки в супружеской жизни всегда есть возможность пересмотреть придуманные когда-то правила.

 

 

В это утро Дмитрий Сергеич не идет звать жену пить чай: она здесь, прижавшись к нему; она еще спит; он смотрит на нее и думает: „что это такое с ней, чем она была испугана, откуда этот сон?“

— Оставайся здесь, Верочка, я внесу сюда чай; не вставай, мой дружочек, я подам тебе, ты умоешься не вставая.

— Да, я не буду вставать, я полежу, мне так хорошо здесь: какой ты умный за это, миленький, как я тебя полюбила. Вот я и умылась, теперь неси сюда чай; нет, прежде обними меня! — И Вера Павловна долго не выпускала мужа, обнявши. — Ах, мой миленький, какая я смешная! как я к тебе прибежала! Что теперь подумает Маша? Нет, мы это скроем от нее, что я проснулась у тебя. Принеси мне сюда одеваться. Ласкай меня, мой миленький, ласкай меня, я хочу любить тебя, мне нужно любить! Я буду любить тебя, как еще не любила!

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 13.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 14.

 

Ф. М. Достоевский

«Преступление и наказание»

Федор Михайлович Достоевский, никак не способный изменить того, что его героиня — секс-работник, выгораживает ее искусным образом. В минуты сомнений «а не падшая ли я женщина?» автор этих строк в конце концов убеждается, что разврат все-таки коснулся ее лишь механически.

 

 

Конечно, он понимал, что положение Сони есть явление случайное в обществе, хотя, к несчастию, далеко не одиночное и не исключительное. Но эта-то самая случайность, эта некоторая развитость и вся предыдущая жизнь ее могли бы, кажется, сразу убить ее при первом шаге на отвратительной дороге этой. Что же поддерживало ее? Не разврат же? Ведь этот позор, очевидно, коснулся ее только механически; настоящий разврат еще не проник ни одною каплей в ее сердце: он это видел; она стояла перед ним наяву....

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 15.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 16.

 

И. А. Бунин

«Солнечный удар»

Чтобы добиться чудесного эффекта от курортного романа, Иван Алексеевич советует прекращать его на самом интересном месте.

 

 

Вошли в большой, но страшно душный, горячо накаленный за день солнцем номер с белыми опущенными занавесками на окнах и двумя необожженными свечами на подзеркальнике, — и как только вошли и лакей затворил дверь, поручик так порывисто кинулся к ней и оба так исступленно задохнулись в поцелуе, что много лет вспоминали потом эту минуту: никогда ничего подобного не испытал за всю жизнь ни тот, ни другой.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 17.

 

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 18.

 

Б. Л. Пастернак

«Доктор Живаго»

Не стоит доверять холостякам, фланирующим с бульдогом по Петровским линиям.

 

 

Она никогда не могла предположить, что он так хорошо танцует. Какие у него умные руки, как уверенно берется он за талию! Но целовать себя так она больше никому не позволит. Она никогда не могла предположить, что в чужих губах может сосредоточиться столько бесстыдства, когда их так долго прижимают к твоим собственным.

Бросить эти глупости. Раз навсегда. Не разыгрывать простушки, не умильничать, не потуплять стыдливо глаз. Это когда-нибудь плохо кончится. Тут совсем рядом страшная черта. Ступить шаг, и сразу же летишь в пропасть.

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 19.

 

 

 

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 20.

 

 

 М. А. Шолохов

«Тихий Дон»

От судьбы не уйдешь. Что тут скажешь.

 

 

От арбы оторвалась серая укутанная фигура и зигзагами медленно двинулась к Григорию. Не доходя два-три шага, остановилась. Аксинья. Она. Гулко и дробно сдвоило у Григория сердце; приседая, шагнул вперед, откинув полу зипуна, прижал к себе послушную, полыхающую жаром. У нее подгибались в коленях ноги, дрожала вся, сотрясаясь, вызванивая зубами. Рывком кинул ее Григорий на руки — так кидает волк к себе на хребтину зарезанную овцу, — путаясь в полах распахнутого зипуна, задыхаясь, пошел.

— Ой, Гри-и-иша… Гри-шень-ка!.. Отец…

— Молчи!..

Вырываясь, дыша в зипуне кислиной овечьей шерсти, давясь горечью раскаяния, Аксинья почти крикнула низким стонущим голосом:

— Пусти, чего уж теперь… Сама пойду!

Классное чтение:
10 эротических сцен
из школьной программы. Изображение № 21.

 

 Фотографии: Wikimedia Commons (3)

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.